Преступная небрежность в уголовном праве

Виды неосторожности

В соответствии со статьей 26 УК РФ, преступление, совершенное по неосторожности — это деяние, совершенное по легкомыслию или небрежности.

Небрежность является единственной разновидностью вины, при которой лицо не предвидит общественно опасных последствий, ни как неизбежных, ни как реально возможных.

Но это не означает отсутствие психологического отношения к наступлению таких последствий, а представляет особую форму такого отношения. Непредвиденнее опасных последствий свидетельствует о пренебрежении лица к интересам других граждан и требований закона.

Сущность преступления по небрежности заключается в том, что гражданин имеет реальную возможность предвидеть опасные для общества последствия, не проявляет необходимой внимательности и предусмотрительности, чтобы предотвратить указанные последствия, не превращает реальную возможность в действительность.

Понятие преступного легкомыслия означает, что виновный предвидит возможность наступления последствий, опасных для общества, не хочет их наступления и без достаточных оснований рассчитывает на их предотвращение. Но при этом гражданин не расценивает свои действия, как опасные для общества, хотя и осознает, что нарушает определенные права предосторожности.

Возможность наступления опасных последствий при преступном легкомыслии рассматривается, как абстрактная, так как человек пытается их не допустить, а расчет на предотвращение имеет реальные основания.

Понятие преступного легкомыслия означает, что виновный предвидит возможность наступления последствий, опасных для общества, не хочет их наступления и без достаточных оснований рассчитывает на их предотвращение. Но при этом гражданин не расценивает свои действия, как опасные для общества, хотя и осознает, что нарушает определенные права предосторожности.

Формы неосторожности в уголовном праве: понятие и характеристики

Неосторожность в уголовном праве – это форма вины, которая характеризуется легкомысленным расчетом на предотвращение опасных последствий деяния, или отсутствием предвидения наступления указанных последствий. Согласно 1 части 26 статьи УК РФ, преступлением по неосторожности признается действие, совершенное по легкомыслию или небрежности. Преступное легкомыслие и небрежность имеют схожие характеристики, но все же между ними есть разница. Неосторожность и ее виды в уголовном праве будут более детально рассмотрены в статье.


Привести пример легкомыслия в уголовном праве не сложно, ведь в судебной практике подобное встречается довольно часто. Преступления, совершенные по легкомыслию особенно часто совершаются в начале дачного сезона. Дачники жгут прошлогоднюю траву, рассчитывая на возможность справиться с огнем при выходе ситуации из-под контроля. Некоторые люди оставляют огонь без присмотра, впоследствии указывая на то, что начался дождь, и они рассчитывали, что он затушит костер и т. д.

Какие существую виды неосторожности в уголовном праве, наказуема ли она по законодательству РФ

Неосторожность и её виды в уголовном праве – это обособленная категория. Общее представление неосторожности, как проступка криминального характера, определяет 26 статья (ч. 1) Уголовного кодекса РФ. Численность правонарушений, совершённых по беспечности, легкомыслию, значительно меньше, нежели тех преступлений, предпосылкой которых явилась корыстность и злой умысел. Однако это никак не умаляет виновности их совершивших и не преуменьшает степени их тяжести.

  1. Как понимает беспечность закон
  2. Особенности квалификации преступной неосмотрительности
  3. Виды неосторожности
  4. Вред без вины и его правовая характеристика
  5. Преступная небрежность – как особая форма вины
  6. Видовое разнообразие преступной неосмотрительности
  7. Психологический аспект неосмотрительности и легкомысленности: меры профилактики

  • передача ВИЧ-инфекции;
  • порча предметов имущества;
  • передача сведений, являющихся государственной тайной.

VII Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум – 2015

Долгое время в психологии существовало представление, согласно которому реакции, поступки человека непосредственно связаны с воздействующими на него стимулами, исходящими из окружающего мира – это было упрощенное, схематичное понимание вопроса. В действительности воздействие внешнего мира на человека носит гораздо более сложный характер. Первым в психологии указал на это Д. Н. Узнадзе. Он предложил пользоваться понятием иногда осознаваемой, иногда полуосознаваемой, а иногда и вовсе неосознаваемой «установки» [3].

Примеры преступного легкомыслия

Чаще всего этот вид неосторожности можно показать на примере совершения одного из многочисленных и распространенных видов преступлений – против безопасности движения и эксплуатации транспорта.

Машинист будет привлечен к уголовной ответственности по ст.263 УК.

Впоследствии было установлено, что причиной смерти стала аллергическая реакция на введенный препарат, вызвавшая сердечную недостаточность.

2.2 Преступная небрежность как вид неосторожности

Преступная небрежность как вид неосторожной вины в законе характеризуется тем, что «лицо не предвидит возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло их предвидеть».

Интеллектуальное содержание небрежности характеризуется двумя признаками: отрицательным и положительным. Отрицательный признак небрежности заключается в непредвидении лицом возможности наступления преступных последствий и в отсутствии осознания противоправности совершаемого деяния (действия или бездействия).

Психическое отношение виновного к своему деянию при небрежности характеризуется неосознанием нарушения определенных запретов, непредвидением наступления преступных последствий, либо тем, что лицо, совершая волевой поступок, не сознает, что оно нарушает определенные правила (строительные нормы, правила обращения с оружием, спортивными снарядами, санитарно-эпидемиологические правила) либо всем понятные житейские меры предосторожности. Небрежность может характеризоваться также отсутствием волевого контроля, который утрачен по вине этого лица.

Положительный признак интеллектуального момента преступной небрежности состоит в том, что виновный должен был и мог проявить необходимую внимательность и предусмотрительность и предвидеть наступление фактически причиненных преступных (общественно опасных) последствий. Непредвидение последствий при небрежности свидетельствует о пренебрежении лица к требованиям закона, правилам общежития, интересам других лиц. Именно этот признак превращает небрежность в разновидность вины в ее уголовно-правовом понимании.

Волевой критерий преступной небрежности выражен в том, что лицо при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия. По существу лицо, действующее с преступной небрежностью, упрекают за то, что оно, имея реальную возможность предвидеть общественно опасные последствия своих действий, не проявляет должной внимательности, осмотрительности, заботы, направленной на то, чтобы не допустить общественно опасные последствия.

Обязанность предвидеть последствия своих поступков теоретически является характерным признаком для всех дееспособных здравомыслящих людей. Но, вопрос о возможности человека сознавать факт нарушения им каких-то правил и предвидеть наступившие в результате этого общественно опасные последствия должен решаться с учетом конкретной обстановки и индивидуальных особенностей лица, привлекаемого к уголовной ответственности.

В соответствии с этим в законе и науке уголовного права выделяются два критерия преступной небрежности: объективный(должен) и субъективный( мог) . Ответственность за преступную небрежность наступает лишь в случае, если лицо хотя и не предвидело возможности наступления преступного последствия, но должно и могло предвидеть его наступление. Должен ли был и мог ли виновный предвидеть последствия своего деяния, можно установить на основе объективного и субъективного критерия.

Объективный критерий носит нормативный характер и означает, что обязанность предвидеть общественно опасные последствия возлагается на определенных лиц, которые должны выполнять свои обязанности, строго соблюдая предписанные правила поведения, проявляя должную внимательность и предусмотрительность. Обязанность предвидеть основывается на прямом указании закона либо вытекает из профессиональных обязанностей лица, договорных, семейных отношений, правил общежития.

Однако для привлечения к уголовной ответственности одного объективного критерия недостаточно. Необходимо еще выяснить, мог ли конкретный человек, привлекаемый к уголовной ответственности, предвидеть общественно опасные последствия своего неправомерного поведения.

Субъективный критерий преступной небрежности означает индивидуальную способность лица по своим личностным качествам предвидеть наступление общественно опасных последствий. Личностными (сугубо индивидуальными) качествами виновного считаются образовательный, интеллектуальный уровень, наличие или отсутствие отклонений в психике, профессиональный и жизненный опыт, состояние здоровья на момент выполнения данных действий, состояние опьянения и другие. Выяснение названных качеств и сопоставление их с особенностями ситуации, в которой совершается деяние, позволяет установить, могло ли данное лицо предвидеть общественно опасные последствия.

Например, по приговору Центрального районного суда, санитарка Городского клинического противотуберкулезного диспансера №1 осуждена по ст. 109 ч.1 УК РФ – «Причинение смерти по неосторожности».

В июне 2007 года осужденная, исполняя обязанности сестры-хозяйки и совмещая их с функциями санитарки – ванщицы, осуществляла помывку находящегося на лечении тяжелобольного пациента. Женщина поместила потерпевшего в ванну, открыла воду и вышла из помещения ванной комнаты. В этот момент из крана потекла очень горячая вода, однако мужчина в силу своего заболевания не имел возможности самостоятельно передвигаться, а также позвать на помощь, так как был немой.

В результате этого потерпевший получил термические ожоги тела 1-2 степени, которые послужили причиной развития пневмонии и повлекли смерть больного. Санитарка была должна находиться рядом с больным, на что указывала инструкция. При должной предусмотрительности она могла предвидеть негативные последствия своего поведения, однако, не осознавая всю меру опасности угрожавшей больному, нарушила должностную инструкцию, что и привело к таким тяжким последствиям.

Суд признал санитарку диспансера виновной в смерти потерпевшего и определил ей наказание в виде 1 года лишения свободы.

Являясь видом неосторожной вины, небрежность имеет некоторое сходство с преступным легкомыслием. Общее для них в интеллектуальном критерии – отсутствие предвидения реальной возможности наступления общественно опасных последствий. Вместе с тем они различаются по целому ряду признаков, относящихся как к интеллектуальному, так и волевому критерию.

– при легкомыслии лицо предвидит абстрактную возможность наступления последствий, а при небрежности – не предвидит, однако должно (объективный критерий) и могло (субъективный критерий) их предвидеть.

– в легкомыслии он характеризуется легкомысленным расчетом на предотвращение преступных последствий, основанном на реальных жизненных обстоятельствах, при небрежности – непроявлением должного напряжения психических процессов, которое не позволяет ему предвидеть последствия своего поведения.

Иллюстрацией небрежности может служить следующее дело. Во время совместного распития спиртных напитков М. поссорился с К. и в тот момент, когда она поднесла фарфоровую чашку ко рту, чтобы напиться, ударил ее рукой по лицу. Разбившейся чашкой было причинено повреждение глаза, которое само по себе, по оценке экспертизы, явилось средней тяжести вредом здоровью, но повлекло стойкие изменения глаза и неизгладимое обезображение лица. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ изменила приговор суда, которым М. был осужден за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, и квалифицировала действия М. как причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности, поскольку, нанося удар по лицу, он не предвидел наступления тяжкого вреда здоровью, хотя должен был и мог предвидеть такие последствия.

Преступную небрежность как вид неосторожной вины необходимо отграничивать также от случайного, невиновного причинения вреда. Случай, «казус» может характеризоваться либо полным отсутствием как объективного, так и субъективного критерия преступной небрежности, либо отсутствием одного из них. О преступной небрежности (неосознанной неосторожности) может идти речь, когда на лице в силу тех или иных оснований лежит обязанность определенного поведения, исключающего наступление вредных последствий. При этом уголовное законодательство требует существования не одного из двух критериев ответственности – объективного или субъективного, а их одновременного наличия.

Для сглаживания проблематичности этого соотношения некоторые авторы выходят на оценку небрежности как на психологическую характеристику личности вообще. «Невнимательность, непродуманность, безалаберность, – считал А.А. Пионтковский, – свидетельствуют. о наличии определенного реально существующего действительного психического отношения к наступившим последствиям».

При невиновном причинении вреда лицо не предвидит, не должно и не могло предвидеть наступления общественно опасных последствий либо должно было, но не могло их предвидеть. Например, рабочий мясокомбината, играя в обеденный перерыв со своим приятелем, из озорства надел ему на голову бумажный мешок из-под костной муки. Остатки муки попали в глаза потерпевшему, в результате чего он ослеп. Объективный критерий в этом случае имеется – все рабочие названного предприятия должны знать свойства костной муки и не допускать нарушения правил безопасности при обращении с мешком. Однако субъективный критерий небрежности – лицо могло предвидеть наступление вредных последствий – здесь отсутствовал. Рабочий ранее не имел дела с костной мукой, не знал ее свойств, не прошел соответствующего инструктажа по технике безопасности.

Таким образом, если отсутствуют объективный и субъективный критерии преступной небрежности либо нет одного из них, лицо, допустившее наступление последствий, считается невиновным, а сами последствия расцениваются как несчастный случай. В части 1 статьи 28 Уголовного Кодекса РФ закреплена такая разновидность невиновного причинения вреда, которая в теории уголовного права именуется субъективным случаем или «казусом» и определяется так: «Деяние признается совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своих действий (бездействия) либо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть».

Законодательные формулировки легкомыслия и небрежности ориентированы на преступления с материальным составом. Вопрос о возможности совершения по неосторожности преступлений, имеющих формальный состав, является спорным.

Неосторожность в виде легкомыслия в преступлениях с формальным составом существовать не может по тем же соображениям, что и косвенный умысел. А вопрос о возможности существования небрежности в таких преступлениях должен решаться в соответствии с действующим законом.

Невиновным закон (ч. 1 ст. 28 УК РФ) признает совершение деяния, состав которого является формальным, «если лицо, его совершившее, не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своих действий (бездействия)». Из этого следует вывод: если лицо не осознавало общественной опасности своего деяния, но по обстоятельствам дела должно было и могло осознавать ее, деяние признается виновным. В этом случае вина выражается в неосторожности в виде небрежности.

Например, К. был осужден за неосторожное убийство, совершенное при следующих обстоятельствах. Закурив, он бросил через плечо горящую спичку, которая попала в лежавшую у дороги бочку из-под бензина и вызвала взрыв бензиновых паров. При этом дно бочки вылетело и, попав в С., причинило ему смертельное ранение. Учитывая данные обстоятельства, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ пришла к выводу, что смерть С. наступила в результате несчастного случая, поскольку в обязанности К. не входило предвидение и предупреждение фактически наступивших последствий, следовательно, он причинил их без вины. В данном случае казус был констатирован из-за отсутствия объективного критерия небрежности. Но практика знает немало примеров отсутствия вины, обусловленного отсутствием только субъективного критерия.

Легкомыслие и небрежность имеют единые психологические и социальные корни, порождаются одинаковыми отрицательными чертами личности: недостаточной осмотрительностью, внимательностью, заботливостью об общественных интересах.

Недостаточная осторожность при легкомыслии проявляется в оценке тех обстоятельств, которые, по мнению субъекта, должны предотвратить наступление общественно опасных последствий, поэтому можно сказать, что лицо не предвидит возможности непредотвращения последствий; при небрежности эта неосторожность проявляется в отношении самого характера деяния, в силу чего субъект не предвидит его возможные общественно опасные последствия. Общественная опасность лица, при легкомыслии и небрежности однотипна и выражается в отсутствии бережного, заботливого отношения к интересам общества, охраняемым уголовным законом.

Вторым общим признаком обоих видов неосторожности, отличающим ее от умысла, является отсутствие у субъекта сознания актуальной общественной опасности совершаемого деяния. При легкомыслии лицо предвидит абстрактную возможность наступления конкретных опасных последствий. При небрежности же виновный ни в какой форме не предвидит наступления общественно опасных последствий, поэтому нет оснований и для постановки вопроса о сознании общественной опасности совершаемого деяния. Такое сознание отсутствует и в случае причинения непредвидимых последствий в результате сознательного нарушения определенных правил предосторожности, поскольку и здесь нет предвидения конкретных общественно опасных последствий.

Наряду с общими признаками, легкомыслие и небрежность обладают специфическими признаками, отграничивающими их друг от друга. Их необходимо строго различать как для точного установления в деянии обвиняемого признаков неосторожной вины (в материальных составах должна установиться не «вообще» неосторожность, а либо небрежность, либо легкомыслие), так и для отграничения неосторожности от субъективного случая и от умысла.

Читайте также:  Как уменьшить срок лишения свободы по уголовному делу?

При известном несходстве между умыслом и неосторожностью по интеллектуальному элементу основное различие между ними заключается в разной направленности воли виновного. В умышленных преступлениях воля виновного направлена (прямо или косвенно) на причинение преступных последствий, а при неосторожности она направлена на совершение действия (бездействия), противоречащего требованиям надлежащей заботливости, осмотрительности, внимательного отношения к интересам других лиц.

Таким образом, делая вывод по второй главе работы, мы можем установить, законодательное определение неосторожности охватывает все встречающиеся в реальной жизни разновидности этой формы вины в преступлениях с материальным составом. Она исчерпывается двумя видами – преступным легкомыслием и преступной небрежностью.

Преступление признается совершённым по легкомыслию, если лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствии своих действии (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий.

Легкомыслие как вид неосторожности характеризуется интеллектуальными и волевыми моментами (критериями).

Преступная небрежность как вид неосторожной вины в законе характеризуется тем, что «лицо не предвидит возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло их предвидеть».

Интеллектуальное содержание небрежности характеризуется двумя признаками: отрицательным и положительным. Отрицательный признак небрежности заключается в непредвидении лицом возможности наступления преступных последствий и в отсутствии осознания противоправности совершаемого деяния (действия или бездействия).

Положительный признак интеллектуального момента преступной небрежности состоит в том, что виновный должен был и мог проявить необходимую внимательность и предусмотрительность и предвидеть наступление фактически причиненных преступных (общественно опасных) последствий.

Невиновным закон (ч. 1 ст. 28 УК РФ) признает совершение деяния, состав которого является формальным, «если лицо, его совершившее, не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своих действий (бездействия)». Из этого следует вывод: если лицо не осознавало общественной опасности своего деяния, но по обстоятельствам дела должно было и могло осознавать ее, деяние признается виновным. В этом случае вина выражается в неосторожности в виде небрежности.

Глава 4. Преступная небрежность.

Небрежность-это единственная разновидность вины, при которой лицо не предвидит общественно опасных последствий своего деяния никак неизбежных, никак реально или даже абстрактно возможных. Однако их непредвидение вовсе не означает отсутствие всякого психического отношения к наступлению таких последствий, а представляет особую форму этого отношения. Непредвидение последствий при небрежности свидетельствует о пренебрежении лица к требованиям закона, правилам общежития, интересам других лиц.

Сущность этого вида неосторожной вины заключается в том, что лицо, имея реальную возможность предвидеть общественно опасное последствия совершаемых им действий, не проявляет необходимой внимательности и предусмотрительности, чтобы совершить необходимые волевые действия для предотвращения указанных последствий, не превращает реальную возможность в действительность. Преступная небрежность представляет своеобразную форму психического отношения виновного к общественно опасным последствиям своих действий, где волевой элемент характеризуется волевым характером совершаемого виновным действия или бездействия и отсутствием волевых актом поведения, направленных на предотвращение общественно опасных последствий.

Преступление признается совершенным по небрежности, если лицо, его совершившее, не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своего действия или бездействия, хотя должно было и могло их предвидеть.

Непредвидение общественно опасных последствий отличает небрежность по интеллектуальному моменту от обоих видов умысла и от самонадеянности. Лицо, как правило, не задумывается над опасным характером своих действий, над тем, что этими действиями нарушаются правила предосторожности. Поэтому мысль о возможных вредных последствиях не возникает в его сознании.

Волевой момент преступной небрежности состоит в том, что виновный хотя и не предвидел возможности наступления общественно опасных последствий, но должен был и мог их предвидеть.

Объективный критерий преступной небрежности означает обязанность лица предвидеть возможность наступления негативных последствий при соблюдении должных для этого лица мер предосторожности. В статье 9 УК РФ он выражен словами «должно было предвидеть». Это исходит из профессиональных требований или иных специальных обязанностей лица, а также из предусмотрительности, основанной на жизненном опыте человека. Если на лице не лежала обязанность предвидеть и предотвратить фактически наступившие общественно опасные последствия, то их наступление не может быть поставлено в вину этому лицу.

Объективный критерий позволяет установить, каким образом должен вести себя любой гражданин в данном конкретном случае, но, определяя границы противоправного поведения лица, не может дать ответ на вопрос, была ли реальная возможность у конкретного человека предвидеть наступление негативных последствий. Для этого используется субъективный критерий, который в статье 9 УК РФ выражен словами «могло предвидеть». Он учитывает индивидуальные качества конкретного субъекта и обстановку совершения преступления.

Разграничить умышленную вину с преступной небрежностью значительно легче, чем с преступной самонадеянностью. Тем не менее, в судебной практике нередки случаи неправильной квалификации преступлений.

Таким образом, уголовная ответственность за преступную небрежность может наступить только тогда, когда будет установлено, что лицо при данных обстоятельствах не только должно было (объективный критерий), но и могло по своим личным качествам и свойствам (субъективный критерий) предвидеть наступление общественно опасных последствий деяния.

Во всех своих компонентах волевое содержание небрежности обусловлено
негативным характером ее интеллектуального элемента, тем, что виновный не
предвидит возможности наступления общественно опасных последствий.
Поскольку воля субъекта непосредственно не связана с наступившими
общественно опасными последствиями (они не являются ее продуктом), то
практически преступная небрежность устанавливается с помощью
интеллектуального ее элемента. Она является единственной разновидностью
вины, характеризующейся непредвидением общественно опасных последствий, и только при отсутствии такого предвидения возникает вопрос о наличии вины в форме преступной небрежности. Этот вид неосторожности определяется тем,
должен ли был и мог ли субъект предвидеть наступление общественно опасных
последствий своего деяния. Долженствование означает объективный критерий, а возможность предвидения – субъективный критерий небрежности.
Установление психического отношения к общественно опасному последствию при преступной небрежности представляет известные затруднения благодаря тому, что при ней у лица отсутствует всякое предвидение наступления такого последствия. Этой особенностью преступная небрежность отличается как от умысла, так и от другого вида неосторожности – преступной самонадеянности.

Непредвидение возможности наступления общественно опасных
последствий сближает небрежность со случайным, невиновным причинением
вреда, которое в литературе рассматривается как самостоятельный вид
психического отношения к общественно опасным последствиям. В отличие от
небрежности ”случай” характеризуется отсутствием объективного или
субъективного критериев, определяющих небрежность как вид вины.

Психологические картины неосторожности имеют глубокие социальные
корни. Они тесно связаны с установками, взглядами и принципами личности – с ее социальной позицией. Невнимательность, легкомыслие и т.д. проявившиеся в
неосторожном причинении ущерба общественным интересам, охраняемым
законом, коренятся в недостаточной значимости этих интересов для виновного, а отсюда – в недостаточно внимательном к ним отношением. Поэтому
неосторожность интересам общества. В то же время между умышленным и неосторожным совершением преступления в этом плане имеется существенное различие. Если при умысле наблюдается известная пропорциональность между ”злой волей” преступника, характером и направленностью его умысла и характером и тяжестью наступивших последствий, в неосторожных преступлениях такой, как и умысел, есть проявление отрицательного отношения лица к пропорциональности, как правило, нет: незначительная неосторожность, легкая неосмотрительность, простая забывчивость в определенных условиях, например при использовании техники, могут причинить огромный ущерб, вызвать человеческие жертвы.

Таким образом, состав преступления как средство для отграничения
преступных деяний от непреступных и как средство для установления различной степени общественной опасности запрещенных Уголовным Законом деяний имеет решающее значение для осуществления борьбы с общественно-опасными посягательствами на основе единой законности. Уголовное право считает обоснованным применение наказания лишь в том случае, если поведение лица угрожает существованию и целостности охраняемых правопорядком объектов. Не все то, что общественно опасно, является в то же время противоправным в уголовно-правовом смысле. Только определенная степень общественной опасности придает деянию преступный характер. Поэтому, неосторожность в преступлениях имеет существенное значение и является основанием для привлечения к уголовной ответственности

Список используемых источников и литературы:

Небрежность-это единственная разновидность вины, при которой лицо не предвидит общественно опасных последствий своего деяния никак неизбежных, никак реально или даже абстрактно возможных. Однако их непредвидение вовсе не означает отсутствие всякого психического отношения к наступлению таких последствий, а представляет особую форму этого отношения. Непредвидение последствий при небрежности свидетельствует о пренебрежении лица к требованиям закона, правилам общежития, интересам других лиц.

Преступная небрежность

Смотрите также:

Основы права

Право в медицине

Конституционное право РФ

Преступная небрежность. В соответствии с действующим законодательством (ч. 3 ст. 26 УК) для преступной небрежности характерно непредвидение возможности наступления опасных последствий при наличии обязанности (долженствования) и возможности предвидеть эти последствия.

Из прошлого законодательного определения преступной небрежности не было видно, каким должно быть психическое отношение виновного к своему деянию. Этот недостаток устраняется в ст. 26 УК РФ, где говорится о том, что преступление признается совершенным по небрежности, если лицо не предвидело возможности наступления опасных последствий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло их предвидеть.

Для преступления, совершенного по небрежности, характерно меньшее либо ошибочное осознание виновным фактических и социальных признаков деяния. Субъект не сознает, но обязан и имел возможность сознавать характер своих деяний.

В юридической литературе отмечается, что интеллектуальное содержание небрежности характеризуется двумя признаками: отрицательным и положительным*. Отрицательный признак небрежности заключается в непредвидении лицом возможности наступления преступных последствий и в отсутствии сознания противоправности действия или бездействия.

* См.: Рарог А.И. Указ. соч. С. 69.

Психическое отношение виновного к своему деянию при небрежности характеризуется сознанием нарушения определенных запретов и непредвидением наступления преступных последствий либо тем, что лицо, совершая волевой поступок, не сознает, что оно нарушает правила предосторожности, либо отсутствием волевого контроля, который утрачен по вине самого лица. При небрежности нет позитивной психологической связи между субъектом и наступившими последствиями его деяний.

Положительный признак интеллектуального момента преступной небрежности состоит в том, что виновный должен был и мог предвидеть наступление фактически причиненных преступных последствий.

Волевой момент преступной небрежности состоит в том, что виновный, имея реальную возможность предотвратить преступные последствия совершаемого им деяния, не активизирует свои психические силы и способности для совершения волевых действий, необходимых для предотвращения общественно опасных последствий, и, следовательно, не превращает реальную возможность в действительность.

Ответственность за преступную небрежность наступает лишь в случае, если лицо хотя и не предвидело возможности наступления преступного последствия, но должно было и могло предвидеть их наступление. Должен ли был и мог ли виновный предвидеть последствия своего деяния, можно установить на основе объективного и субъективного критерия. Долженствование — объективный критерий, а возможность предвидения — субъективный критерий небрежности. Объективный критерий позволяет установить наличие обязанности лица предвидеть возможность наступления преступного последствия при соблюдении обязательных для этого лица мер предосторожности. Должно ли было лицо предвидеть наступившие последствия или нет, можно решить исходя из правил техники безопасности, эксплуатации различных механизмов, служебного положения лица, его обязанностей и т.д.

Для решения вопроса о реальной возможности предвидения наступления преступного последствия необходимо рассматривать объективный критерий небрежности вкупе с ее субъективным критерием.

В законе субъективный критерий небрежности выражен словосочетанием: “могло предвидеть”, что означает способность конкретного лица в той или иной обстановке, при наличии у него необходимых личных качеств (опыта, компетентности, образования, соответствующего состояния здоровья и т.д.) предвидеть возможность наступления преступных последствий. При определении наличия преступной небрежности этот критерий имеет превалирующее значение, так как преступная небрежность может быть только в пределах возможного предвидения преступных последствий.

Легкомыслие и небрежность сходны в волевом моменте. И в том и другом случае отсутствует положительное отношение к возможному последствию. А различие этих видов неосторожности состоит в том, что при легкомыслии виновный совершает действия в надежде на предотвращение возможных последствий, а при небрежности виновному волевые усилия представляются либо полезными, либо нейтральными.

От преступной небрежности необходимо отличать невиновное причинение вреда (случай, казус), т.е. такую ситуацию, когда лицо не осознает преступного характера своего деяния или не предвидит возможности наступления преступных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть. Отсутствие обязанности и (или) возможности предвидения лицом вредных последствий — обстоятельство, исключающее вину данного лица, поэтому независимо от наступивших последствий лицо не может быть привлечено к уголовной ответственности.

Невозможность предвидения вредных последствий может быть обусловлена как личными качествами (низкий уровень интеллектуального развития, отсутствие опыта, стажа работы и т.д.), так и конкретной обстановкой, в которой совершались деяния.

В качестве примера случая (казуса) можно привести материалы из судебной практики.

К., закурив, бросил назад горящую спичку, которая попала в лежавшую у дороги бочку из-под бензина и вызвала взрыв паров бензина. При взрыве дно бочки вылетело и, попав в С., причинило ему смертельное ранение.

Содеянное можно отнести к невиновному причинению вреда (случаю или казусу), так как в обязанности К. не входило предвидение, что его деяния могут вызвать взрыв и причинить именно тяжкий вред здоровью и повлечь смерть потерпевшего.

В ч. 2 ст. 28 впервые к деяниям, совершенным невиновно, отнесены случаи, когда лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, но не могло предотвратить эти последствия в силу несоответствия своих психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам.

Новеллой УК РФ является ст. 27, в которой дано определение сложной (двойной) формы вины. Если виновный, действуя умышленно, причиняет тяжкие последствия, которые влекут более строгое наказание и которые не охватывались умыслом виновного, то уголовная ответственность за эти последствия наступает лишь при наличии неосторожности.

Сложная (двойная) вина характеризуется различным отношением лица к деянию и к последствию, она возможна лишь в материальных преступлениях, которые содержат последствия в качестве самостоятельного признака объективной стороны. В формальных преступлениях последствие неотделимо от действия, слито с ним, а поэтому психическое отношение к действию и последствию является только однородным.

Г.А. Кригер справедливо отмечал, что данную форму вины следует называть сложной (двойной). В этом понятии, по его мнению, должно отражаться соприкосновение умысла и неосторожности, которое не приводит, однако, к образованию качественно новой, третьей формы вины*.

* См.: Кригер Г.А. Определение формы вины // Советская юстиция. 1979. № 2.

В случае наступления более тяжких производных последствий необходимо установить каждую из форм вины (умысла и неосторожности) отдельно для прямого и производного последствия. Это дает возможность отграничить преступления со сложной (двойной) виной от смежных преступлений. Наступление более тяжких производных последствий, причиненных по неосторожности, порой превращает основной вид преступления в квалифицированный, отягчает ответственность. При посягательствах на личность установление сложной (двойной) вины позволяет разграничивать умышленное убийство и иные умышленные преступления, повлекшие смерть потерпевшего по неосторожности, которые, как правило, являются менее тяжкими. Установление формы вины в этих случаях имеет значение не только для правильной квалификации, но и для индивидуализации ответственности и наказания.

Отношение к уголовно противоправному деянию в определенной степени предопределяет отношение к последствию, а поэтому в абсолютном большинстве случаев эти отношения однородны. Отношение виновного к последствиям при сложной (двойной) форме вины является характерным для неосторожности. Желание или сознательное допущение производных преступных последствий при сложной (двойной) вине исключается. Поскольку в этом случае преступление в целом является умышленным, можно выделить несколько вариантов неоднородного отношения лица к деянию и производному опасному последствию: прямой умысел к деянию — легкомыслие к вредному последствию, прямой умысел к деянию — небрежность к последствию, косвенный умысел — легкомыслие, косвенный умысел — небрежность.

Читайте также:  С какого момента считается срок лишения прав

Поскольку сложная (двойная) вина характеризуется различным отношением лица к деянию и к последствию, она возможна лишь в материальных преступлениях, которые содержат последствия в качестве самостоятельного признака объективной стороны. В формальных преступлениях последствие неотделимо от действия, слито с ним, а поэтому психическое отношение к действию и последствию является только однородным.

Итак, вина — это многогранное понятие, характеризующее психическое отношение виновного к деяниям и последствиям.

Вина — определенное интеллектуальное и волевое отношение лица к совершаемому им деянию и возможным последствиям.

Законодатель формулирует возможные комбинации интеллектуальных и волевых процессов, протекающих в психике субъекта.

Такие комбинации обусловливают выделение форм вины (умысел и неосторожность) и их видов (прямой и косвенный умысел, преступное легкомыслие и преступная небрежность).

В содержании вины отражается отрицательное, пренебрежительное или недостаточно бережное отношение лица к интересам личности, общества.

Содеянное можно отнести к невиновному причинению вреда (случаю или казусу), так как в обязанности К. не входило предвидение, что его деяния могут вызвать взрыв и причинить именно тяжкий вред здоровью и повлечь смерть потерпевшего.

Статья 26 УК РФ. Преступление, совершенное по неосторожности

1. Преступлением, совершенным по неосторожности, признается деяние, совершенное по легкомыслию или небрежности.

2. Преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий.

3. Преступление признается совершенным по небрежности, если лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия.

Неосторожности в виде легкомыслия (как и косвенного умысла) в преступлениях с формальным составом быть не может, поскольку их психологическая сущность связана исключительно с отношением к общественно опасным последствиям, которые в таких составах не входят в предметное содержание вины. А вопрос о небрежности в таких преступлениях должен решаться в соответствии с действующим законом.

Преступная небрежность в уголовном праве

23. Неосторожность и ее виды. Отличие преступного легкомыслия от косвенного умысла.

Преступлением, совершенным по неосторожности, признается деяние, совершенное по легкомыслию или небрежности.

Легкомыслие как вид неосторожности характеризуется интеллектуальными и волевыми признаками.

Интеллектуальный признак легкомыслия состоит:

– из осознания виновным общественной опасности совершаемого действия (бездействия);

– предвидения возможности наступления общественно опасных последствий;

– осознания неправомерности совершаемого действия (бездействия);

– самонадеянного расчета на предотвращение общественно опасных последствий.

Волевой признак легкомыслия состоит:

– из активного нежелания наступления предвиденных общественно опасных последствий;

– самонадеянного отношения к обстоятельствам, с помощью которых лицо рассчитывало не допустить или предотвратить общественно опасные последствия.

По трем первым признакам интеллектуального критерия легкомыслие формально совпадает с косвенным умыслом.

Отличие легкомыслия от косвенного умысла :

– по содержанию трех первых признаков интеллектуального критерия и по глубине их осознания и предвидения. Сознание общественной опасности и противоправности здесь носит обобщенный характер: лицо лишь понимает, что совершает нежелательное для права и общества действие. Абстрактный характер носит и предвидение общественно опасных последствий.

– по четвертому моменту интеллектуального критерия – обстоятельства, на которые самонадеянно рассчитывает субъект, – это всегда реальные обстоятельства, которые в прошлом, возможно, неоднократно подтверждались, а в данной ситуации оказались недостаточными;

– по волевому признаку.

Небрежность характеризуется :

– по интеллектуальному критерию – лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия);

– по волевому – должно было (объективный критерий волевого признака небрежности) и могло (субъективный критерий волевого признака) предвидеть эти последствия при необходимой внимательности и предусмотрительности.

Решая вопрос о виновности лица, совершившего преступление по небрежности, необходимо отметить, что наличие одной лишь обязанности предвидеть общественно опасные последствия недостаточно. Нужно, чтобы была реальная возможность исполнить эту обязанность, точно так же как должна быть возможность правильно оценить сложившуюся ситуацию.

От небрежности следует отличать случай, казус – невиновное причинение вреда. Казус имеет место в случаях, когда внешне деяние обладает всеми признаками преступления, но лицо не может быть привлечено к уголовной ответственности из-за отсутствия в его деянии вины как обязательного признака преступления. Невиновное причинение вреда характеризуется тем, что лицо, совершая деяние, не осознает и по обстоятельствам дела не может осознавать общественной опасности своих действий (бездействия) либо не предвидит возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно или не могло их предвидеть, т. е. исключается вина как в форме умысла (прямого и косвенного) и неосторожности (легкомыслия и небрежности).

Преступное легкомыслие необходимо отличать от косвенного умысла . Интеллектуальный момент косв. умысла характеризуется предвидением реальной возможности наступления общественно опасных последствий, а при легкомыслии лицо предвидит абстрактную возможность их наступления. Второе отличие – в волевом моменте. При косвенном умысле, лицо, хотя и не желает наступления общественно опас. последствий, но сознательно их допускает. Лицо, совершившее преступление по легкомыслию, рассчитывает на реальные обстоятельства. Оно не только не желает наступления общественно опас. последствий, но их и не допускает, полагая, что они не наступят в конкретной ситуации, т. к. будут предотвращены благодаря реальным факторам.

Преступление признается совершенным по небрежности, если лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий/без-й, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия.

Интеллектуальный момент- выражается во-первых, в неосознавании общественно опас. деяния и во-вторых, в не предвидении общественно. опас. последствий.

Волевой момент проявляется в том, что лицо, имея реальную возможность и обязанность предвидеть общественно опасные последствия, а следовательно предотвратить их наступление, не предпринимает психических усилий для предотвращения общ. опас. последствий.

Интеллектуальный момент- выражается во-первых, в неосознавании общественно опас. деяния и во-вторых, в не предвидении общественно. опас. последствий.

Дополнительные особенности и нюансы

Наказание за неосторожное преступление зависит от тяжести наступивших последствий. Виновный может отделаться штрафом в несколько десятков тысяч рублей, быть вынужденным посещать исправительные или принудительные работы, лишиться свободы. Самое строгое наказание – лишение свободы, причем максимальный срок – 2-3 года, в то время как при умышленном убийстве преступник отбывает тюремное наказание в течение 20 лет, если не пожизненно.

Преступнику необходимо доказать, что он вел себя неосторожно и не хотел наступления трагичных последствий, которые уже произошли. Практика показывает, что иногда человеку удается полностью избежать ответственности – если суд убедится в том, что в случившемся отсутствует его вина. Обычно такое происходит в сфере медицины – доказать вину врача и привлечь его к ответственности сложно.

Наказание за неосторожное преступление зависит от тяжести наступивших последствий. Виновный может отделаться штрафом в несколько десятков тысяч рублей, быть вынужденным посещать исправительные или принудительные работы, лишиться свободы. Самое строгое наказание – лишение свободы, причем максимальный срок – 2-3 года, в то время как при умышленном убийстве преступник отбывает тюремное наказание в течение 20 лет, если не пожизненно.

Умысел или неосторожность: тонкости квалификации вины в уголовном праве

Определение формы вины в различных составах преступлений – одна из ключевых проблем уголовного права, имеющая большое практическое значение. Особенно острой эта проблема становится, когда выбор между умыслом и неосторожностью должен быть сделан правоприменителем в условиях законодательной неопределенности и различия в позициях высших судов.

Об одном ярком примере таких ситуаций рассуждает профессор юридического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова, главный редактор журнала «Уголовное право», доктор юридических наук П.С. Яни.

Заведомое нарушение правил безопасности на взрывоопасном производстве, повлекшее смерть многих людей, как неосторожное преступление

Часть 1 ст. 217 УК предусматривает ответственность за «нарушение правил безопасности на взрывоопасных объектах или во взрывоопасных цехах, если это могло повлечь смерть человека либо повлекло причинение крупного ущерба». Часть 3 статьи – за «Деяние, предусмотренное частью первой настоящей статьи, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц». Максимальное наказание по части 3 – семь лет лишения свободы.

Согласно частям 3 и 4 ст. 15 УК «Преступлениями средней тяжести признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, не превышает пяти лет лишения свободы, и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, превышает три года лишения свободы», «Тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, не превышает десяти лет лишения свободы».

В соответствии со ст. 78 УК «Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности» «Лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления истекли следующие сроки: … б) шесть лет после совершения преступления средней тяжести; в) десять лет после совершения тяжкого преступления… Сроки давности исчисляются со дня совершения преступления и до момента вступления приговора суда в законную силу…».

Таким образом, вопрос о форме вины: совершено преступление умышленно либо по неосторожности – особенно актуален для тех случаев, когда после совершения преступления истекло шесть лет, а приговор по делу еще не вступил в законную силу. Расследование подобных случаев, однако, требует допроса многочисленных свидетелей, проведения сложных судебно-технических экспертиз, в общем, может вестись долго…

Вопрос о том, с какой формой вины совершается преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 217 УК, не решается одной лишь ссылкой на указание в ней на неосторожность, поскольку если признать, что в части 1 этой статьи ответственность предусмотрена за умышленное преступление, то должны применяться правила ст. 27 УК: «Если в результате совершения умышленного преступления причиняются тяжкие последствия, которые по закону влекут более строгое наказание и которые не охватывались умыслом лица, уголовная ответственность за такие последствия наступает только в случае, если лицо предвидело возможность их наступления, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение, или в случае, если лицо не предвидело, но должно было и могло предвидеть возможность наступления этих последствий. В целом такое преступление признается совершенным умышленно».

Сторонами диспута приводятся доводы в пользу как умышленной, так неосторожной вины при нарушении правил безопасности, повлекшем смерть многих лиц.

В пользу умышленной формы вины

1) Логико-юридический аргумент

Соблюдение правил безопасности осуществления определенных видов деятельности, в том числе производственной, исключает причинение вреда жизни, здоровью, имуществу. Из этого очевидного соображения ряд ученых и практиков делает тот вывод, что, стало быть, несоблюдение, нарушение указанных правил, напротив, приводит к наступлению названных последствий. Причем приводит либо неизбежно, либо с высокой степенью вероятности – иное и не может следовать, полагают они, из собственно факта и смысла существования указанных правил.

Дальше они рассуждают так: лицо, на которое возложено соблюдение правил безопасности, заведомо нарушая требования обеспечения безопасности, не может не понимать, а, значит, безусловно осознает (то есть это, по их мнению, даже не нуждается в доказывании!), что

а) между допущенным нарушением, следующей за ним аварией на производстве и смертью работников имеется прямая причинная связь (и в том случае, когда нарушение – не собственно причина, а необходимое условие для наступления смертельного результата) и

б) вероятность и аварии как результата нарушения правил безопасности, и смерти как следствия аварии очень высока.

Стало быть, уполномоченное лицо никак не могло рассчитывать на то, что авария не произойдет и смерть не наступит. Из чего, заключают эти криминалисты, следует: по отношению к смерти работников, наступившей в результате аварии на производстве, которую обязано было и действительно могло предотвратить уполномоченное на соблюдение правил безопасности на данном производстве лицо, вина является умышленной.

Поскольку же а) целью уполномоченного лица смерть работников не являлась, оно ее не желало и б) их смерть такое лицо не предвидело в качестве неизбежного следствия нарушения им правил безопасности, значит, умысел виновного является косвенным, то есть соответствует содержащемуся в ч. 3 ст. 25 УК описанию: «Преступление признается совершенным с косвенным умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично».

И соответственно, вину уполномоченного лица нельзя трактовать как легкомыслие или небрежность, которые в законе определены так:

а) преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий (ч. 2 ст. 26 УК);

б) преступление признается совершенным по небрежности, если лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия (ч. 3 ст. 26 УК).

Повторю главный довод коллег (пусть они его порой только подразумевают, не умея или не считая нужным сформулировать): как сам факт наличия правил безопасности, так и адекватное восприятие уполномоченным лицом (имеющим соответствующее образование, ознакомленным с данными правилами) содержания данных правил в принципе исключают такую оценку его отношения к своему нарушению и его объективным последствиям (в виде аварии и смерти многих лиц), которая включает:

а) расчет на предотвращение этих последствий, и

б) непредвидение возможности их наступления.

2) Формально-юридический аргумент

В поиске формально-юридической поддержки сторонники умышленной формы вины ссылаются на то, что согласно ч. 2 ст. 24 УК «деяние, совершенное только по неосторожности, признается преступлением лишь в случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса», тогда как в части 1 ст. 217 УК указания на неосторожность нет. А потому деяние может быть совершено, утверждают некоторые из них, и умышленно, и неосторожно, другие же заключают – только умышленно, с косвенным умыслом.

При этом в качестве общественно опасных последствий как признаков объективной стороны деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 217 УК, они рассматривают обстановку реальной угрозы человеческой жизни («могло повлечь смерть человека») и причинение крупного ущерба.

В пользу неосторожной формы вины

1) Логико-юридический аргумент

Несмотря на, казалось бы, обоснованность того утверждения, что несоблюдение правил должно приводить к негативным последствиям, для предотвращения которых эти правила и созданы, законодатель придерживается иной логики: в ч. 1 ст. 217 УК деяние признается преступным не при собственно нарушении соответствующих правил, а лишь в том случае, если это могло повлечь смерть человека либо повлекло причинение крупного ущерба. Значит, по мысли законотворцев, само по себе нарушение совсем не обязательно приводит к соответствующим результатам.

Разница между косвенным умыслом, определяемым по отношению к названным в ч. 1 ст. 217 УК последствиям, и преступным легкомыслием состоит лишь в том, что в первом случае последствие пусть не желаемо (как при прямом умысле), но лицом допускается, лицо относится к последствию безразлично. Тогда как во втором случае оно, пусть и без достаточных к тому оснований, и самонадеянно, но все-таки рассчитывает на предотвращение этого последствия.

Можно сказать и так, что при косвенном умысле осознаваемая лицом типичность наступления вредных последствий настолько выше, что это не дает ему оснований рассчитывать на их ненаступление. При легкомыслии же осознаваемая типичность последствий существенно ниже, а потому расчет на ненаступление последствий хотя и оказался очевидно неверным, но нельзя утверждать, будто такого расчета у лица не было вовсе.

Читайте также:  Налог на фонд заработной платы: особенности

Для обсуждаемых нами случаев это выглядит так: если лицо, или другие лица, уже многократно нарушали правила безопасности, но аварии ни разу не происходили, то это убеждает его в том, что “авось и снова не рванет”. Уполномоченное лицо, выражаясь языком закона, – как это ни странно звучит для некриминалиста! – хотя и предвидит возможность аварии, но не допускает такой возможности 1 . Не допускает именно аварии, понимая, однако, что если она все-таки произойдет, то люди, безусловно, погибнут, производство прекратится, а сам он отправится за решетку. Можно поэтому сказать, что уполномоченное лицо рискует одновременно и жизнями работников, и имуществом работодателя, и своей свободой. При этом в силу наличия правил безопасности, которые лицо заведомо нарушает, такой риск недопустим, не является извинительным обстоятельством, исключающим преступность деяния (см. ст. 41 УК).

2) Формально-юридический аргумент

2.1) Содержание ч. 2 ст. 24 УК настолько неопределенно, что в его трактовке не сошлись даже высшие суды.

По мнению Верховного Суда, исходя из положений ч. 2 ст. 24 УК РФ, если в диспозиции статьи форма вины не конкретизирована, то соответствующее преступление может быть совершено умышленно или по неосторожности при условии, если об этом свидетельствуют содержание деяния, способы его совершения и иные признаки объективной стороны состава преступления 2 .

Конституционный Суд, однако, высказал противоположное суждение, заключив, что если в диспозиции статьи Особенной части УК нет указания на совершение деяния по неосторожности, то предполагается, что оно может быть совершено только с умыслом.

Однако подобная трактовка положений закона, будь она воспринята судами, превратит немало, скажем, экологических преступлений (трактуемых в доктрине и практике исключительно как неосторожные) в умышленные деяния, что произведет серьезные разрушения в уголовно-правовой охране общественных ценностей, создаст очевидный хаос в правоприменении. Например, нарушение правил охраны окружающей среды при производстве работ, повлекшее массовую гибель животных либо иные тяжкие последствия (ст. 246 УК, форма вины не указана, до 5 лет лишения свободы) нельзя будет различить с экоцидом, то есть массовым уничтожением растительного или животного мира и т.д. (ст. 358 УК, форма вины не указана, до 20 лет лишения свободы). Тогда как при полном совпадении всех признаков преступных деяний виновному придется вменять существенно менее тяжкий состав преступления в силу ч. 3 ст. 49 Конституции (“неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого”).

Применительно же к нашему случаю признание предусмотренного ч. 1 ст. 217 УК деяния умышленным в силу того, что здесь отсутствует прямое указание на неосторожность, приведет к неразрешимому формально-логическому противоречию: если лицо, нарушая правила безопасности, создает тем самым состояние реальной угрозы жизни и его отношение к этой угрозе характеризуется умыслом, то и реализация данной угрозы, то есть смерть человека или нескольких лиц не может не охватываться его умыслом, хотя бы косвенным.

Однако законодатель исходит из того, что смерть при совершении предусмотренного ст. 217 УК деяния может наступить только по неосторожности. Значит, признание основного состава обсуждаемого преступления умышленным породит лишенную логики конструкцию: хотя уполномоченное лицо смерти других лиц не желало и не допускало (или допускало, но рассчитывало на предотвращение), тем не менее, желало или вполне допускало создание в результате нарушения им правил безопасности такой ситуации, в которой смерть становилась вполне реальным, непредотвращаемым фактом.

Сказанное означает, что:

  • если отношение уполномоченного лица к смерти человека является умышленным, то квалифицирующее то же самое деяние смерть человека, многих лиц (части 2 и 3 статьи) не может быть определена в законе как последствие, которое может наступить только по неосторожности;
  • и наоборот, признание в законе смерти человека, многих лиц общественно опасным последствием, причиняемым в результате нарушения правил безопасности только по неосторожности, исключает определение формы вины лица по отношению к созданию обстановки реальной угрозы жизни человека, многих лиц, то есть реальной угрозы наступления их смерти, как умышленной.

То, что законодатель не рассматривает преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 217 УК, как совершенное с умыслом, пусть и с косвенным, с очевидностью следует из сопоставления санкций этой нормы и тех норм, которые предусматривают ответственность за умышленное (в том числе с косвенным умыслом) причинение последствий, названных в ч. 1 ст. 217 УК.

Общественно опасными последствиями преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 217 УК, являются: а) создание реальной опасности наступления смерти человека либо б) причинение крупного ущерба. Умышленное создание реальной опасности наступления смерти человека может являться признаком, в частности, объективной стороны покушения на убийство, оконченного причинения тяжкого вреда здоровью (по признаку опасности для жизни человека), покушения на причинение такого вреда. Однако даже в последнем случае с учетом требований ст. 66 УК самое нестрогое наказание может достигать 6 лет лишения свободы 4 , тогда как в качестве санкции за преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 217 УК, лишение свободы вообще не предусмотрено. Умышленное причинение крупного ущерба вне зависимости от вида умысла предусмотрено ст. 167 УК, даже часть первая которой предусматривает лишение свободы.

а) если бы частью 1 ст. 217 УК ответственность предусматривалась и за совершенное с косвенным умыслом преступление, то,

б) поскольку дополнительным признаком, конкретизирующим действия (бездействие), повлекшие наступление указанных в этой части последствий, является нарушение специальных правил (правил безопасности),

в) это обстоятельство должно было бы влечь установление в ч. 1 ст. 217 УК более строгой (во всяком случае, не менее строгой!) ответственности за причинение таких последствий, нежели это предусмотрено в ст. 105, 111, 167 УК.

В действительности же мы видим прямо противоположное, и это является очевидным свидетельством того, что частью 1 ст. 217 УК ответственность за совершение умышленного преступления, в том числе совершенного с косвенным умыслом, не предусмотрена.

Итак, а) преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 217 УК, может быть только неосторожным, и б) предусмотренное данной статьей преступление является неосторожным вне зависимости от того, было ли собственно нарушение правил безопасности заведомым.

Поскольку же ст. 27 УК рассчитана лишь на те случаи, когда основной состав преступления является умышленным, стало быть, к ст. 217УК содержащиеся в ст. 27 УК положения применены быть не могут. Следовательно, преступления, предусмотренные ч. 2 или ч. 3 ст. 217 УК, в целом относятся к неосторожным преступлениям.

А раз преступления, предусмотренные ч. 3 ст. 217 УК, являются неосторожными, то в силу ч. 3 ст. 15 УК эти преступные деяния относятся к категории преступлений средней тяжести.

Данный вывод соответствует подходу, выраженному в перечне № 5, введенном в действие Указанием Генпрокуратуры России № 797/11, МВД России № 2 от 13.12.2016: преступления, предусмотренные ст. 217 УК, отнесены в этом документе к категории преступлений средней тяжести.

* Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции

Сторонами диспута приводятся доводы в пользу как умышленной, так неосторожной вины при нарушении правил безопасности, повлекшем смерть многих лиц.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Гринберг Михаил Семенович

6) определения содержания и последовательности действий, необходимых для её осуществления; 6) установления обратной связи соответствия или несоответствия достигнутого результата поставленной цели. (Констатация несоответствия достигнутого цели есть основание повторных действий □ тех же самых или других).

Неосторожность и ее виды. Легкомыслие и небрежность: понятие и общая характеристика. Отличие от невиновного причинения вреда.

Неосторожная форма вины менее опасна, чем умышленная. Она определена ст. 26 УК РФ, согласно которой «Преступлением, совершенным по неосторожности, признается деяние, совершенное по легкомыслию или небрежности. Преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий. Преступление признается совершенным по небрежности, если лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия».

Преступное легкомыслие характеризуется своим интеллектуальным и волевым моментами. Первый – предвидение возможности наступления общественно опасных последствий и самонадеянный расчет на их предотвращение, второй – желание недопущения их наступления.

Законодатель, давая характеристику интеллектуальных моментов, не указывает на осознание виновным общественной опасности его действий (бездействия). Это связано с тем, что при неосторожной форме вины лицо осознает лишь сам факт совершение какого-либо действия (бездействия), но не усматривает в нем какой-либо общественной опасности, поскольку она обнаруживается только при наступлении общественно опасных последствий.

Интеллектуальный момент преступного легкомыслия (предвидение возможности наступления общественно опасных последствий) представлен весьма абстрактно. Лицо понимает, что вообще действие (или бездействие), аналогичное тому, которое он совершает, может привести (и иногда приводит) к общественно опасным последствиям, но полагает, что такие последствия в данном случае не наступят. Предвидение возможности наступления общественно опасных последствий при легкомыслии отличается от предвидения при косвенном умысле: в первом случае предвидится лишь абстрактная возможность наступления общественно опасных последствий, во втором – конкретная.

Интеллектуальный момент преступного легкомыслия состоит в том, что лицо, учитывая конкретные обстоятельства сложившейся ситуации, прогнозирует их недопущение, причем расчет на указанные обстоятельства стоится без достаточных к тому оснований (т.е. неточно, самонадеянно, поверхностно).

При косвенном умысле виновный, предвидя наступление общественно опасных последствий, не рассчитывает ни на какие обстоятельства их недопущения, в отличие от этого при легкомыслии такого рода обстоятельства идут в расчет.

Желание не допустить наступления общественно опасных последствий (волевой момент преступного легкомыслия) выражается в психических усилиях (стремлении) лица направить свою деятельность на их предотвращение. В отличие от легкомыслия, при косвенном умысле виновный относится безразлично к наступлению общественно опасных последствий, т.е. не принимает никаких мер к их предотвращению.

Примером преступного легкомыслия является причинение смерти водителем автомобиля, который, развив высокую скорость и полагая, что в любой момент сможет затормозить и избежать аварии, в решающий момент обнаруживает неисправность тормозной системы и сбивает пешехода. В данном случае лицо, желая недопущения общественно опасных последствий, предвидит абстрактную возможность их наступления, но рассчитывает на исправное состояние своего автомобиля, полагая, что последнее конкретное обстоятельство обеспечит, на его взгляд, исключение указанных последствий. Однако с учетом указанных обстоятельств этот расчет оказывается неточным.

Преступная небрежность кардинально отличается от других видов вины – прямого и косвенного умысла, а также преступного легкомыслия. Главное отличие состоит в том, что при небрежности отсутствуют интеллектуальный и волевой моменты, т.е. они выражены отрицательно.

При преступной небрежности лицо не только не желает и не допускает наступления общественно опасных последствий своего действия (бездействия), но и не предвидит возможности их наступления. Одновременно с этим лицо действует (бездействует) виновно, поскольку на нем лежит обязанность быть внимательным и предусмотрительным в отношении вероятных последствий при наличии возможности их предусмотреть.

Преступная небрежность содержит в себе два критерия – объективный и субъективный. Первый состоит в обязанности лица предвидеть вероятность наступления общественно опасных последствий, второй – в наличии у него возможности предвидеть это. Суть объективного критерия заключается в том, что на человека (вследствие его должностного статуса, профессии и т.д.) возложена обязанность предвидеть возможность наступления общественно опасных последствий того или иного действия (бездействия). Субъективный критерий преступной небрежности состоит в возможности лица предвидеть наступление общественно опасных последствий. Например, водитель, управляющий транспортным средством, должен предвидеть возможность наступления общественно опасных последствий в случае нарушения им правил безопасности движения и эксплуатации транспорта. Степень предвидения зависит от физических или интеллектуальных данных человека в конкретной ситуации, причем имеют значение как его индивидуальные особенности, так и специфика окружающей обстановки. Так, водитель автомобиля, нарушивший правила дорожного движения, проехав на запрещающий знак и причинивший в результате вред здоровью пешехода, виновен в преступлении только тогда, когда мог видеть этот знак (например, когда ночью тот был освещен).

Закон, при определении объективного и субъективного критериев преступной небрежности, требует установления того факта, что лицо не проявило должную внимательность и предусмотрительность как к выполнению возложенной на него обязанности, так и к возможности предвидеть общественно опасные последствия.

Для того чтобы установить наличие преступной небрежности, необходима совокупность объективного и субъективного критериев, отсутствие хотя бы одного из них исключает вину, а значит и уголовную ответственность. В таких случаях имеет место случай (казус), например, двое мужчин сидели у края глубокого оврага и распивали спиртные напитки, поспорили, у них завязалась борьба и, не заметив края обрыва, они оба упали в овраг, в результате чего один из них погиб. Лицо, оставшееся в живых, не предвидело, не должно были и не могло предвидеть наступления указанных общественно опасных последствий, которые было признано судом несчастным случаем, что исключило его уголовную ответственность.

В уголовном праве существует сходное с небрежностью понятие – невиновное причинение вреда. Оно регламентировано ст. 28 УК РФ, согласно которой «Деяние признается совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своих действий (бездействия) либо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий, и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть. Деяние признается также совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, хотя и предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но не могло предотвратить эти последствия в силу несоответствия своих психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психологическим перегрузкам».

В случае невиновного причинения вреда интеллектуальный и волевой моменты совпадают с соответствующими моментами, присущими легкомыслию. Однако в отличие от легкомыслия предусмотрены критерии, которые исключают и его и вину в целом.

Для того чтобы установить факт невиновного причинения вреда необходима совокупность субъективного и одного из двух объективных критериев.

Субъективный критерий – это фактические психофизиологические качества конкретного лица, уровень его интеллектуального развития, волевые качества, состояние здоровья, физическая подготовка и т.д.

Первый альтернативный объективный критерий – экстремальные условия, которые выходят за рамки обычных для какой-либо и осложняют или обостряют её, в связи с чем требуют повышенного внимания и немедленного реагирования.

Второй альтернативный объективный критерий – нервно-психические перегрузки лица, которые выражаются в особом нервно-психологическом состоянии организма человека (например, переутомление).

Для признания невиновного причинения вреда нужно, чтобы субъективный критерий не соответствовал любому из указанных объективных критериев (т.е. чтобы психофизиологические качества лица не были подготовлены к экстремальным условиям или нервно-психологическим перегрузкам).

Желание не допустить наступления общественно опасных последствий (волевой момент преступного легкомыслия) выражается в психических усилиях (стремлении) лица направить свою деятельность на их предотвращение. В отличие от легкомыслия, при косвенном умысле виновный относится безразлично к наступлению общественно опасных последствий, т.е. не принимает никаких мер к их предотвращению.

Общие правила уголовной ответственности

Каждый человек, совершивший преступление, несет установленное уголовным кодексом наказание. Освобождены от ответственности могут люди, при участии которых были осуществлены определенные ситуации, нанесшие вред группе лиц или одному человеку.

Речь идет о нарушениях, произведенных по небрежности. Суть подобного нарушения заключается в том, что человек не предугадывал наступления неприятностей. Если в результате разбирательства становится понятно, что нарушитель мог предсказать и предотвратить опасность, наказания не избежать. Оно будет не очень серьезным, так как воля человека не была направлена на получение корысти или личной выгоды.


Суть подобных преступных манипуляций состоит в том, что человек в теории мог предугадать опасность, но не проявил важной для обеспечения безопасности предусмотрительности и внимания.

Добавить комментарий