Можно ли привлечь за клевету в зале суда, если вела несанкционированную аудиозапись заседания?

За пост в соцсетях оштрафуют на 5 млн рублей: наказания за клевету с 2021 года

10 января 2021 года изменилась статья 128.1 УК РФ — в ней идет речь об уголовной ответственности за клевету. Сама статья не новая, а вот изменения в ней интересные и важные. Теперь стало больше квалифицирующих составов — то есть условий, при которых штраф может быть больше обычного.

За клевету в интернете можно получить штраф до 1 000 000 Р , а за ложное обвинение в преступлении против половой неприкосновенности — до 5 000 000 Р . В обоих случаях вместо штрафа можно наказывать лишением свободы.

Вот что изменилось в видах наказаний за клевету и сколько денег можно потерять за пост или комментарий в соцсетях.

Кого это касается

Под статью о клевете может попасть кто угодно. Это касается и тех, кто сказал что-то ложное и одновременно порочащее о другом человеке, группе людей или организации. И тех, кто написал в интернете пост с заведомо непроверенной информацией или без доказательств. То есть стать обвиняемым по ст. 128.1 УК РФ может любой человек, кому уже исполнилось 16 лет.

Но это не значит, что к уголовной ответственности можно привлечь за любое неприятное высказывание или любую непроверенную информацию. Клевета — это не то же самое, что оскорбление или фейк. У нее есть свои признаки, а если все они одновременно не совпали, то и к уголовной ответственности привлечь нельзя. Правда, все равно можно привлечь к административной, поэтому за публичными неприятными высказываниями придется следить в любом случае.

Поправки помогут тем, кто захочет защитить свое честное имя или репутацию бизнеса. Теперь будет проще привлечь к ответственности за негативный отзыв или публикацию неподтвержденных фактов.

Что такое клевета

Клевета — это распространение заведомо ложных сведений, порочащих чью-то честь, достоинство или репутацию.

Теперь нужно разобраться в отдельных терминах:

  • честь — это общественная оценка личности, нравственных и других качеств;
  • достоинство — это внутренняя самооценка человека;
  • репутация — это мнение окружающих о деловых качествах, способностях, компетенции.

То есть неприятное высказывание о стрижке или наряде — это не клевета. А вот пост о том, что какой-то человек покупает и носит поддельные брендовые вещи, можно расценивать как клевету, потому что это наносит вред репутации и порочит честь.

Информацию можно признать клеветой только при совпадении таких четырех условий:

  1. Установлен факт распространения. Если сведения не стали известны третьим лицам — это не распространение. Например, один друг в ходе ссоры говорит другому, что тот прогуливает работу, — это ложь, но не клевета. Но если то же самое сказать директору про своего коллегу — это уже клевета. И публикация в интернете с такими обвинениями тоже может повлечь уголовную ответственность. Достаточно сообщить порочащие сведения хотя бы одному человеку — и даже устно.
  2. Сведения заведомо ложные. То есть они не соответствуют действительности и утверждают факты, которых точно не было. А тот, кто распространяет эти сведения, точно знает, что это неправда. Если человек добросовестно заблуждается, то есть думает, что это правда, — такое распространение клеветой не считается. Допустим, кто-то посмотрел ролик в интернете и поверил, что в нем все правда, а потом прокомментировал эту информацию публично. Это вряд ли можно расценивать как клевету. А вот если авторы видео заранее понимают, что говорят неправду, это уже тянет на статью.
  3. Сведения порочащие — то есть они умаляют честь и достоинство человека, подрывают репутацию. При этом информация должна касаться конкретных фактов или событий. Оценочные суждения, личное мнение и неприятные обзывательства — это еще не клевета. Назвать человека с двумя высшими образованиями идиотом — оскорбление, но не клевета и под уголовную ответственность не попадает. А вот обвинения в нечестных поступках, нарушении закона, деловой этики, правил поведения в личной или политической жизни — это порочащие сведения.
  4. Есть прямой умысел. Это значит, что человек заранее понимал, что распространяет неправду и что она кого-то опорочит, но все равно публиковал или оглашал информацию.

Распространение порочащих сведений, которые при этом являются правдой, — это не клевета.

Например, есть решение суда о том, что какой-то чиновник брал взятку. Обсуждение этого факта в соцсетях не повлечет уголовную ответственность, даже если потом решение получится обжаловать.

Если человек распространяет ложную информацию, считая ее правдивой, — это тоже не клевета. И если распространяются ложные сведения, но они не порочат честь и достоинство — уголовной ответственности тоже не будет. Но может наступить административная или гражданская.

Какое наказание предусмотрено за клевету с 2021 года

Статья о клевете в уголовном кодексе была и до 2021 года, она не новая. И раньше могли оштрафовать на крупную сумму за публикацию в СМИ или высказывание в соцсетях. Но до недавнего времени в этой статье не было конкретики по поводу распространения информации в интернете, обвинений в домогательствах и изнасиловании или упоминания неопределенного круга лиц.

Преступления и наказания по статье 128.1 УК РФ

Вид клеветы Наказание Было ли до 2021 года
Обычная, без особых признаков Штраф до 500 000 Р или обязательные работы до 160 часов Да
В публичном выступлении, СМИ или интернете Штраф до 1 000 000 Р , или обязательные работы до 240 часов, или принудительные работы до 2 лет, или арест до 2 месяцев, или лишение свободы до 2 лет Да, но без принудительных работ, ареста и лишения свободы
В интернете Штраф до 1 000 000 Р , или обязательные работы до 240 часов, или принудительные работы до 2 лет, или арест до 2 месяцев, или лишение свободы до 2 лет Нет
В отношении нескольких лиц, в том числе индивидуально не определенных Штраф до 1 000 000 Р , или обязательные работы до 240 часов, или принудительные работы до 2 лет, или арест до 2 месяцев, или лишение свободы до 2 лет Нет
С использованием служебного положения Штраф до 2 000 000 Р , или обязательные работы до 320 часов, или принудительные работы до 3 лет, или арест до 4 месяцев, или лишение свободы до 3 лет Да, но без принудительных работ, ареста и лишения свободы
Об опасном заболевании, включая COVID-19 Штраф до 3 000 000 Р , или обязательные работы до 400 часов, или принудительные работы до 4 лет, или арест до 6 месяцев, или лишение свободы до 4 лет Да, но без принудительных работ, ареста и лишения свободы
Обвинение в тяжком или особо тяжком преступлении Штраф до 5 000 000 Р , или обязательные работы до 480 часов, или принудительные работы до 5 лет, или арест до 6 месяцев, или лишение свободы до 5 лет Да, но без принудительных работ, ареста и лишения свободы
Обвинение в преступлении против половой неприкосновенности и половой свободы личности Штраф до 5 000 000 Р или обязательные работы до 480 часов, или принудительные работы до 5 лет, или арест до 6 месяцев, или лишение свободы до 5 лет Нет

Штраф до 1 000 000 Р , или обязательные работы до 240 часов, или принудительные работы до 2 лет, или арест до 2 месяцев, или лишение свободы до 2 лет

Штраф до 1 000 000 Р , или обязательные работы до 240 часов, или принудительные работы до 2 лет, или арест до 2 месяцев, или лишение свободы до 2 лет

Штраф до 1 000 000 Р , или обязательные работы до 240 часов, или принудительные работы до 2 лет, или арест до 2 месяцев, или лишение свободы до 2 лет

Штраф до 2 000 000 Р , или обязательные работы до 320 часов, или принудительные работы до 3 лет, или арест до 4 месяцев, или лишение свободы до 3 лет

Штраф до 3 000 000 Р , или обязательные работы до 400 часов, или принудительные работы до 4 лет, или арест до 6 месяцев, или лишение свободы до 4 лет

Штраф до 5 000 000 Р , или обязательные работы до 480 часов, или принудительные работы до 5 лет, или арест до 6 месяцев, или лишение свободы до 5 лет

Штраф до 5 000 000 Р или обязательные работы до 480 часов, или принудительные работы до 5 лет, или арест до 6 месяцев, или лишение свободы до 5 лет

Итого появилось три новых квалифицирующих признака, при которых наказание будет строже:

  1. За клевету в интернете. Рассказать порочащие сведения в компании друзей — это до 500 000 Р штрафа, написать то же самое в соцсетях — до 1 000 000 Р .
  2. За клевету в отношении группы лиц. Теперь необязательно клеветать на конкретного человека и называть его личные данные. Под статью попадут даже те, кто говорит, что чиновники вот этого ведомства сделали что-то плохое или вот эта компания продает некачественный товар, а сотрудники такого-то кафе болеют ковидом. Штраф — до 1 000 000 Р .
  3. За обвинения в домогательствах и изнасиловании. Если написать пост с ложными сведениями о подделке диплома или дискриминации на работе, это грозит штрафом до 1 000 000 Р за клевету в интернете. За пост с обвинениями каких-то чиновников в коррупции или преподавателей вуза в домогательствах, преподавателя, тренера или коллеги можно попасть на впятеро больший штраф, а то и лишиться свободы на срок до 5 лет.

К уголовной ответственности можно привлечь только человека, а компанию — нельзя. Поэтому для юрлиц предусмотрели административное наказание за клевету: штраф от 500 000 до 3 000 000 Р .

Как жить в России

Как возбуждают дела за клевету

Если речь об обычной клевете по ч. 1 ст. 128.1 УК РФ — это дела частного обвинения. То есть уголовное дело можно возбудить, только если потерпевший сам напишет заявление — можно сразу мировому судье. Тогда обвинитель — сам потерпевший. Государство за такой клеветой не следит и по умолчанию за нее не наказывает. При этом до приговора стороны могут помириться — и уголовное дело прекратят.

Остальные части той же статьи — это дела публичного обвинения. Дело можно возбудить не только по заявлению потерпевшего, но и если полиция сама заметит нарушение. Например, если при мониторинге сообщений в соцсетях заметят пост с обвинениями в домогательствах в отношении каких-то чиновников — даже без их указания. В таких делах примирение сторон не позволит закрыть дело — приговор все равно будет.

В делах о клевете потерпевший или полиция доказывает факт распространения информации и ее порочащий характер. А факт достоверности должен доказывать распространитель. Если не докажет — сведения считаются недостоверными.

Если девушка расскажет в соцсетях о домогательствах со стороны начальника, он может написать заявление в полицию. И если нет доказательств, что это было на самом деле, ее запросто привлекут к уголовной ответственности за клевету и оштрафуют на сумму до 5 000 000 Р .

Но даже если уголовного дела не будет, обиженный порочащими сведениями человек сможет получить компенсацию морального вреда по гражданскому иску.

Чем клевета отличается от других нарушений

Клевета — это преступление, то есть нарушение, за которое предусмотрена уголовная ответственность. Но если не хватает какого-то признака, чтобы считать публикацию или слова клеветой, найдутся другие варианты наказаний.

Все это отдельные виды нарушений со своими признаками.

Фейки — это упрощенное название недостоверной информации. При этом она никого не оскорбляет, но угрожает жизни и имуществу, общественной безопасности или работе важной инфраструктуры. Например, публикации о высокой смертности от коронавируса или чипировании с помощью вакцин, а также о перекрытых дорогах и переполненных больницах могут попасть под статью. Штрафы за фейки — до 100 000 Р , а за коронавирусные — даже до 700 000 Р .

Оскорбление — с 15 января 2021 года это унижение чести и достоинства не только в неприличной форме, но и в любой другой, если она противоречит нормам морали. Формулировка непонятная и без конкретики, так что штраф могут назначить не только за слова, но и, например, за неприличный жест или картинку. Штраф для физлиц за оскорбление — от 3000 до 5000 Р , а если оно в интернете или в отношении неопределенных лиц — от 5000 до 10 000 Р .

Отдельное наказание предусмотрено за оскорбления со стороны чиновников: их могут оштрафовать на сумму до 100 000 Р . Об этом будет отдельный разбор. За оскорбление власти штрафы ввели еще в 2019 году.

Диффамация — этот сложный юридический термин означает распространение недостоверной порочащей информации. При этом она может быть не в непристойной форме — то есть не считаться оскорблением. Или она не заведомо ложная — когда распространитель не знал, что это неправда. Тогда и статья о клевете не подойдет. Зато можно отсудить денег в рамках гражданского производства, если распространитель не докажет, что сведения правдивые.

В делах об оскорблениях, клевете и фейках много расплывчатых формулировок, поэтому зачастую оценка остается на усмотрение экспертов и суда.

«Фраза „я желаю, чтобы вы сдохли поскорей“ не носит неприличной формы, не противоречит общепринятым правилам поведения и требованиям человеческой морали».

Является ли скрытая аудиозапись недопустимым доказательством?

Является ли скрытая аудиозапись недопустимым доказательством?

В прошлом году был подписан закон, который признал обязательность отнесения фотоматериалов, а также материалов видео- и звукозаписи к доказательствам по делу об административном правонарушении (Федеральный закон от 26 апреля 2016 г. № 114-ФЗ). Эти положения распространяются исключительно на административный процесс, тогда как в гражданском процессе вопрос о признании аудиоматериалов допустимым доказательством все еще остается на усмотрении суда (ст. 55, ст. 59, ст. 60 Гражданского процессуального кодекса). Но на данный момент складывающаяся практика довольно противоречива.

Чаще всего суды отказываются принимать аудиозаписи в качестве доказательств, ссылаясь на то, что их достоверность нельзя проверить надлежащим образом. Например, истец представил звуковые файлы, записанные на обычном компакт-диске. Суд отметил, что эта фонограмма получена не путем записи информации непосредственно от первоисточника звука, а переписана с иного носителя (телефона и/или диктофона) – следовательно, верность такой фонограммы-копии не может быть надлежаще проверена и удостоверена. В итоге представленная аудиозапись была признана недопустимым доказательством (апелляционное определение СК по гражданским делам Свердловского областного суда от 15 сентября 2016 г. по делу № 33-15582/2016).

Имеет ли пациент право вести запись приема и рекомендаций на диктофон, предупредив об этом врача заранее, даже если врач против записи? Ответ на этот и другие практические вопросы – в “Базе знаний службы Правового консалтинга” интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный
доступ на 3 дня!

Действительно, закон содержит запрет на получение информации о частной жизни лица помимо его воли (ч. 2 ст. 23, ч. 1 ст. 24 Конституции РФ, ч. 8 ст. 9 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ “Об информации, информационных технологиях и защите информации”; далее – закон об информации). Более того, за незаконный сбор сведений о частной жизни лица без его согласия и за нарушение тайны телефонных переговоров и иных сообщений гражданина установлена уголовная ответственность вплоть до лишения свободы до двух лет (ч. 1 ст. 137, ч. 1 ст. 138 Уголовного кодекса). Поэтому о проведении аудиозаписи, по мнению отдельных судов, необходимо обязательно уведомлять своего собеседника (решение Арбитражного суда Нижегородской области от 27 февраля 2015 г. по делу № А43-32610/2014).

Читайте также:  Порядок трудоустройства инвалидов 2 группы — предоставление трудовых льгот в 2022 году

Недавно Верховный суд Российской Федерации высказал свою позицию по этому вопросу и вынес определение, которым признал право на использование материалов скрытой аудиозаписи в качестве доказательства в гражданско-правовом споре (Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 6 декабря 2016 г. № 35-КГ16-18). Рассмотрим это дело подробнее.

Суть спора

24 января 2011 г. С. и Р. заключили договор займа, по условиям которого С. предоставила Р. 1,5 млн руб. на три года с начислением 20% годовых, а Р. обязался в указанный срок вернуть сумму займа с процентами.

В период с 18 августа 2011 г. по 10 марта 2012 г. на счет С. в счет погашения долга были переведены денежные средства в размере 128 тыс. руб., но затем платежи прекратились.

С. обратилась в суд с иском к Р. и его бывшей супруге Е., поскольку на момент получения займа они состояли в браке. В своем исковом заявлении С. ссылалась на то, что денежные средства были предоставлены ею по просьбе Р. и Е. на общие нужды семьи – в подтверждение она представила аудиозаписи телефонных переговоров между ней и Е. от 11 июня 2013 г. и от 23 декабря 2013 г., в которых также участвовал Р., и расшифровки этих аудиозаписей.

Районный суд признал долг общим обязательством ответчиков и отметил, что представленная С. аудиозапись подтверждает, что заем был предоставлен Р. с согласия супруги и на общие нужды семьи (для совместно осуществляемой ими предпринимательской деятельности). В итоге требуемая сумма была разделена между Р. и Е. поровну (решение Московского районного суда г. Твери Тверской области от 14 декабря 2015 г. по делу № 2-2622/2015).

Однако Е., считая, что не обязана отвечать по долгам бывшего мужа, обжаловала это решение, и апелляция встала на ее сторону – вся сумма была взыскана с Р. (апелляционное определение СК по гражданским делам Тверского областного суда от 16 февраля 2016 г. по делу № 33-798/2016). Представленная истцом аудиозапись, по мнению суда, являлась недопустимым доказательством, поскольку была получена без согласия Е. (ч. 8 ст. 9 закона об информации).

Понимая, что взысканная с Р. сумма окажется для него неподъемной, С. обратилась в ВС РФ с требованием отменить апелляционное определение и взыскать долг с обоих супругов.

Позиция ВС РФ

КРАТКО
Реквизиты решения: Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 6 декабря 2016 г. № 35-КГ16-18.
Требование заявителя: Учесть скрытую аудиозапись в качестве доказательства того, что заем был предоставлен ответчикам на общие нужды семьи.
Суд решил: В обоснование того, что денежные средства по договору займа предоставлялись на общие нужды супругов, истец вправе ссылаться на скрытую аудиозапись беседы с ними.

Суд поддержал коллег из районного суда, напомнив, что ГПК РФ относит аудиозаписи к самостоятельным средствам доказывания (ч. 1 ст. 55 ГПК РФ). При этом лицо, намеревающееся использовать их в качестве доказательства в суде, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялась аудиозапись (ст. 77 ГПК РФ).

ВС РФ отметил, что истец представил исчерпывающие сведения о том, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи, а Е. не оспаривала их достоверность и подтвердила факт телефонных переговоров с С.

Таким образом, сделал вывод Суд, заключение апелляции о том, что представленные аудиозаписи являются недопустимым доказательством, незаконно.

Более того, продолжил ВС РФ, нельзя было применять в данном случае и положения о запрете на получение информации о частной жизни лица помимо его воли (ч. 8 ст. 9 закона об информации). Апелляция указывала на то, что запись разговора между С. и Е. была сделана без уведомления о фиксации разговора, а потому такая информация получена помимо воли Е., что недопустимо. Однако ВС РФ подчеркнул, что аудиозапись была произведена одним из лиц, участвовавших в этом разговоре, и касалась обстоятельств, связанных с договорными отношениями между сторонами, – а запрет на фиксацию такой информации на указанный случай не распространяется.

В результате ВС РФ отменил обжалуемое апелляционное определение.

Позиция юристов

В целом, эксперты поддерживают вывод ВС РФ, отмечая, что часто аудиозапись является единственным доказательством, позволяющим добросовестной стороне подтвердить свою позицию в суде. Однако, по мнению некоторых специалистов, все же стоит отдельно уточнить, как действия заявителей в подобных спорах соотносятся с нормами о тайне телефонных переговоров (ч. 2 ст. 23 Конституции РФ). А также решить, требует ли отдельной корректировки баланс между субъективными правами и необходимостью выяснять действительные обстоятельства дела в условиях, когда каждый может записать свой разговор с другим человеком.

Андрей Комиссаров, руководитель коллегии адвокатов “Комиссаров и партнеры:

“Отрадно, что ВС РФ решил разобраться с таким нелегким вопросом, как возможность использования в качестве доказательств аудиозаписи, на которой зафиксированы сведения о лицах, которые не давали своего согласия на такую фиксацию. Судьи выделили два критерия допустимости скрытой аудиозаписи: по субъекту, осуществлявшему запись, и по содержанию записи. При таком подходе, отраженном в определении, права другого лица не нарушаются. Если же в записях также имеются сведения о частной жизни, то пострадавший имеет в арсенале все доступные средства для защиты своего нарушенного права за вторжение в личную сферу, в том числе процессуальные (ст. 185 ГПК РФ)”.

Елена Мякишева, адвокат Юридической группы “Яковлев и Партнеры”:

“Подход ВС РФ в данном вопросе поддерживаю полностью. Практика показывает, что иногда такая аудиозапись является единственной возможностью доказать свою правоту в суде. Лица, находящиеся в доверительных отношениях (родственники, друзья) часто не оформляют документы, надеясь на порядочность другой стороны. В результате они оказываются ни с чем, если их “контрагент” уклоняется от добросовестного исполнения своих обязательств. В этом случае аудиозапись – единственный шанс, так как наедине люди никого не боятся и говорят то, что не скажут при свидетелях и уж точно не подтвердят в судебном порядке.

Нарушения прав другого лица в данном случае я не вижу: ответчик, пытаясь прикрыться нормами о тайне частной жизни, ведет себя недобросовестно, злоупотребляя правом. При этом записанный разговор касается не личных, интимных тайн, а имущественных правоотношений сторон, которые являются предметом открытого судебного разбирательства”.

Сергей Карпушкин, юрист практики “Разрешение споров” юридической фирмы “Борениус”:

“Обычно стороны не планируют судиться друг с другом. Часто многие договоренности не оформляются документально. Прежний сверхконсервативный подход судебной практики к аудиозаписям оставлял безоружной добросовестную сторону, которая к моменту принятия решения об обращении в суд, как правило, сталкивалась с нехваткой доказательств. В судебном споре оппоненты используют все возможные аргументы, включая ссылки на исковую давность и отрицание каких-либо незадокументированных договоренностей, даже если еще вчера наличие долга признавалось. В таких случаях аудиозаписи нередко являются единственным доказательством.

ВС РФ определил критерии их допустимости: а) осуществление записи лицом, участвующим в коммуникации, б) фиксация обстоятельств, связанных со спорным правоотношением сторон. Позиция ВС РФ должна развеять сомнения нижестоящих судов относительно законности аудиозаписей в арсенале доказательств спорящих сторон. При этом судам придется овладеть искусством оценки этого специфического типа доказательств: чтобы избежать возможных злоупотреблений, необходимо тщательно анализировать значение слов в контексте конкретной беседы, учитывать интонацию, которая может изменить буквальный смысл произнесенного и т. д.”.

Роман Беланов, руководитель проектов компании “Хренов и партнеры”:

“Закон действительно допускает использование в качестве доказательств в гражданском процессе аудиозаписей. Однако в подавляющем большинстве случаев в судебных заседаниях оспаривается подлинность произведенных записей, а значит и сведений, которые в них содержатся.

Фоноскопические экспертизы подлинности записей очень сложны, затянуты и дороги и почти всегда не могут точно ответить на вопрос: кем именно были произнесены слова на записи? Это связано с рядом технических факторов, в том числе и с использованием конкретных средств записи (в частности, мобильный телефон не обеспечит того нужного качества записи, который может дать профессиональный диктофон). Поэтому, даже при наличии аудиозаписей суды нередко не могут установить их подлинность и именно поэтому не ссылаются на них как доказательство.

Но в деле, которое рассматривалось ВС РФ, была неспецифическая ситуация, так как подлинность записи не оспаривалась. Поэтому в этом деле Суд обоснованно рассматривал такую запись как допустимое доказательство”.

Анастасия Малюкина, юрист адвокатского бюро Forward Legal:

“Позиция, отраженная в определении ВС РФ, не является принципиально новой. В 2015 году тот же состав судей, ссылаясь на те же аргументы, признал допустимым доказательством видеозапись разговора, сделанную без согласия второго участника и позднее представленную в суд, чтобы подтвердить безденежность договора займа (определение ВС РФ от 14 апреля 2015 г. по делу № 33-КГ15-6). Вместе с тем, дело С. имело свои нюансы и очень жаль, что судебная коллегия обошла их стороной, включая вопрос о том, как действия истца соотносятся с нормами о тайне телефонных переговоров.

С точки зрения закона сделанная тайно аудио- или видеозапись не становится автоматически недопустимым доказательством. Законодатель всегда ищет баланс между субъективными правами, с одной стороны, и необходимостью выяснять действительные обстоятельства дела, с другой. Рассматриваемое определение – хороший повод для дискуссии о том, требует ли этот баланс корректировки в условиях, когда каждый может записать свой разговор с другим человеком”.

ВККС рассказала о наказании за отсутствие аудиопротокола и низкое качество работы

ВККС рассказала о наказании за отсутствие аудиопротокола и низкое качество работы

Вышел шестой вестник Высшей квалификационной коллегии судей. В нем разъясняется на примерах, как должен поступать судья, если к нему попадает иск о разделе совместно нажитого имущества, находящегося в другом городе. ВККС также рассказала, в чём опасность предоставления недостоверных сведения об имуществе и почему нельзя рассматривать дела с участием родственников.

Предупредили за отсутствие должного контроля

Судебная коллегия по административным делам Верховного суда вынесла в адрес судьи Краснодарского краевого суда Андрея Леганова частное определение, поскольку тот необоснованно задержал направление административного дела. Апелляционная жалоба поступила в суд 14 сентября 2017 года, а административное дело по апелляционной жалобе – 17 января 2018 года.

Леганов объяснил: он подписал сопроводительное письмо в ВС и отдал дело помощнику для передачи в канцелярию 18 или 19 сентября 2017 года. Только 28 декабря он узнал, что указанное дело не было направлено в суд апелляционной инстанции. Леганов установил: на 28 декабря 2017 года дело находилось в канцелярии в том виде, в котором он его передал помощнику. В итоге оно было направлено только в первый рабочий день 2018 года.

Таким образом, из-за отсутствия должного контроля судьи за своевременным направлением дела вместо предусмотренных законом пяти дней дело поступило в ВС только через четыре месяца. Это привело к нарушению прав участников судопроизводства на рассмотрение в разумные сроки. Поэтому ККС Краснодарского края наказала Леганова предупреждением.

Привлекли к ответственности за частые отмены

Комиссия судей Белгородского областного суда провела проверку работы зампреда Свердловского районного суда г. Белгорода Владислава Сороколетова. В результате выяснилось: Сороколетов неоднократно нарушал нормы материального и процессуального права при вынесении судебных постановлений, противоречащих закону, без учета сложившейся судебной практики и разъяснений ВС. Так, в 2017 году Сороколетов рассмотрел 252 гражданских дела, из них обжаловано 47 решений и определений, 10 отменено в апелляции. По состоянию на 17 мая 2018 года он рассмотрел 75 дел, из них обжаловано 20, отменено два.

Сороколетов принимал исковые заявления и рассматривал дела, не подведомственные судам общей юрисдикции. Например, он рассмотрел иск МВД к физлицу о взыскании денег в счет возмещения причиненного преступлением имущественного вреда, хотя процессуальный закон не предусматривает принятие и рассмотрение судом такого заявления.

Принимая иски к производству, Сороколетов не проверял полномочия представителей истцов и соответствие закону прилагаемых ими копий доверенностей. Он также не предпринимал мер к истребованию подлинников документов либо их копий. Ряд исков Сороколетов оставил без рассмотрения со ссылкой на повторную неявку сторон на судебное заседание при явном отсутствии данных об их извещении.

На коллегии Сороколетов полностью признал свою вину. ККС Белгородской области наложила на него взыскание в виде замечания.

Наказали за нарушение подсудности

Зампред Советского районного суда Волгограда Ирина Шамарина приняла к производству иск о разделе совместно нажитого имущества, находящегося в Омске. Согласно законодательству, такой иск надлежало рассматривать по месту нахождения имущества, то есть в омском суде. ККС Волгоградской области пришла к выводу, что этим решением Шамарина умышленно проигнорировала нормы закона. Также Шамарина удовлетворила иск о признании права собственности на объект недвижимости и не привлекла к участию в деле администрацию города, чьи права были затронуты. По другому делу Шамарина обязала предоставить в собственность физлица земельный участок, который в 20 раз превышает площадь, занимаемую объектами недвижимости этого лица. Все указанные решения были отменены вышестоящим судом.

Ранее Шамарина уже допускала аналогичные нарушения: рассматривала неподсудные дела, проводила судебные заседания без надлежащего извещения участвующих лиц, не осуществляла должную оценку и исследование доказательств, ограничивала лицам доступ к правосудию. В ее адрес неоднократно выносились частные определения. Статистика Шамариной говорит о недостаточно высоком качестве принятых ею решений.

Председатель Волгоградского областного суда ходатайствовал о лишении Шамариной полномочий. Сама судья подала письменное заявление об отставке. По результатам тайного голосования за решение о досрочном прекращении полномочий проголосовали менее 2/3 членов ККС Волгоградской области. При этом большинство высказались за наложение дисциплинарного взыскания в виде предупреждения. Кроме того, коллегия удовлетворила заявление об отставке судьи.

Получила замечание за волокиту

Мировой судья судебного участка № 73 Брянского судебного района Брянской области Светлана Могилевцева нарушила право на справедливое разбирательство в разумный срок: она рассматривала это уголовное дело девять месяцев и 12 дней. Потерпевший обратился в Брянский областной суд с просьбой взыскать с Минфина и УФК по Брянской области денежную компенсацию за нарушение права на уголовное судопроизводство. Он получил 20 000 руб. Аналогичное нарушение уголовно-процессуального законодательства Могилевцева допускала и ранее. Поэтому ККС Брянской области наказала судью замечанием.

Предупредили за низкое качество

За девять месяцев 2018 года судья Курганского городского суда Светлана Маргина рассмотрела 414 гражданских дел, из них с вынесением решения – 341 дело. Качество ее решений значительно ниже среднеобластных показателей. Так, из 54 обжалованных в апелляции решений 27 отменено или изменено, что составило 50% при среднеобластном показателе 78,03%. Показатель качества определений от числа обжалованных составил 60% при среднеобластном показателе 72,77% (из 20 определений восемь отменено или изменено). Показатель качества решений из общего числа вынесенных также ниже среднего – 92,08% при среднеобластном показателе 96,49%. При этом нагрузка Маргиной сопоставима с нагрузкой других судей. Причинами отмен и изменений судебных решений явились нарушения норм процессуального и материального права.

Читайте также:  Порядок и условия присвоения звания ветеран труда в Санкт-Петербурге в 2022 году

Маргина признала свою вину, и ККС Курганской области наказала ее предупреждением.

Не разъяснил решение и получил предупреждение

Судья Арбитражного суда Омской области Иван Солодкевич нарушил установленный арбитражным процессуальным законодательством срок рассмотрения заявления о разъяснении судебного акта на восемь дней. Кроме того, потерялось дело, которое находилось в отделе судьи Солодкевича. По указанным фактам была проведена проверка, которая выявила многочисленные нарушения ведения делопроизводства.

Солодкевич пояснил: он не входит в состав суда, принявшего решение по делу, поэтому самостоятельно рассматривать вопрос о его разъяснении, в том числе в порядке взаимозаменяемости судей, не мог. Кроме того, Солодкевич указал на нарушение процедуры проверки, поскольку о ее назначении был проинформирован или к истечению, или по истечении срока проведения. Однако ККС Омской области отвергла доводы Солодкевича и наказала его дисциплинарным взысканием в виде предупреждения.

Объявили замечание за отсутствие аудиопротокола

Судья Гуковского городского суда Ростовской области Лариса Плохова грубо нарушила законодательство, регламентирующее обязательное ведение аудиопротоколирования при рассмотрении административных дел в судах первой и апелляционной инстанций. Она несколько раз провела заседание без использования аудиозаписи, при этом под протокол сообщила о ее ведении. В связи с этим в адрес Плоховой было вынесено частное определение.

Плохова указала, что аудиозапись вела секретарь на диктофон, поскольку установленный в зале заседания мобильный комплекс «Фемида» был направлен на ремонт для устранения технических и программных неполадок. По окончании заседания при прослушивании на диктофоне записи было установлено, что произошел технический сбой, в результате которого отсутствовал звук, о чем составлены соответствующие акты. Тем не менее был нарушен закон, поэтому ККС Ростовской области привлекла Плохову к дисциплинарной ответственности в виде замечания.

Скрыл машины и получил наказание

Судья Ленинского районного суда Кирова Марат Чепурных предоставил недостоверные сведения о доходах, расходах, имуществе и обязательствах имущественного характера за 2014–2016 годы. Он не указал два автомобиля. Чепурных объяснил: эти машины были сняты с регистрационного учета на основании его заявлений в ГИБДД, поэтому указанные транспортные средства не отражались в налоговых декларациях. Кроме того, одну из машин он продал с отсрочкой выплаты, следовательно, данных о доходах от продажи в декларации тоже нет. ККС Кировской области пришла к выводу, что этот поступок нельзя назвать малозначительным, и наказала Чепурных предупреждением.

Ответил за недостоверные сведения

Судья Нюрбинского районного суда Республики Саха (Якутия) Борис Алексеев рассматривал дела с участием организации, в которой работает его дочь, а в справке о доходах за 2014 год указал недостоверные сведения. Алексеев пояснил: все гражданские и административные споры им были рассмотрены объективно и беспристрастно, отвод никто из участников процесса не заявлял. Судья полагал, что основания для самоотвода отсутствуют. Что касается машины, которую Алексеев не отразил в справке об имуществе, она была продана, но не снята с регистрационного учета. Однако ККС Республики Саха (Якутия) настаивала: если Алексеев получил доходы от продажи автомобиля, они должны быть в справке. Поэтому коллегия наложила на судью дисциплинарное взыскание в виде предупреждения.

Когда жалобы во властные структуры можно расценить как клевету?

КС РФ указал, что при рассмотрении уголовного дела о клевете суд в каждом конкретном случае должен выяснить, было ли обращение гражданина реализацией своих прав или оно преследовало цель причинения вреда другому лицу

Эксперты «АГ» неоднозначно оценили выводы Конституционного Суда. По мнению одного из них, решение хоть и содержит объемный анализ применимого законодательства и практики ЕСПЧ, связанных с правом гражданина на обращение, но по существу лишено четких выводов и границ допустимого поведения лица. Другой отметил, что определение КС никак не повлияет на практику, поскольку каждый правоприменитель найдет в этом решении то, что выгодно ему. Третий эксперт также отметил противоречивый характер выводов Суда. По мнению четвертого, в рассматриваемом деле поднимается очень важный вопрос о том, как найти баланс между свободой выражения мнения при подаче обращений в госорганы и правами на защиту чести, достоинства и деловой репутации лица, на которое подана жалоба.

5 декабря Конституционный Суд РФ вынес Определение № 3272-О по делу о проверке ч. 1 ст. 128.1 (клевета) УК РФ и ст. 318 (возбуждение уголовного дела частного обвинения) УПК РФ по жалобе оштрафованного за совершение вышеуказанного преступления гражданина.

Повод для обращения в Конституционный Суд

В апреле 2019 г. Михаил Москалев был осужден за клевету приговором мирового судьи и оштрафован на 380 тыс. руб. В ходе судебного разбирательства по уголовному делу суд установил, что подсудимый на протяжении 4 лет обращался в различные инстанции с письменными заявлениями и жалобами в отношении Ж., владельца земельного участка рядом с многоквартирным домом, в котором проживал обвиняемый. В них он, в частности, указывал, что Ж. якобы незаконно занимается предпринимательской деятельностью (стирка и химическая чистка текстильных и меховых изделий), нарушив закон при регистрации в качестве ИП и согласовании выезда из прачечной. Михаил Москалев также утверждал, что вышеуказанный гражданин загородил часть придомовой территории многоквартирного дома и угрожал его жильцам, пытаясь разжечь межнациональный конфликт, а также незаконно возвел мансардное строение.

Мировой суд усмотрел заведомую ложность таких сведений в том, что обвиняемый после неоднократных проверок его заявлений/жалоб и получения ответов от компетентных госорганов об отсутствии нарушений со стороны Ж. продолжал систематически обращаться в иные органы и организации по тем же основаниям. В связи с этим суд счел, что заявления и жалобы подсудимого являлись не способом реализации конституционного права на обращение в государственные органы, а были направлены исключительно на причинение вреда Ж., то есть они имеют очевидные признаки злоупотребления правом.

Мировой судья также заключил, что все без исключения доводы Михаила Москалева о нарушении потерпевшим действующего законодательства и недобросовестности при осуществлении им предпринимательской деятельности, изложенные в заявлениях и жалобах, не нашли своего подтверждения и, умаляя честь, достоинство и деловую репутацию последнего, являются клеветой. Впоследствии приговор мирового суда устоял в апелляции.

В своей жалобе в Конституционный Суд Михаил Москалев указал на несоответствие ч. 1 ст. 128.1 УК РФ и ст. 318 УПК РФ Основному Закону. По его мнению, спорные нормы позволяют признавать обращение гражданина в государственные органы и органы местного самоуправления распространением информации и на этом основании привлекать к уголовной ответственности за клевету, инициируя уголовное преследование по заявлению частного обвинителя и не требуя в этом случае установления в ходе предварительного расследования обстоятельств содеянного.

КС отказался рассматривать жалобу гражданина

После изучения материалов дела Суд напомнил, что конституционное право граждан на обращения является важным инструментом влияния личности на публичную власть, цивилизованным способом разрешения противоречий, споров и конфликтных ситуаций, преодоление которых становится возможным при помощи государственных органов, органов местного самоуправления и судов. Осуществление такого взаимодействия предполагает наличие эффективного механизма реализации конституционного права обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления.

КС отметил, что положения Закона о порядке рассмотрения обращений граждан допускают достаточно широкие возможности гражданина при реализации конституционного права на обращения. Одновременно федеральный законодатель установил гарантии безопасности гражданина в связи с его обращением. Среди них, в частности, запрет на преследование гражданина в связи с его обращением в государственный орган, орган местного самоуправления или к должностному лицу с критикой их деятельности либо в целях восстановления или защиты своих прав, свобод и законных интересов либо прав, свобод и законных интересов других лиц.

Как пояснил Суд, правомерное осуществление гражданином своих конституционных прав и свобод не должно влечь для него неблагоприятные правовые последствия, тем более в форме уголовной ответственности (Постановление КС РФ от 20 декабря 1995 г. № 17-П). «Вместе с тем выход за установленные федеральным законодателем пределы реализации этого конституционного права объективно может создавать угрозу конституционным правам и свободам других лиц и охраняемым публичным интересам, а потому предполагает допустимость введения законодательных ограничений в этой сфере, связанных в том числе с привлечением к ответственности. Иное понимание существа права на обращение в государственные органы и органы местного самоуправления, по сути, означало бы незащищенность лица, о действиях которого, носящих якобы противоправный характер, информируются на систематической основе государственные органы, органы местного самоуправления с целью причинения ему вреда», – отметил КС.

Со ссылкой на ряд правовых позиций ЕСПЧ Конституционный Суд указал, что сам по себе ограниченный режим использования информации в таких случаях не исключает риск потенциального причинения вреда репутации лица, а необходимость применения в таких случаях санкций зависит в том числе от содержания, достоверности, формы и последствий переданной информации, а также цели ее передачи.

При этом высшая судебная инстанция пояснила, что вопрос об ответственности за преступление, предусмотренное ч.1 ст. 128.1 УК РФ, применительно к деянию, сопряженному с обращением в государственные органы и органы местного самоуправления (в том числе квалификация этого деяния в качестве преступления), разрешается путем исследования фактических обстоятельств в системной связи с положениями Закона о порядке рассмотрения обращений граждан РФ. «Само по себе обращение в указанные органы, связанное с реализацией конституционного права лица на обращение, не ведет к распространению (разглашению) этой информации. Систематический же характер такого рода обращений граждан, т.е. использование конституционного права на обращение в государственные органы и органы местного самоуправления путем постоянного направления информации, вынуждающего эти органы неоднократно проверять факты, указанные в обращениях, может свидетельствовать о намерении причинить вред лицу, о противоправных действиях которого содержалась информация в обращении», – отмечено в определении.

Конституционный Суд добавил, что выяснение того, было ли обращение во властные структуры обусловлено стремлением (попыткой) реализовать свои конституционные права или же оно связано исключительно с намерением причинить вред другому лицу, подлежит установлению судом в каждом конкретном случае с учетом фактических обстоятельств дела.

Он также напомнил, что уголовные дела частного обвинения, по общему правилу, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя и прекращаются в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым. При этом такое заявление не только признается поводом к возбуждению уголовного дела, но и рассматривается в качестве обвинительного акта, в рамках которого осуществляется уголовное преследование. Тем не менее реализация потерпевшим его процессуальных прав по делам частного обвинения не меняет природы соответствующих судебных решений как государственных правовых актов, выносимых именем РФ и имеющих общеобязательный характер.

В связи с этим КС заключил, что оспариваемые нормы соответствуют Конституции РФ, и отказался принимать жалобу Михаила Москалева к рассмотрению. Он также отметил, что в компетенцию Суда не входит проверка и оценка фактических обстоятельств уголовного дела заявителя.

Эксперты «АГ» неоднозначно оценили выводы Суда

Адвокат КА «Свердловская областная гильдия адвокатов» Сергей Колосовский полагает, что рассматриваемое определение КС РФ хорошо лишь тем, что оно содержит объемный анализ применимого законодательства и практики ЕСПЧ, связанной с правом гражданина на обращение. «Этот анализ позволяет вдумчивому юристу успешно подготовить свою позицию. Причем в ту или иную сторону, в зависимости от того, кого в конкретном уголовном деле он представляет», – отметил он.

По мнению эксперта, определение по существу не содержит четких выводов и границ допустимого поведения лица. «Такая неопределенность, к сожалению, в последнее время стала типичной для судебных актов КС РФ. В анализе применимого законодательства в части оценки конституционного смысла ст. 128.1 УК применительно к реализации прав на обращение содержится противоречие. С одной стороны, Суд констатирует, что обращение в государственный орган не является распространением информации и, следовательно, с точки зрения формальной логики в принципе не может образовывать состава такого преступления, как клевета, с другой – исходя из положений ч. 3 ст. 55 Конституции, суду необходимо в каждом случае устанавливать, являлось ли такое обращение реализацией права или это все-таки было злоупотребление правом», – пояснил адвокат.

Сергей Колосовский добавил, что анализ положений ст. 318 УПК противоречит собственной позиции Конституционного Суда, приведенной в Постановлении от 21 декабря 2011 г. № 30-П. «Одним из элементов сформулированной в указанном постановлении правовой позиции является то обстоятельство, что гражданско-процессуальные механизмы не тождественны уголовно-процессуальным. Первые основаны на равенстве граждан – участников гражданского судопроизводства, вторые же – на дискреционных полномочиях правоохранительных и правоприменительных органов, которые значительно шире», – отметил адвокат.

По его словам, в рассматриваемом случае Конституционный Суд, не усмотрев нарушений конституционных гарантий прав граждан в применении частного порядка обвинения при проверке обстоятельств, связанных с обращениями в государственные и иные органы, допустил отступление от описанной логики. «Фактически в данном случае КС признал нормальной ситуацию, когда граждане – частный обвинитель и подсудимый – в условиях равноправия сторон фактически занимаются проверкой правильности решений государственных и иных органов по соответствующему обращению, принятых ими в пределах их полномочий в результате проверки с использованием средств, недоступных частным лицам», – считает Сергей Колосовский.

Эксперт полагает, что такая ситуация в действительности не отвечает принципам справедливости и, более того, противоречит смыслу правосудия, поскольку фактически исключает возможность и необходимость проверки судом правильности решения государственного и иного органа по обращению подсудимого. «Вместе с тем, исходя из комментируемого определения, в такой плоскости вопрос перед Конституционным Судом, вероятно, не ставился», – предположил адвокат.

Старший партнер АБ «ЗКС» Андрей Гривцов также неоднозначно оценил определение: «С одной стороны, КС РФ высказался относительно того, что реализация права на обращение в государственные органы не отвечает критерию противоправности, а следовательно, должны возникать сомнения в обоснованности квалификации обращения в государственные органы как клеветы. С другой стороны, он в очередной раз привел стандартный довод о том, что заявитель пытается через обращение в КС РФ пересмотреть дело».

Он с сожалением отметил, что такова стандартная позиция Конституционного Суда по подавляющему большинству жалоб, что делает их подачу практически бессмысленной с практической точки зрения. «То есть если раньше жалоба в Конституционный Суд РФ могла быть эффективным инструментом для пересмотра дела, то в настоящее время, как правило, этот инструмент не работает», – полагает адвокат.

В связи с этим Андрей Гривцов заключил, что определение КС РФ никак не повлияет на практику, поскольку каждый правоприменитель найдет в этом решении то, что выгодно ему. «Например, он может заключить, что обращение в государственные органы – это реализация гарантированного права, а потому оно не может быть преступным, или же что оснований для пересмотра дела не найдено и оценку обоснованности каждого обращения в государственные органы с точки зрения злоупотребления правом необходимо давать в каждом случае индивидуально», – пояснил он.

Читайте также:  Претензия авиакомпании за задержку рейса - образец и порядок оформления

Адвокат, партнер АБ «Бартолиус» Сергей Гревцов также отметил противоречивый характер выводов КС РФ. «Так и не понятно, к какому выводу Суд пришел по данной ситуации и позволяет ли ст. 128.1 УК РФ привлекать к уголовной ответственности лиц при неоднократном обращении с жалобами, если лицо намеренно желает навредить лицу, в отношении которого подаются обращения», – считает эксперт. По его мнению, Конституционный Суд пришел к очевидному выводу о том, что неоднократные необоснованные обращения могут за собой нести вред правам и законным интересам лица, проверяемого на их основании: «Но ведь этот вред не является единственным и достаточным основанием для привлечения жалобщика к уголовной ответственности по ст. 128.1 УК РФ».

Сергей Гревцов пояснил, что обязательным квалифицирующим признаком ст. 128.1 УК РФ является распространение заведомо ложных сведений, однако обращение в любой государственный орган (независимо от содержания обращения) не является и не может быть квалифицировано как их распространение. «С этим выводом КС РФ согласился, но раскрывать итоговый вывод в данном конкретном случае не стал», – отметил эксперт.

Он добавил, что после прочтения определения можно сделать вывод о том, что неважно, каким будет обращение в государственный орган и несет ли оно своей целью причинить вред: независимо от количества обращений такие действия не могут быть квалифицированы по ст.128.1 УК РФ. «В связи с этим было бы неплохо отразить такой вывод хотя бы в форме определения Суда об отказе с позитивным содержанием», – подытожил адвокат.

Медиаюрист, руководитель проекта «Право в сети» Маргарита Ледовских выразила согласие с доводами КС РФ в том, что в рассматриваемом случае идет речь о неопределенности ст. 128.1 УК РФ как таковой и, следовательно, данная норма не может быть признана не соответствующей Конституции. «Однако в данном деле поднимается очень важный вопрос о том, как найти баланс между свободой выражения мнения при подаче обращений в госорганы и правами на защиту чести, достоинства и деловой репутации лица, на которое подана жалоба. Этот случай не единичный: по одному из моих дел в Европейском Суде на стадии коммуникации вставал подобный вопрос, но по гражданскому, а не уголовному делу», – отметила она.

По словам эксперта, в своем определении Конституционный Суд указал, что систематический характер обращений граждан может свидетельствовать о намерении причинить вред лицу, о противоправных действиях которого заявлено в обращении. «Таким образом, суды могут использовать это в качестве критерия для того, чтобы определить – было ли злоупотребление свободой выражения мнения или нет. Главное, чтобы суды обращали внимание, что это лишь может свидетельствовать о злоупотреблении, то есть необязательно это будет происходить в каждом случае», – подчеркнула Маргарита Ледовских.

Она добавила, что в подобных случаях кроме систематичности обращений судами должны быть учтены и другие обстоятельства. «Например, повторные обращения могут быть связаны с бездействием правоохранительных органов, в этом случае направляющий повторное обращение человек не злоупотребляет своим правом. Конституционный Суд также отметил, что именно суды должны сопоставить факты и понять: защищает заявитель свои права или намеревается своим обращением причинить вред другому лицу», – резюмировала медиаюрист.

Клевета в суде

Подборка наиболее важных документов по запросу Клевета в суде (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Клевета в суде

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2020 год: Статья 321 “Рассмотрение уголовного дела в судебном заседании” УПК РФ
(О.М. Кабанов) Апелляционное постановление по прекращенному уголовному делу по обвинению в клевете отменено, дело направлено на новое апелляционное рассмотрение в ином составе, поскольку, отменив постановление суда первой инстанции и применив ст. 321 УПК РФ, суд апелляционной инстанции оставил без внимания, что направлению уголовного дела органу дознания должно предшествовать вынесение постановления о прекращении уголовного преследования по делу по первоначально предъявленному обвинению. Кроме того, направив дело для производства дознания по более тяжкому обвинению, суд апелляционной инстанции нарушил ст. 389.24 УПК РФ, вышел за пределы доводов апелляционной жалобы и тем самым, ухудшил положение обвиняемой, в отношении которой производство по уголовному делу судом первой инстанции было прекращено.

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2019 год: Статья 32 “Территориальная подсудность уголовного дела” УПК РФ
(О.М. Кабанов) Судебные акты по делу об осуждении гражданина за клевету в форме обращения в УФСБ РФ по субъекту Российской Федерации с содержащимися в нем не соответствующими действительности сведениями о коррупционной деятельности сотрудника ГУ МЧС России по субъекту Российской Федерации, порочащими его честь и достоинство и подрывающими его репутацию, отменены, уголовное дело направлено в суд для определения территориальной подсудности и передачи в соответствующий судебный участок мировому судье на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства, поскольку судом в нарушение ст. 32 УПК РФ не учтено, что местом совершения преступления является место распространения сведений, то есть место подачи осужденным заявления, содержащего заведомо ложные сведения, порочащие честь и достоинство потерпевшего.

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Клевета в суде

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Конституционные основы уголовной ответственности за злоупотребление правами и свободами
(Гузеева О.С.)
(“Вестник Пермского университета. Юридические науки”, 2021, N 1) Наиболее ярким и показательным в рассматриваемом плане, с учетом содержания последующего решения Конституционного Суда РФ, является дело гражданина Москалева, который был осужден по статье 128.1 УК РФ в связи с тем, что в своих неоднократных обращениях в государственные и муниципальные органы сообщал заведомо не соответствующие действительности сведения о поведении потерпевшего Ж. Его обращение в Конституционный Суд основывалось на том, что статья 128.1 УК РФ позволяет, по его мнению, признавать обращение гражданина в государственные органы и органы местного самоуправления как распространение информации и на этом основании привлекать к уголовной ответственности за клевету. Суд провел детальный анализ ситуации и констатировал, что в системе действующего правового регулирования – даже с учетом потенциально возможного риска причинения вреда правам и свободам лиц, с которыми связана содержащаяся в обращении информация, – само по себе обращение в государственный орган или орган местного самоуправления, обусловленное целью получения содействия по реализации прав и свобод обратившегося гражданина или прав и свобод других лиц, не может рассматриваться как распространение (разглашение) информации. Правомерное осуществление гражданином своих конституционных прав и свобод не должно влечь для него неблагоприятные правовые последствия, тем более в форме уголовной ответственности. Вместе с тем выход за установленные федеральным законодателем пределы реализации этого конституционного права объективно может создавать угрозу конституционным правам и свободам других лиц и охраняемым публичным интересам, а потому предполагает допустимость введения законодательных ограничений в этой сфере, связанных в том числе с привлечением к ответственности. Систематический характер обращений граждан, т.е. использование конституционного права на обращение в государственные органы и органы местного самоуправления путем постоянного направления информации, вынуждающего эти органы неоднократно проверять факты, указанные в обращениях, может свидетельствовать о намерении причинить вред лицу, о противоправных действиях которого содержалась информация в обращении .

Нормативные акты: Клевета в суде

“Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 4 (2016)”
(утв. Президиумом Верховного Суда РФ 20.12.2016) См., например, иски о взыскании компенсации за неудовлетворительные условия содержания под стражей: постановление Европейского Суда от 14 марта 2013 г. по делу “Инсанов против Азербайджана”; постановление Европейского Суда от 22 декабря 2009 г. по делу “Скоробогатых против России”; постановление Европейского Суда от 17 декабря 2009 г. по делу “Шилбергс против России”; см. также постановление Европейского Суда от 12 июня 2012 г. по делу “Грязнов против России”, постановление Европейского Суда от 10 мая 2007 г. по делу “Ковалев против России”, касающееся жалобы заявителя на жестокое обращение со стороны полиции; постановление Европейского Суда от 4 марта 2010 г. по делу “Мохов против России”; и постановление Европейского Суда от 29 октября 1991 г. по делу “Хелмерс против Швеции”, иск на клевету; постановление Европейского Суда от 15 октября 2009 г. по делу “Сокур против России” и постановление Европейского Суда по делу “Гоч против Турции”, пункт 48, спор о сумме компенсации неимущественного вреда, причиненного в результате незаконного содержания под стражей и судебного преследования.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 N 3
“О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц” 6. Если действия лица, распространившего не соответствующие действительности порочащие сведения, содержат признаки преступления, предусмотренного статьей 129 Уголовного кодекса Российской Федерации (клевета), потерпевший вправе обратиться в суд с заявлением о привлечении виновного к уголовной ответственности, а также предъявить иск о защите чести и достоинства или деловой репутации в порядке гражданского судопроизводства.

Юридическая ответственность за клевету: обзор законодательства – 2021

У уголовной статьи «Клевета» долгая и противоречивая история. Статья с таким названием существовала ещё в первоначальной редакции УК РФ под номером 129. В той версии она предусматривала ответственность в рамках трёх составов: собственно клевета, публичная клевета и клевета с обвинением в тяжком или особо тяжком преступлении. По первой части обвиняемому грозил штраф, обязательные либо исправительные работы; по второй — эти же наказания или арест на срок до полугода; по третьей — ограничение свободы, арест либо лишение свободы на срок до трёх лет.

В конце 2011 года клевета была декриминализирована и переведена в разряд административных правонарушений. Но, как говорится, недолго музыка играла. Не прошло и года, как статью возвратили в Уголовный кодекс. Случилось это в конце июля 2012 года. Сегодня статья числится за номером 128.1. С учётом свежей памяти о декриминализации поначалу она не предусматривала наказания в виде лишения свободы и даже ареста.

Всё изменилось, когда в конце 2020 года президент подписал Федеральный закон «О внесении изменения в статью 128.1 Уголовного кодекса Российской Федерации».

О том, как именно всё изменилось, читайте в нашем материале.

И ещё. В декабре прошлого года составом «клевета» был дополнен и КоАП РФ. К слову, и в уголовном праве, и в законодательстве об административных правонарушениях под клеветой понимается распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию. Разница только в том, что в уголовном порядке к ответственности привлекают граждан, то есть физических лиц, а в административном — лиц юридических. Оно и понятно: юридическое лицо в тюрьму не посадишь.

2. Ответственность за клевету в 2021 году: что нового?

Итак, статья о клевете прошла большой путь и перешла на новый виток исторической спирали. Первоначально она была уголовным составом, который предусматривал лишение свободы на срок до трёх лет, потом административным, затем снова преступлением, но с наказанием без лишения свободы. И вот, как в самом начале, статья вновь предусматривает наказание в виде лишения свободы, только уже на срок до пяти лет.

Как сказано в известной «черномырдинке»: «Никогда такого не было, и вот опять».

Действительно, с вступлением в силу Федерального закона от 30 декабря 2020 года № 538-ФЗ «О внесении изменений в статью 128.1 УК РФ» уголовная ответственность за клевету была ужесточена.

Сегодня за клевету, содержащуюся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении, средствах массовой информации либо — внимание — совершённую публично с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, включая сеть «Интернет», либо в отношении нескольких лиц, в том числе индивидуально не определённых, грозит штраф в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период до одного года, либо обязательные работы на срок до двухсот сорока часов, либо принудительные работы на срок до двух лет, либо арест на срок до двух месяцев, либо лишение свободы на срок до двух лет. Разнообразие вариантов наказания впечатляет!

Далее. За клевету с использованием служебного положения можно поплатиться штрафом в размере до двух миллионов рублей или в размере заработной платы или иного дохода за период до двух лет, либо обязательными работами на срок до трёхсот двадцати часов, либо принудительными работами на срок до трёх лет, либо арестом на срок до четырёх месяцев, либо лишением свободы на срок до трёх лет.

Если наклеветали на человека, что он страдает опасным для других заболеванием, штраф уже до трёх миллионов рублей или в размере заработной платы или иного дохода за период до трёх лет, либо в виде обязательных работ на срок до четырёхсот часов, либо принудительных работ на срок до четырёх лет, либо ареста на срок до шести месяцев, либо лишения свободы на срок до четырёх лет.

Наконец, хуже всего придётся пострадать за ложные обвинения в сексуальных домогательствах, то есть за обвинения в совершении преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности либо иного тяжкого или особо тяжкого преступления. Тут уже — до пяти лет тюрьмы. Остальные виды наказания растут пропорционально.

Что касается административной ответственности, предусмотренной для юридических лиц статьёй 5.61.1. КоАП РФ, то им за клевету грозит штраф в размере от пятисот тысяч до трёх миллионов рублей. И больше ничего.

3. Эволюция клеветы и её эффекты.

Когда летом 2012 года клевета из правонарушения вновь стала преступлением (имеется в виду, принятие Федерального закона от 28 июля 2012 года № 141-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации»), это объяснялось автором законодательной инициативы парламентарием Павлом Крашенинниковым тем, что декриминализация клеветы «не дала искомого результата, а скорее наоборот». А вот с возвращением клеветы в УК «публичного мусора» стало меньше.

Эксперты, которые анализировали практику уголовных дел после 2012 года, отмечали, что статья 128.1, пожалуй, единственная в УК, по которой число оправдательных приговоров значительно превышало число обвинительных. Например, в 2013-м осудили 107, а оправдали 520; в 2014-м — 141 человека и 663 человек соответственно.

В том, что действующая норма о клевете живёт в Уголовном кодексе именно в той редакции, которую предусматривает статья 128.1, есть определённый почерк времени. И, конечно, ещё рано говорить о правоприменительной практике, так как не прошло и полугода с момента вступления в силу новой редакции, хотя пресловутый почерк времени даёт свои подсказки относительно того, как она будет складываться.

Но вместе с тем сегодня звучат предложения либеральной общественности перевести и клевету, и оскорбление в ранг административных правонарушений. Представляется, что если это случится, то нескоро. На просторах Интернета встретилось мнение: «Ненормально общество, в котором основным законом является Уголовный кодекс… То есть у нас все правоотношения рассматриваются через призму УК. Когда основным кодексом будет Гражданский, будем жить в другом обществе».

Ссылка на основную публикацию