Установление факта трудовых отношений – судебная практика

Судебная практика меняется в пользу работников! Верховный суд РФ не доволен рассмотрением нижестоящими судами споров об установлении факта трудовых отношений с неоформленными работниками | Кадровик-практик , Тема №766557

«. Судья разъясняет, на ком лежит обязанность доказывания тех или иных обстоятельств, а также последствия непредставления доказательств. При этом судья должен выяснить, какими доказательствами стороны могут подтвердить свои утверждения, какие трудности имеются для представления доказательств, разъяснить, что по ходатайству сторон и других лиц, участвующих в деле, суд оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств . »

ВС РФ подчеркнул, что доказательства отсутствия трудовых отношений должен представить работодатель, а отсутствие доказательств у работника может быть причиной нарушения закона работодателем:

«Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации признает несостоятельным вывод судебных инстанций об отсутствии трудовых отношений между сторонами со ссылкой на то обстоятельство, что документально эти отношения не оформлялись (отсутствуют сведения о принятии ответчиком кадровых решений в отношении истца, о получении им заработной платы, о заключении между сторонами трудового договора), поскольку такая ситуация прежде всего может свидетельствовать о допущенных нарушениях закона со стороны ООО “В***” по надлежащему оформлению отношений с работником К. Неоформление работодателем или его уполномоченным представителем, фактически допустившими работника к работе, в письменной форме трудового договора в установленный статьей 67 Трудового кодекса Российской Федерации срок, вопреки намерению работника оформить трудовой договор, может быть расценено судом как злоупотребление со стороны работодателя правом на заключение трудового договора (статья 22 Трудового кодекса Российской Федерации). Кроме того, этот вывод судебных инстанций противоречит приведенным выше положениям Трудового кодекса Российской Федерации, по смыслу которых наличие трудового правоотношения между сторонами презюмируется и, соответственно, трудовой договор считается заключенным, если работник приступил к выполнению своей трудовой функции и выполнял ее с ведома и по поручению работодателя или его уполномоченного лица. В связи с этим доказательства отсутствия трудовых отношений должен представить работодатель, утверждение судебных инстанций об обратном неправомерно…»

По рассмотренному делу ВС РФ указал:

«…По данному делу юридически значимыми и подлежащими определению и установлению с учетом исковых требований К., их обоснования и регулирующих спорные отношения норм материального права являлись следующие обстоятельства: было ли достигнуто соглашение между К. и директором ООО “В***” или его уполномоченным лицом о личном выполнении истцом работы в качестве продавца (с 20 августа 2014 г. по 29 ноября 2014 г.) и старшего продавца (с 30 ноября 2014 г. по 16 января 2018 г.); была ли допущена К. к выполнению этой работы директором ООО “В***” или его уполномоченным лицом; подчинялась ли К. действующим у работодателя правилам внутреннего трудового распорядка; выполняла ли Кириченко О.Н. работу в интересах, под контролем и управлением работодателя в период с 20 августа 2014 г. по 16 января 2018 г.; выплачивалась ли ей заработная плата.

Однако обстоятельства, касающиеся характера возникших отношений между истцом и ответчиком, с учетом заявленных исковых требований о признании факта трудовых отношений и подлежащих применению норм трудового законодательства в качестве юридически значимых судами первой и апелляционной инстанций определены и установлены не были.

Суды …ограничились лишь указанием на то, что истец не представила достаточных и допустимых доказательств, свидетельствующих о наличии между нею и ответчиком трудовых отношений в спорный период, тем самым произвольно применив статью 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и нарушив требования процессуального закона, касающиеся доказательств и доказывания в гражданском процессе…»

По итогам ВС РФ отметил решения нижестоящих коллег (Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 30.09.2019 N 3-КГ19-4).

Рекомендуем:

В издании подробно раскрыта тема трудового договора и оформления работников на работу, какие выгодные условия включить в трудовой договор и иные документы, а каких условий наоборот стоит избегать. Всё “разложено по полочкам”. Рассматривается масса практических вопросов, приводятся примеры из кадровой и судебной практики. Авторы стремились охватить максимум вопросов по теме. Также в пособии приводятся многочисленные образцы документов по рассматриваемым темам.

Пособие доступно только в электронном виде с возможностью самостоятельной распечатки.

Подписчикам журнала “Кадровик-практик” методичка доступна бесплатно на Книжной полке >>

6931

Установление факта нахождения в трудовых отношениях

Подборка наиболее важных документов по запросу Установление факта нахождения в трудовых отношениях (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Установление факта нахождения в трудовых отношениях

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2019 год: Статья 265 “Условия, необходимые для установления фактов, имеющих юридическое значение” ГПК РФ
(ООО юридическая фирма “ЮРИНФОРМ ВМ”) Поскольку истец настаивает на том, что трудовые отношения между сторонами были оформлены, вместе с тем доказательств невозможности добыть документы самостоятельно у ответчика-работодателя либо доказательств утраты документов о работе по каким-либо причинам не представил, суд, руководствуясь статьей 265 ГПК РФ, правомерно отказал в установлении факта трудовых отношений и перерасчете пенсии, при этом обоснованно не нашел оснований для того, чтобы положить в основу принимаемого решения показания свидетелей, поскольку оспариваемый истцом период приходится на период после регистрации истца в качестве застрахованного лица в системе государственного пенсионного страхования.

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Установление факта нахождения в трудовых отношениях

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Тарифно-квалификационные характеристики работы как признаки трудовых отношений. Судебная практика
(Мариновская В.)
(“Трудовое право”, 2019, N 12) Тогда в ходе судебного слушания было установлено, что истец обратилась в суд с иском к ответчику об установлении факта нахождения в трудовых отношениях, о взыскании заработной платы, компенсации за нарушение установленного срока выплаты заработной платы, компенсации морального вреда. Поданную кассационную жалобу Верховный Суд удовлетворил, поскольку в силу того, что в соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 2.2 определения от 19 мая 2009 г. N 597-О-О, в целях предотвращения злоупотреблений со стороны работодателей и фактов заключения гражданско-правовых договоров вопреки намерению работника заключить трудовой договор, а также достижения соответствия между фактически складывающимися отношениями и их юридическим оформлением федеральный законодатель предусмотрел в части четвертой статьи 11 Трудового кодекса Российской Федерации возможность признания в судебном порядке наличия трудовых отношений между сторонами, формально связанными договором гражданско-правового характера, и установил, что к таким случаям применяются положения трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права (абзац третий пункта 2.2 определения Конституционного Суда Российской Федерации от 19 мая 2009 г. N 597-О-О). Данная норма Трудового кодекса Российской Федерации направлена на обеспечение баланса конституционных прав и свобод сторон трудового договора, а также надлежащей защиты прав и законных интересов работника как экономически более слабой стороны в трудовом правоотношении, что согласуется с основными целями правового регулирования труда в Российской Федерации как социальном правовом государстве (статья 1, часть 1; статьи 2 и 7 Конституции Российской Федерации) (абзац четвертый пункта 2.2 Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 19 мая 2009 г. N 597-О-О). Указанный судебный порядок разрешения споров о признании заключенного между работодателем и лицом договора трудовым договором призван исключить неопределенность в характере отношений сторон таких договоров и их правовом положении, а потому не может рассматриваться как нарушающий конституционные права граждан. Суды общей юрисдикции, разрешая подобного рода споры и признавая сложившиеся отношения между работодателем и работником либо трудовыми, либо гражданско-правовыми, должны не только исходить из наличия (или отсутствия) тех или иных формализованных актов (гражданско-правовых договоров, штатного расписания и т.п.), но и устанавливать, имелись ли в действительности признаки трудовых отношений и трудового договора, указанные в статьях 15 и 56 Трудового кодекса Российской Федерации.

Работник без договора: ВС пояснил, как доказать трудовые отношения

Работник без договора: ВС пояснил, как доказать трудовые отношения

Работа без оформления – это не самая лучшая идея. Такие договоренности часто соблюдаются до первого конфликта. Если компания захочет платить меньше или расстаться с работником без объяснения причин – ей ничего не помешает. Обманутому сотруднику остается надеяться на суд. Но практика неоднородная: иногда суды отказывают, потому что истец не подтвердил факта трудовых отношений. Кто и что должен доказывать, рассказал Верховный суд. А юристы посоветовали работникам без договора собирать доказательства заранее.

Если сотрудник хочет взыскать долги по зарплате, но работал без официального оформления – ему может быть сложно доказать трудовые отношения. Суды, в основном на уровне первой инстанции, очень загружены, признает старший юрист Дювернуа Лигал Дювернуа Лигал Региональный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры – high market) группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Банкротство (включая споры) Профайл компании × Анна Сенаторова. К ним поступает много исков из трудовых отношений. Поэтому суды часто спешат, проявляют излишний формализм и перекладывают бремя доказывания на работника, делится Сенаторова. Как на самом деле правильно рассматривать подобные споры, рассказал Верховный суд в одном из недавних дел.

Нет документов – виноват работодатель

В нем Егор Турбин* хотел подтвердить трудовые отношения с «МДК Юг». Он настаивал, что работал на эту компанию торговым представителем в Ялте с окладом в 20 000 руб. почти год – с 23 июля 2015 года по 20 июня 2016-го. У Турбина был планшет с программой для работы с клиентами, зарплату ему передавали водители «МДК Юг», которые доставляли товары в Ялту. В июне 2016-го ему якобы позвонили и сказали, что он уволен, но сотрудник уверял, что не давал к этому повода и сам не хотел уходить.

Поэтому Турбин подал в суд на «МДК Юг» и потребовал 71 686 руб. долгов по зарплате и отпускным, 70 000 руб. компенсации материального и морального ущерба. К иску он приложил маршрутные листы, копию служебной переписки, копии накладных и бланки договоров на поставку товара, прайс-листы от покупателей и другие рабочие бумаги. Он перечислил свидетелей, своих коллег, которые могли подтвердить, что истец тоже работал на «МДК Юг».

Верховный суд: суды должны разбираться, договорилась ли фирма с работником насчет работы, подчинялся ли он трудовому распорядку, выполнял ли обязанности, получал ли зарплату.

Один из свидетелей явился в заседание и подтвердил основания иска, но это не убедило Центральный районный суд Симферополя. Он отказался дать Турбину время, чтобы вызвать других свидетелей, и отклонил его требования. По мнению райсуда, факт отношений должен доказывать работник. Но Турбин не подтвердил, что обращался к ответчику за трудовым договором или расписывался в зарплатных ведомостях. Райсуд отказался принимать во внимание копии накладных, договоры поставки и распечатки с имейла, потому что они не были заверены. Это решение поддержал Верховный суд Крыма.

Но с ним не согласилась кассация. Верховный суд обнаружил, что нижестоящие инстанции даже не разбирались в сути спора. Они должны были установить, договорилась ли фирма с Турбиным по поводу работы, подчинялся ли он правилам внутреннего трудового распорядка, выполнял ли обязанности в интересах работодателя, получал ли заработную плату. Вместо этого два суда безосновательно переложили бремя доказывания на сотрудника и ограничились выводом, что он не доказал факта трудовых отношений, отмечается в определении № 127-КП8-17. А райсуд отказался отложить заседание для вызова свидетелей, но не объяснил, почему их показания не подтвердят заявлений истца.

Две инстанции решили, что трудовых отношений нет, потому что они не оформлены документально. Однако они презюмируются, «если сотрудник приступил к работе и выполнял ее с ведома или по поручению работодателя», напомнил положения ТК Верховный суд. А если нет документов, то, скорее всего, это нарушение компании, а не вина работника, указала «тройка» под председательством Людмилы Пчелинцевой. В итоге дело отправилось на новое рассмотрение в районный суд.

Трудовой договор из воздуха: чем подтвердить

Если работник не получает подписанный трудовой договор больше трех дней – скорее всего, он не получит его никогда, утверждает Сенаторова. По ее словам, ситуацию усугубляют сами сотрудники, которые не хотят оформляться по разным причинам и беспокоить работодателя. Положение работника незавидное еще и потому, что большая часть доказательств трудовых отношений обычно находится у работодателя, добавляет Елена Мамонова из группы правовых компаний INTELLECT (ИНТЕЛЛЕКТ) INTELLECT (ИНТЕЛЛЕКТ) Региональный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры – high market) группа Интеллектуальная собственность группа Семейное и наследственное право группа Банкротство (включая споры) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Уголовное право группа Корпоративное право/Слияния и поглощения Профайл компании × . Вывод один: человеку надо занимать активную позицию заранее и не дожидаться проблем, заявляет Сенаторова.

Чтобы доказать трудовые отношения, недостаточно подтвердить, что работодатель допустил человека к работе, говорит Руслан Маннапов из Ильяшев и Партнеры Ильяшев и Партнеры Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) (high market) группа Международные судебные разбирательства группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (mid market) Профайл компании × . По его словам, нужно ответить на ряд вопросов:

  • Каким образом сотрудника допустили к работе?
  • С кем человек договорился о работе, кто давал поручения? Если это был не руководитель – были ли у него полномочия?
  • Где человек трудился?
  • Предоставляли ли ему рабочее место, давали оборудование, спецодежду и т. п.?
  • Подчинялся ли сотрудник внутреннему распорядку?
  • Получал ли он заработную плату систематически?

Подтвердить трудовые отношения могут внутренние документы – это, например, отчеты о проделанной работе, товарные накладные, заявки на перевозку грузов, акты передачи спецодежды, перечисляет Мамонова. Пригодятся СМС и переписка по электронной почте. Их надо заверять у нотариуса, предупреждает Мамонова: Турбин забыл это сделать, поэтому суды не приняли распечатки с имейла.

Не стесняйтесь письменно задавать вопросы под нужным уклоном: закончился ли у меня испытательный срок, какой результат? Какой у меня режим рабочего времени, кому я подчиняюсь, как взаимодействую с другими отделами, работниками? Какие цели, задачи и сроки командировок? Когда ждать отпуск по графику отпусков?

В одном из дел хорошим доказательством стала распечатка считывающего устройства для карточек при входе на работу, делится опытом ведущий юрист ССП-Консалт ССП-Консалт Региональный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры – mid market) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Банкротство (включая споры) Профайл компании × Ева Тимофеева.

Записанные по телефону разговоры менее ценны, чем письменные доказательства, утверждает Сенаторова: может оказаться, что разговор сложно разобрать, а еще надо доказать, что собеседник уполномочен представлять работодателя. К тому же записи будут оспариваться, потребуется экспертиза, а это долго и дорого, объясняет Сенаторова.

Причины отказов и проблема свидетелей

Нередко суды отказывают в признании трудовых отношений, потому что речь может идти о гражданско-правовом договоре в устной форме [это разовая/эпизодическая работа, которая имеет определенный конечный результат – «Право.ru»]. По этой причине исполнитель может знать изнутри, как устроена работа в организации, отмечает Тимофеева.

Примером может служить дело № 33-6109/2018, в котором Дмитрий Коробов* обратился с иском на 7 млн руб. к ООО «Интер-Юг». Коробов утверждал, что трудился там заместителем генерального директора с окладом в 200 000 руб., требовал взыскать долг по зарплате, а также порядка 1 млн руб. компенсации неиспользованного отпуска и морального вреда. Оба экземпляра трудового договора, по словам истца, остались у работодателя. Коробов утверждал, что встречался с работодателем вне офиса, без постоянного рабочего места, и выполнял его поручения. Свои требования он подтвердил рабочей перепиской с контрагентами, нотариальной доверенностью от фирмы и словами свидетеля, который сейчас работает в другом месте. Но две инстанции отказались признавать трудовые отношения (на этапе апелляции в Ставропольском крайсуде истец отказался от денежных требований). Коробов выполнял разовые поручения, ему не определили ни режим, ни место работы – а значит, речь идет о гражданско-правовом договоре, решили суды. Они критически отнеслись к показаниям свидетеля: если он видел, как человек общается с директором компании, это еще не говорит о трудовых отношениях.

Читайте также:  Набор продуктов для пенсионеров в карантин: состав, как заказать

Показания свидетелей могут быть ценны, если у истца нет письменных и вещественных доказательств, говорит Мамонова из «Интеллект-С». Но есть нюансы.

Если свидетели – официально трудоустроенные работники, то далеко не каждый согласится дать показания против работодателя. И даже если он решится, не исключено, что на него будут влиять или даже давить, чтобы он изменил показания.

В отличие от дела Коробова столяру Геннадию Максимову удалось доказать, что он полгода работал в компании «Гулливер» именно по трудовому договору (дело № 33-2210/2018). Выступая в суде как свидетели, двое сотрудников этой компании подтвердили, что видели Максимова на рабочем месте. При этом они уверяли, что он был подрядчиком. Но ВС Хакасии отнесся к последнему утверждению «критически», потому что оно противоречило другим доказательствам в деле: свидетели подтвердили, что Максимова допустили к работе с ведома компании, а выплата части зарплаты подтверждалась письменными доказательствами. Таким образом, апелляция отказалась признать отношения гражданско-правовыми, на чем настаивал директор «Гулливера». Обязанность работодателя – доказать свои утверждения, но он этого не сделал, объяснила апелляция.

Без бумажки

Как ни борется государство с работодателями, нанимающими граждан без трудового договора, полностью победить это зло пока не получается. Уж больно много выгод в такой системе для хозяев – на работнике без бумажки можно экономить и платить ему меньше, чем официально нанятому, а в случае чего просто выставить человека за дверь и не бояться последствий.

Доказать в суде, что человек работал без договора, трудно, но вполне реально. Фото: Сергей Михеев/ РГ

Доказать в суде, что человек работал без договора, трудно, но вполне реально. Фото: Сергей Михеев/ РГ

Попытки же горе-работников все же доказать факт трудовых отношений с хозяином редко дают положительный результат. Именно поэтому разъяснения Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ по итогам рассмотрения такого спора могут помочь людям, оказавшимся в схожей ситуации. А как показывает судебная статистика подобные иски встречаются часто.

Главное и самое ценное в разъяснениях высокого суда следующее – Верховный суд сказал, кто и что должен доказывать в суде, чтобы подтвердить факт трудовых отношений.

В нашем случае в суд пришел гражданин, житель курортного города, и стал уверять, что он работал примерно год на некую коммерческую фирму из соседнего региона. Контора занималась торговлей. В качестве доказательства трудовых взаимоотношений истец показал планшет с программой для работы с клиентами.

Он объяснил, что зарплату ему передавали водители фирмы, когда привозили товар в его город. Такая ситуация гражданина устраивала, но в один несчастливый день ему позвонили из офиса и сообщили, что он свободен.

Фото: Сергей Михеев/ РГ

Гражданину это не понравилось, и он обиделся. По его словам, для увольнения он не давал повода и не планировал увольняться. Но фирма все же уволила гражданина и даже не выплатила последнюю зарплату. Пришлось человеку обращаться в суд.

В иске этот гражданин попросил заплатить ему долг по зарплате – больше 70 тысяч рублей – и столько же потребовал за моральный и материальный ущерб. К иску он приложил все доказательства своего труда, которые на тот момент у него были – маршрутные листы, копию служебной переписки, копии накладных и бланки договоров на поставку товара, прайс-листы от покупателей и другие рабочие бумаги.

Истец заявил и нескольких свидетелей – граждан , которые видели его работу и которые могли подтвердить, что он действительно почти год трудился именно в этой фирме.

Показания свидетелей, которые подтвердили слова истца, не убедили районный суд, впрочем, как и другие представленные бумаги. Гражданин хотел пригласить еще нескольких свидетелей, но суд решил, что это не нужно и особого значения не имеет.

По мнению районного суда, факт трудовых отношений должен доказывать именно сам работник. А в нашем случае истец не смог доказать, что просил у работодателя трудовой договор и расписывался в ведомости за полученные суммы.

А еще райсуд отказался принимать во внимание копии накладных, договоры поставки исключительно потому, что они не были заверены. Это решение районного суда Симферополя поддержал и Верховный суд Крыма.

А вот Верховный суд РФ с таким вердиктом не согласился. Изучая дело, высокий суд обнаружил, что нижестоящие инстанции даже не разбирались в сути спора. Они должны были, по мнению Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ, установить следующее: договорилась ли коммерческая фирма с истцом по поводу работы, подчинялся ли он правилам внутреннего трудового распорядка, выполнял ли обязанности в интересах работодателя, получал ли заработную плату.

Вместо этого, как подчеркнула Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда, два суда безосновательно переложили бремя доказывания на сотрудника и ограничились выводом, что он не доказал факт трудовых отношений.

Верховный суд РФ заметил и вот какой серьезный момент: по его мнению, неправильно поступил районный суд, когда отказался отложить заседание для вызова свидетелей. При этом районный суд не объяснил, почему показания свидетелей со стороны оставшегося без работы гражданина, не подтвердят заявлений истца.

Две региональные инстанции решили, что трудовых отношений между гражданином и коммерческой структурой нет, потому что они не оформлены документально. Но “если сотрудник приступил к работе и выполнял ее с ведома или по поручению работодателя”, то он трудился. Об этом положении нашего Трудового кодекса напомнил коллегам Верховный суд РФ. И еще добавил следующее – если у гражданина на руках нет документов, подтверждающих, что он трудился, то, скорее всего, это нарушение компании, а не вина работника, подчеркнула высокая инстанция.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда подробно перечислила, что обязаны были сделать ее региональные коллеги по такому спору.

Фото: Владимир Гердо/ТАСС

Во-первых, по мнению высокой инстанции, местные суды должны разбираться, договорилась ли коммерческая организация с работником насчет работы. Во-вторых, поинтересоваться, подчинялся ли гражданин трудовому распорядку. В третьих – выполнял ли этот человек свои трудовые обязанности и получал ли за их выполнение заработную плату.

Ни на один подобный вопрос местные суды, разбирая этот спор, не ответили.

В итоге Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ все вердикты своих региональных предшественников решила отменить. И “дело о работе без бумажки”, она отправила обратно в Крым на новое рассмотрение в районном суде.

Отправила с жестким указанием – пересмотреть спор о работе без договора и разрешить ситуацию с учетом своих разъяснений.

Чем подтвердить, что человек работал?

Подтвердить трудовые отношения могут внутренние документы – например, отчеты о проделанной работе, товарные накладные, заявки на перевозку грузов. Не помешает и СМС, а также переписка по электронной почте с работодателем.

Очень было бы правильно, если б эти документы гражданин перед походом в суд заверил у нотариуса.

Не стесняйтесь письменно задавать вопросы под нужным уклоном: закончился ли у меня испытательный срок, какой результат? Какой у меня режим рабочего времени, кому я подчиняюсь, как взаимодействую с другими отделами, работниками? Какие цели, задачи и сроки командировок? Когда ждать отпуск по графику отпусков?

Сейчас у абсолютного большинства есть мобильные телефоны с функцией записи разговоров. Но надо подчеркнуть – записанные по телефону разговоры менее ценны, чем письменные доказательства. Ведь нередко бывает, что разговор сложно разобрать, а еще надо доказать, что собеседник был уполномочен представлять работодателя. Если же записи будут оспариваться в суде, то потребуется экспертиза, а это долго и дорого.

Установление факта трудовых отношений

Наиболее часто суды сталкиваются с трудовыми спорами, связанными с приемом на работу. Один из вариантов таких споров – установление факта трудовых отношений. В обзоре судебной практики рассказываем, в каких случая суды соглашаются с точкой зрения работодателя, а когда принимают сторону работника.

Спорные ситуации между работником и работодателем, к сожалению, не редкость. После успешно пройденного собеседования кандидату могут предложить пройти «неоплачиваемую стажировку» в компании. Или выясняется, что заключен не трудовой, а гражданско-правовой договор (подряда или оказания услуг). В этом случае работник вправе обратиться в суд за признанием факта трудовых отношений.

Законодательство о трудовых отношениях

Ст. 15 ТК РФ гласит: трудовые отношения основаны на договоренности между работником и работодателем о выполнении сотрудником работы за определенное вознаграждение при условии, если работодатель обеспечит его работой и согласованными условиями для труда.

Согласно ч. 3 ст. 16 ТК РФ, трудовые отношения между работодателем и работником возникают, если работник фактически допущен к работе. Это правило действует, даже если договор не был правильно оформлен.

Для признания трудовых отношений между сотрудником и нанимателем, суд должен установить факт работы, а также оформления трудового договора, о чем говорится в ст. 15 и 56 ТК РФ (определение Конституционного Суда РФ от 19.05.2009 N 597-О-О).

Если договор не был оформлен, но работник приступил к работе, контракт считается заключенным. Согласно ТК РФ, работодатель должен оформить трудовые отношения с работником надлежащим образом в течение трех рабочих дней (ч. 2 ст. 67 ТК РФ).

Если стороны заключили гражданско-правовой договор, но в ходе судебного разбирательства было установлено, что этот договор фактически регулирует трудовые отношения, к этим отношениям в силу ч. 4 ст. 11 ТК РФ следует применять положения ТК РФ и иных актов, касающихся трудового права.

После установления наличия трудовых отношений между сторонами их следует оформить должным образом. А после признания их таковыми истец может требовать от работодателя взыскания задолженности по зарплате, компенсации за неиспользованный отпуск при увольнении, и т.д.(определение Верховного Суда РФ от 24.01.2014 N 31-КГ13-8).

Отсутствие документов, подтверждающих рабочие отношения, не исключает возможности признания их трудовыми – при наличии в этих отношениях признаков трудового договора. К признакам трудовых правоотношений можно отнести: обязанность работника выполнять определенную трудовую функцию; его подчинение правилам внутреннего трудового распорядка, получение заработной платы за свою работу (определение Верховного Суда РФ от 24.01.2014 N 18-КГ13-145).

Однако суды нередко встают на сторону работодателя при рассмотрении подобных споров.

Примеры трудовых споров

Истец предъявила требования о признании факта трудовых отношений, признании незаконным увольнения, восстановлении на работе, возложении обязанности внесения записи о трудоустройстве в трудовую книжку, уплаты страховых взносов, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсацию морального вреда.

Требования обосновала тем, что была принята на работу. Ответчик допустил ее к труду, местом ее работы была определена торговая точка. Истец работала, получала зарплату, но ответчик отказался от оформления трудового договора. Затем ответчик не допустил ее к работе, не приняв во внимание беременность истца, о чем истец представила ответчику справку.

Ответчик с иском не согласилась. Она указала, что истец не являлась ее работником, а только привлекалась для выполнения разовых поручений, в том числе на время заменить ответчика в торговой точке. А услуги, которые она оказывала, оплачивались. Также ответчик указала, что работающие продавцы трудоустроены, им начислялась и выплачивалась заработная плата, велся учет рабочего времени, и новый работник был не нужен.

Суд отказал в иске о признании факта трудовых отношений. При этом суд, разъясняя порядок применения ч. 3 ст. 16 ТК РФ, отметил, что работодатель не предлагал истцу заключение трудового договора. А истец, зная о порядке заключения трудового договора, с заявлением о принятии на работу не обратился, трудовую книжку ответчику не предлагал. Истец и ответчик не достигли соглашения о трудоустройстве, не был установлен график рабочего времени, размер оплаты труда. Не имелось достаточных доказательств, достоверно подтверждающих факт выполнения работы (апелляционное определение Пермского краевого суда от 17.02.2016 по делу N 33-1770/2016).

Истец обратилась в суд с иском к ответчику об обязании заключить бессрочный трудовой договор и внести в трудовую книжку запись о приеме на работу. Также она требовала взыскать с ответчика компенсацию морального вреда. Ее требования были мотивированы тем, что ответчик принял ее на должность менеджера отдела маркетинга по договору подряда. Ей было обещано в последующем оформить трудовой договор. Но он так и не был заключен. За это время между истцом и работодателем уже заключено три договора. В мае 2014 года ей был передан очередной договор подряда, который истец, желая оформить трудовой договор, не подписала.

Судом установлено, что между истцом и ответчиком заключены договоры подряда, по условиям которых исполнитель обязуется выполнить для заказчика работы по подготовке тендерной документации, а заказчик обязуется оплатить работы. Стоимость услуг и сроки оказания услуг определены. Оплата работ/услуг производилась на основании актов выполненных работ/оказанных услуг, которые составлялись по каждому договору.

Суд счел, что достаточных доказательств, подтверждающих исполнение истцом у ответчика трудовой функции, нет. Истец не представил документальных данных, подтверждающих наличие трудовых отношений между ним и ответчиком (трудового договора, приказа о приеме на работу, и т.д.). Также судом принято во внимание, что в штатном расписании ответчика отсутствует должность, в чьи должностные обязанности входит подготовка тендерной документации.

Суд отказал в иске о признании факта трудовых отношений. При этом помимо прочего указал, что наличие копий справок и билетов не подтверждает направление истца в командировку и ее допуск к выполнению трудовых обязанностей (определение Московского городского суда от 12.05.2015 N 4г/1-4396).

Истцы обратились в суд с иском к ответчику, в котором просили взыскать задолженность по заработной плате, обязать ответчика уплатить за них налог на доходы физических лиц с заработной платы, взыскать компенсацию за задержку выплаты заработной платы.

Суд отказал в требовании о взыскании долга по заработной плате, компенсации за задержку выплаты, обязании уплатить налог на доходы физических лиц с заработной платы, посчитав трудовой договор незаключенным. Истцы основывали свои требования на приказах о приеме на работу, подписанных председателем правления ТСЖ. Судом установлено, что председатель правления ТСЖ не является лицом, уполномоченным на принятие на работу истцов с установлением должностного оклада при отсутствии соответствующих решений общего собрания и правления ТСЖ. При этом какие-либо доказательства тех обстоятельств, что приказы о назначении на должность истцов исполнялись ТСЖ и тем самым были им одобрены, истцами не представлены. В подтверждение своей позиции истцами представлена справка о начисленной, но невыплаченной зарплате, которая подписана главным бухгалтером ТСЖ. Между тем, полномочия главного бухгалтера ТСЖ ничем не подтверждены и оспаривались ответчиком. Таким образом, данные справки составлены и подписаны не уполномоченным на это лицом и не могут быть приняты в качестве достоверного и допустимого доказательства по делу (апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 17.02.2016 N 33-1482/2016 по делу N 2-143/2015).

В этом случае требование о признании факта трудовых отношений истцами не заявлялось, а при отсутствии такого требования и на основании представленных в суд документов вывод был однозначен: бремя доказывания наличия трудовых отношений с ответчиком и размера установленного вознаграждения лежало на истцах, которые, в нарушение ст. 56 ГПК РФ, такие доказательства суду не представили. Обязанность ответчика доказать факт осуществления выплаты причитающихся истцам денежных средств возникает лишь тогда, когда доказан факт возникновения у истцов права на получение вознаграждения по трудовому договору.

Управляющий партнёр юридической компании «Варшавский и партнеры» Владислав Варшавский отмечает, что есть еще одна категория дел, когда судьи станут на сторону работодателей, – допуск к выполнению работ неуполномоченным на это лицом. Одно из последних судебных решений по такому поводу – Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 05 июля 2020 г. по делу № 33-14690/2018.

Читайте также:  Банкротство юридических лиц – последствия для директора, учредителей, работников и других заинтересованных лиц

Истец обратился в суд с требованием признать факт наличия трудовых отношений, заключить официальный трудовой договор, внести в трудовую книжку запись о трудоустройстве. Требование основывалось на тех фактах, что истец выполнял работы по грузоперевозке на транспорте, предоставленном ответчиком, подчинялся правилам внутреннего трудового распорядка, был внесен в полис ОСАГО, своевременно получал заработную плату на протяжении всего периода работы – 7 месяцев.

Однако Калинский районный суд г. Санкт-Петербурга, а затем и аппеляционная инстанция в требовании отказали. Выяснилось, что истец ни разу не встречался с ответчиком лично, допуск к работе получил через представителя ответчика, все условия оговаривал с ним же, зарплату получал у него же. При этом в суде не было представлено доказательств, подтверждающих полномочия представителя действовать от имени ответчика.

Как объяснили судьи, на основании ст. 67 ТК РФ трудовой договор считается заключённым, если работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного представителя. Представителем работодателя может быть лицо, которое наделено полномочиями по найму работников в соответствии с:

  • законом;
  • нормативными правовыми актами;
  • учредительными документами;
  • локальными нормативными актами;
  • заключенным с ним трудовым договором.

Поскольку истец не смог доказать, что лицо, которое допустило его к выполнению трудовых обязанностей, уполномочено ответчиком принимать сотрудников на работу, требовать от ответчика признания трудовых отношений и оформления трудового договора незаконно.

Суды на стороне работника

Чтобы суд встал на сторону истца, ему нужно представить суду доказательства выполнения им работы. Нужно доказать, что он был допущен ответчиком к выполнению работы, выполнял ее регулярно, подчинялся правилам внутреннего трудового распорядка. Но, в нарушение закона, договор с ним заключен не был.

Также доказательством в этом случае могут быть документы контролирующих органов, в которых истец фигурирует в качестве работника ответчика. Так, например, доказывая факт работы истца у ответчика, можно представить суду акт, составленный по результатам проведения проверки налоговой инспекции (например, апелляционное определение Московского городского суда от 12.05.2015 по делу N 33-14986).

Если в качестве доказательств по делу планируется представить суду сведения, размещенные в сети Интернет (например, на сайте, в электронной переписке), желательно удостоверить такие сведения нотариально. Причем сделать это следует еще до подачи иска.

Суды на стороне работодателя

Чтобы суд встал на сторону ответчика, тому придется доказать отсутствие признаков трудовых отношений в отношениях с истцом. Основными доказательствами в этом случае будут документы кадрового делопроизводства. Книга учета трудовых книжек с отсутствием в ней записи о трудовой книжке истца, журнал ознакомления с правилами внутреннего трудового распорядка, с отсутствием подписи и данных истца. Отсутствие любых приказов и распоряжений, в которых могут фигурировать данные истца.

И все же главным будет являться логичная и последовательная позиция представителя ответчика, подкрепленная документами и не опровергнутая иными доказательствами, включая показания свидетелей.

    Светлана Черных (Кузнецова)

Основными доказательствами в этом случае будут документы кадрового делопроизводства. Книга учета трудовых книжек с отсутствием в ней записи о трудовой книжке истца, журнал ознакомления с правилами внутреннего трудового распорядка, с отсутствием подписи и данных истца. Отсутствие любых приказов и распоряжений, в которых могут фигурировать данные истца как раз это и не будет приниматься во внимание , прочтите последние разъяснения ВС

Странно. Но ведь есть еще одна статья закона Трудового Кодекса статья 67.1. Последствия фактического допущения к работе НЕ уполномоченным на это лицом. По данной статье если я фактически была допущена к работе. Любым человеком из фирмы, то работодатель обязан заплатить) за фактически отработанное время (работу ).

Решение об установлении факта трудовых отношений – законодательство и судебные прецеденты

из положений статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации к началу течения срока обращения истца в суд за разрешением индивидуального трудового спора. Ввиду изложенного решение Верхотурского районного суда Свердловской области от 18 апреля 2018 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 18 июля 2018 г. нельзя признать законными, они приняты с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможна защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, что согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для отмены указанных судебных постановлений и направления дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции. При новом рассмотрении дела суду первой инстанции следует разрешить исковые требования Костылевой Е.А. к ООО «Терабайт Телеком» об установлении факта трудовых отношений , о восстановлении на работе, взыскании заработной платы, компенсации за неиспользованный отпуск, компенсации морального вреда в соответствии с подлежащими применению к спорным отношениям

15-КГ20-2-К1 ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 29 июня 2020 г. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Пчелинцевой Л.М., судей Фролкиной СВ., Вавилычевой Т.Ю. рассмотрела в открытом судебном заседании 29 июня 2020 г. кассационную жалобу Калашникова Станислава Викторовича на решение Ленинского районного суда г. Саранска Республики Мордовия от 23 апреля 2019 г., апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Мордовия от 30 июля 2019 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Первого кассационного суда общей юрисдикции от 16 декабря 2019 г. по делу № 2-1052/2019 по иску Калашникова СВ. к обществу с ограниченной ответственностью «Селена» об установлении факта трудовых отношений , о возложении обязанности внести записи в трудовую книжку, выдать трудовую книжку, документы, произвести начисление и уплату страховых взносов, о взыскании денежной компенсации за неиспользованный отпуск, компенсации за нарушение срока выплаты и компенсации морального вреда. Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации

г. Москва 9 ноября 2020 г. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Пчелинцевой Л.М., судей Фролкиной СВ., ВавилычевойТ.Ю. рассмотрела в открытом судебном заседании 9 ноября 2020 г. кассационную жалобу Радченко Андрея Николаевича на решение Фрунзенского районного суда г. Санкт-Петербурга от 15 января 2019 г., апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт- Петербургского городского суда от 20 июня 2019 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 19 февраля 2020 г. по делу № 2-39/2019 Фрунзенского районного суда г. Санкт-Петербурга по иску Радченко Андрея Николаевича к обществу с ограниченной ответственностью «Частное охранное предприятие «ФОРТ-С» об установлении факта трудовых отношений , о взыскании задолженности по заработной плате, пособия по временной нетрудоспособности, компенсации за неиспользованный отпуск, компенсации морального вреда, среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации за задержку выплаты заработной платы и других выплат, об обязании предоставить расчетные листки, произвести

Москвы по иным основаниям. Между тем в нарушение приведенных положений процессуального закона и разъяснений Верховного Суда Российской Федерации по их применению текст решения Преображенского районного суда г. Москвы от 15 мая 2018 г. в судебном заседании суда первой инстанции не исследовался и не обозревался, названное решение в материалы дела не представлялось. Таким образом судом при рассмотрении настоящего дела нарушен один из основных принципов судебного разбирательства, установленный положениями части 1 статьи 67, статьи 157 ГПК РФ – принцип непосредственности исследования доказательств по делу, следовательно, вывод суда первой инстанции об отказе в удовлетворении исковых требований Портнова И.В. к ООО «Френзи Корп» об установлении факта трудовых отношений , взыскании заработной платы, компенсации морального вреда, основанный на наличии вступившего в законную силу судебного постановления является неправомерным. Суд апелляционной инстанции не устранил нарушения норм права, допущенные судом первой инстанции. Суд апелляционной инстанции, несмотря на положения статей 327 и 327* ГПК РФ, которыми определены порядок

направлена информация о сведениях индивидуального (персонифицированного) учета в отношении работников ООО «АСК» за период 2015 – 2016 годы, в том числе в отношении работников: Савельева О.А., Обуховой Н.А., Корепина Н.П., Латухина О.С. Согласно решению Архаринского суда Амурской области от 18.06.2018 по делу №2-143/2018, судом исследован вопрос по поводу установления факта трудовых отношений между Савельевым О.А. и ООО «АСК», опрошены свидетели по делу. По результатам исследования имеющихся документов и показания свидетелей суд вынес решение об установлении факта трудовых отношений Савельева О.А. с ООО «АСК» в период с 16.10.2016 по 15.04.2017, с ООО «АСК» в пользу Савельева О.А. взыскана задолженность по заработной плате в сумме 24 000 руб. Согласно решению Архаринского суда Амурской области от 18.06.2018 по делу №2-144/2018, судом исследован вопрос по поводу установления факта трудовых отношений между Обуховой Н.А. и ООО «АСК», опрошены свидетели по делу. По результатам исследования имеющихся документов и показания свидетелей суд вынес решение об установлении факта

которой просит обжалуемое решение суда первой инстанции отменить, заявленные требования удовлетворить в полном объеме. В апелляционной жалобе, а также в дополнениях к ней, заявитель ссылается на следующие доводы: – Фондом не представлено доказательств наличия у него полномочий по переквалификации гражданско-правовых договоров в трудовые; признание наличия трудовых отношений между сторонами, формально связанными договором гражданско-правового характера, возможно только в судебном порядке; до момента принятия судом решения об установлении фактов, имеющих юридическое значение, и переквалификации гражданско-правовых договоров на трудовые, мнение Фонда о фактически сложившихся между Красноярскстатом и физическими лицами отношениях не порождает юридически значимых последствий и не может служить основанием для вынесения спорного решения; – признавая гражданско-правовые договоры трудовыми, Фонд и арбитражный суд по сути решили вопрос о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле, в частности об их обязанности соблюдать правила внутреннего трудового распорядка; – признавая заключенные между Красноярскстатом и физическими лицами, не имеющими статус предпринимателя, договоры в качестве

и компенсации морального вреда. В ходе рассмотрения вышеуказанных судебных дел, в удовлетворении исков прокурора Автозаводского района г. Н. Новгорода в интересах граждан Сабаева А.И., Заплатина А.Д., Кашина О.А., Жукова О.Л. об установлении факта трудовых отношений, внесении записи в трудовую книжку, взыскании задолженности по заработной плате, компенсации за неиспользованный отпуск и компенсации морального вреда, отказано. Данные обстоятельства подтверждаются решениями автозаводского районного суда г. Н. Новгорода от 21.04.2011, от 14.04.2011, от 19.04.2011, от 31.03.2011, от 28.04.2011. Исковое заявление прокурора Автозаводского района г. Н. Новгорода в интересах гражданина Пермовского С.Р. об установлении факта трудовых отношений и взыскании задолженности по заработной плате, удовлетворено частично. Решением автозаводского районного суда г. Н. Новгорода от 26.05.2011 установлен факт нахождения Пермовского С.Р. в трудовых отношениях с ООО «Частное охранное предприятие «Роза-НН» с 03.01.2010 по 10.04.2010. Суд обязал ООО «Частное охранное предприятие «Роза-НН» внести в трудовую книжку Пермовского С.Р. запись о приеме на работу в ООО «Частное охранное

применение возможно к ситуации отвечающей критериям: – требование подтверждено судебным актом, наличие которого в силу действующего законодательства является обязательным для выявления и установления задолженности; – на момент закрытия реестра требований кредиторов должника судебный акт не вынесен или не вступил в законную силу; – требование заявлено до истечение шести месяцев с даты закрытия реестра требований кредиторов должника. Как следует из представленной в материалы дела копии решения от 21.04.2017 Октябрьского районного суда г. Красноярска Савченко Е.Е. обратился в суд с требованием об установлении факта наличия трудовых отношений с ООО «ГлавСибСтрой», обязании внести запись в трудовую книжку Савченко Е.Е. о работе в должности каменщика, признании произошедшего с Савченко Е.Е. 05.03.2016 года несчастного случая – несчастным случаем на производстве, обязании ответчика составить акт о несчастном случае не производстве, взыскании с ответчика пособия по временной нетрудоспособности за период с 05.03.2016 по 27.04.2016, компенсации за неиспользованный отпуск, процентов за нарушение сроков выплаты, расходы на приобретение

Москвы по иным основаниям. Между тем в нарушение приведенных положений процессуального закона и разъяснений Верховного Суда Российской Федерации по их применению текст решения Преображенского районного суда г. Москвы от 15 мая 2018 г. в судебном заседании суда первой инстанции не исследовался и не обозревался, названное решение в материалы дела не представлялось. Таким образом судом при рассмотрении настоящего дела нарушен один из основных принципов судебного разбирательства, установленный положениями части 1 статьи 67, статьи 157 ГПК РФ – принцип непосредственности исследования доказательств по делу, следовательно, вывод суда первой инстанции об отказе в удовлетворении исковых требований Портнова И.В. к ООО «Френзи Корп» об установлении факта трудовых отношений , взыскании заработной платы, компенсации морального вреда, основанный на наличии вступившего в законную силу судебного постановления является неправомерным. Суд апелляционной инстанции не устранил нарушения норм права, допущенные судом первой инстанции. Суд апелляционной инстанции, несмотря на положения статей 327 и 327* ГПК РФ, которыми определены порядок

РЕШЕНИЕ ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 04 июля 2019 года Свердловский районный суд г. Иркутска в составе: председательствующего судьи Федоровой И.А., при секретаре Бунаевой М.А. с участием: истца Щелкунов И.В. рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № 2-3138/2018 по исковому заявлению Щелкунов И.В. к Обществу с ограниченной ответственностью «Правовое решение» об установлении факта трудовых отношений , внесении записей в трудовую книжку, взыскании заработной платы, компенсации морального вреда, оплате страховых взносов, УСТАНОВИЛ: В Свердловский районный суд г. Иркутска обратился Щелкунов И.В. с иском к ООО «Правовое решение» об установлении факта трудовых отношений, внесении записей в трудовую книжку, взыскании заработной платы, компенсации морального вреда, оплате страховых взносов. В обоснование иска указано, что истец работал в ООО «Правовое решение» с по в должности юрисконсульта. Трудовые отношения

РЕШЕНИЕ Именем Российской Федерации 25 сентября 2019 года город Иркутск Свердловский районный суд города Иркутска в составе: председательствующего судьи Жильчинской Л. В., при секретаре судебного заседания Матиновой Н.С., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № 2-3934/2019 по иску Васева М.А. к обществу с ограниченной ответственностью «Правовое решение» об установлении факта трудовых отношений , внесении записей в трудовую книжку, взыскании заработной платы, компенсации морального вреда, возложении обязанности произвести страховые взносы, установил: Васева М.А. обратилась в Свердловский районный суд г. Иркутска с иском к ООО «Правовое решение» об установлении факта трудовых отношений, обязании внести в трудовую книжку записи о приеме на работу и увольнении, взыскании заработной платы, компенсации морального вреда, произвести страховые взносы В обоснование исковых требований указала, что со по работала

Р Е Ш Е Н И Е ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 18 марта 2020 года Свердловский районный суд *** в составе председательствующего судьи Новоселецкой Е.И., при секретаре Федунь А.И., с участием прокурора Ковалева Д.В. рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело *** по иску Кузнецова Н.Н. к Обществу с ограниченной ответственностью Микрокредитная компания «Положительное решение» об установлении факта трудовых отношений , признании трудового договора заключенным, возложении обязанности оформить трудовой договор, издать приказ о приеме на работу, внести запись в трудовую книжку, признании отстранения от работы незаконным, взыскании заработной платы, компенсации морального вреда, У С Т А Н О В И Л: Кузнецов Н.Н. обратился в суд с иском к ООО Микрокредитная компания «Положительное решение» об установлении факта трудовых отношений, признании трудового договора заключенным, возложении обязанности оформить трудовой договор, издать приказ о приеме

Судья Славкин М.М. Дело № 33-14456/2016 060Г КРАСНОЯРСКИЙ КРАЕВОЙ СУД АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ 24 октября 2016 года Судебная коллегия по гражданским делам Красноярского краевого суда в составе: председательствующего – Платова А.С. судей – Киселевой А.А., Сударьковой Е.В. при секретаре – Васютиной О.А. рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Сударьковой Е.В. гражданское дело по исковому заявлению Шубина к ООО «СК Решение» об установлении факта трудовых отношений , взыскании заработной платы, компенсации за неиспользованный отпуск, по апелляционной жалобе Шубина , на решение Советского районного суда г. Красноярска от 01 июля 2016 г., которым постановлено: «Исковые требования Шубина к ООО «СК Решение» об установлении факта трудовых отношений, взыскании заработной платы, компенсации за неиспользованный отпуск оставить без удовлетворения». Заслушав докладчика, судебная коллегия УСТАНОВИЛА: Шубин С.В. обратился в суд с иском к ООО «СК Решение» об установлении факта трудовых

Читайте также:  Договор аренды нежилого помещения у товарищества собственников жилья

52939 руб. 77 коп. Взыскать с ООО «МЕД-ФУД» в пользу Сергеевой Е.А. судебные расходы в сумме 2900 руб. Взыскать с ООО «МЕД-ФУД» в доход местного бюджета государственную пошлину в сумме 1488 руб. 20 коп. В апелляционной жалобе представитель ООО «МЕД-ФУД» просит отменить решение суда как постановленное с нарушением норм материального и процессуального права и принять новое об отказе в иске, по тем основаниям, что в нарушение ч.3 ст.196 ГПК РФ суд принял решение об установлении факта трудовых отношений , о чем истица в своем иске не заявляла, судом не учтен тот факт, что фактически трудовые отношения не сложились, так как стороны не согласовывали трудовую функцию истицы, должностная инструкция для ознакомления ей не выдавалась, об ознакомлении с должностной инструкцией она не расписывалась, Сергеева Е.А. не настаивала на получении должностной инструкции и не была заинтересована в установлении именно трудовых отношений, фактически между сторонами сложились гражданско-правовые отношения, вытекающие из договора оказания услуг по

За отказ признать трудовые отношения работодатель заплатит более 2,1 млн рублей

В комментарии «АГ» адвокат пострадавшей отметила, что спустя три года восторжествовала справедливость, и работник, брошенный недобросовестным работодателем на произвол судьбы с серьезной травмой позвоночника, получил восстановление на работе, зарплату и пособие по нетрудоспособности.

Мосгорсуд взыскал со стоматологической клиники, отрицавшей факт трудовых отношений с женщиной, которая получила инвалидность в результате несчастного случая на работе, зарплату за три года в размере более 1,3 млн руб., проценты за просрочку выплат в размере почти 235 тыс. руб., а также 600 тыс. руб. компенсации морального вреда. Интересы женщины представляли председатель КА «Династия» Борис Асриян и адвокат коллегии Елена Маненкова, которые рассказали о подробностях дела. Все документы имеются у «АГ».

История дела

В начале ноября 2017 г. Л. без заключения трудового договора вышла на работу в должности медицинской сестры процедурного кабинета в ООО «Медико-стоматологическая клиника «Шифа». Работодатель пообещал, что договор будет заключен после истечения испытательного срока, и выдал ей специальную форменную одежду.

А 15 ноября во время выполнения трудовых обязанностей Л. упала в неогороженный открытый смотровой люк и получила повреждения в виде компрессионно-оскольчатого перелома позвоночника, перелома надмыщелка левой большеберцовой кости.

Так как клиника настаивала, что Л. не является ее работником, женщина в 2018 г. обратилась с заявлением в полицию, которое никто не рассмотрел. После этого она обратилась за помощью к адвокатам – в ноябре 2018 г. Борис Асриян направил заявление в СУ по ЗАО г. Москвы ГСУ СК России и обратился в прокуратуру г. Москвы. Далее адвокат представлял интересы Л. на стадии доследственной проверки.

10 декабря 2019 г. был вынесен протокол осмотра места происшествия, которым был установлен факт наличия люка в помещении клиники. Следователь установил, что люк не имел железобетонного покрытия, а само отверстие прикрыто куском полистирольного материала, от которого исходил запах свежего клея. В помещении обнаружены вентиляционный короб и электрический щит, что свидетельствует о том, что люк был открыт с целью проведения текущего обслуживания систем инженерно-технического обеспечения, в том числе вентиляции и электрооборудования. Тем не менее 14 декабря 2019 г. следователь вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, в котором были указаны обстоятельства получения травмы.

Обращение в суд

Далее Л. обратилась в Бутырский районный суд г. Москвы с иском к клинике, в котором просила установить факт трудовых отношений, внести в трудовую книжку запись о приеме на работу в качестве медицинской сестры процедурного кабинета с 11 ноября 2017 г., установить факт несчастного случая на производстве и обязать ответчика надлежащим образом оформить документы по данному факту. Также истец просила взыскать с ответчика невыплаченную зарплату с 11 ноября 2017 г. по день вынесения судебного акта, денежную компенсацию за нарушение сроков ее выплаты, компенсацию морального вреда, а также обязать ответчика произвести страховые отчисления в органы социального страхования. В гражданском процессе ее интересы представляла Елена Маненкова.

В качестве обоснований иска Л. указала, что ей была выдана форма, скорая забирала ее из помещения ответчика, а в телефоне хранится рабочая переписка с коллегой. Кроме того, исходя из табеля работы среднего медицинского персонала, истец работала 11, 12 и 15 ноября 2017 г., а ее записи внесены в различные журналы учета. В иске отмечалось, что, поскольку между ней и ответчиком сложились трудовые отношения, полученные ею телесные повреждения являются производственной травмой, а несчастный случай подлежит оформлению и расследованию в соответствии с положениями ст. 226–231 ТК РФ. Л. настаивала, что получила телесные повреждения в результате нарушений, допущенных при проведении ремонтных работ в подсобном помещении, то есть в ходе деятельности, которая представляет собой повышенную опасность.

Также в иске отмечалось, что в связи с установкой металлической конструкции на позвоночник Л. не может наклоняться, долго сидеть и ходить. Так как ей запрещено поднимать более 2 кг, в магазин за продуктами ходит ее престарелая мать. Кроме того, из-за ограничений по здоровью женщина не может устроиться на работу.

Л. подчеркнула, что тот факт, что представители клиники не только не приняли предусмотренных законом мер к надлежащему оформлению трудовых отношений и документальному оформлению произошедшего нечастного случая, но и не стали оказывать ни моральной, ни материальной поддержки, причиняет ей нравственные страдания.

Суд удовлетворил иск частично

В суде представитель ответчика ссылался на недоказанность факта трудовых отношений, поскольку трудовой договор между сторонами не заключался, к выполнению какой-либо работы как с ведома, так и по поручению руководства истец не допускалась, в день получения травмы находилась на территории ответчика исключительно с целью прохождения собеседования, а подпись неустановленного лица в транспортной накладной по транспортировке биоматериалов не является доказательством наличия трудовых отношений между сторонами. Он указал на отсутствие причинно-следственной связи между травмой и временем наступления инвалидности, поскольку показания истца о месте происшествия являются противоречивыми и недоказанными. Кроме того, представитель ответчика заметил, что истец пропустила срок обращения в суд, предусмотренный ст. 392 ТК, что является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении требований. Вместе с тем прокурор полагал возможным удовлетворить иск в части.

Первая инстанция признала необоснованными доводы ответчика о том, что трудовой договор между сторонами в письменной форме не заключался, а приказ о приеме на работу и другие документы, связанные с трудовой деятельностью, истцом не подписывались, поскольку обязанность по надлежащему оформлению трудовых отношений с работником по смыслу ч. 1 ст. 67 ТК возлагается на работодателя. При этом из содержания ст. 11, 15, ч. 3 ст. 16, ст. 56 ТК во взаимосвязи с положениями ч. 2 ст. 67 ТК следует, что трудовой договор, не оформленный в письменной форме, считается заключенным, если работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного на это представителя.

Суд не принял представленные стороной ответчика в качестве доказательств отсутствия трудовых отношений между сторонами табели учета рабочего времени, штатное расписание, должностную инструкцию санитарки, поскольку они не исключают наличие трудовых отношений между сторонами с учетом фактических обстоятельств дела. «Данные обстоятельства свидетельствует лишь о ненадлежащем выполнении ответчиком обязанности по оформлению трудовых отношений», – заметил он.

Суд указал, что днем наступления страхового случая при повреждении здоровья вследствие несчастного случая на производстве или профессионального заболевания является день, с которого установлен факт временной или стойкой утраты застрахованным профессиональной трудоспособности. Он отметил, что для учета несчастного случая как произошедшего на производстве необходимо, чтобы травма была получена работником на территории организации или в ином месте работы в течение рабочего времени либо во время следования по распоряжению работодателя к месту выполнения работы и обратно, в том числе пешком.

В связи со спорным характером правоотношений и возникших обстоятельств, а также с целью установления степени утраты профессиональной трудоспособности судом была назначена судебная медицинская экспертиза, проведение которой поручено экспертам Федерального бюро медико-социальной экспертизы Министерства труда. Согласно выводам заключения, к моменту рассмотрения спора степень утраты трудоспособности составляла 30%; травма позволяла пострадавшей выполнять работу по профессии на 0,5 ставки.

Суд установил, что трудовые отношения между сторонами возникли с 11 ноября 2017 г., зарплата истца составляла 45 тыс. руб., фактически истцом было отработано три дня. При таких обстоятельствах с клиники подлежит взысканию задолженность по зарплате за период с 11 ноября 2017 г. по 15 ноября 2017 г. в размере почти 10 тыс. руб. При этом суд не согласился с представленными расчетами сторон, поскольку они основаны на неверном понимании норм материального права, произведены за иной период времени и, как следствие, являются арифметически неверными.

Вместе с тем, решила первая инстанция, оснований для удовлетворения требований истца в части взыскания задолженности по зарплате с 16 ноября 2017 г. по день вынесения решения не усматривается в силу положений ст. 129 ТК, которыми предусмотрено, что зарплата – это вознаграждение за труд, однако истец в указанный период трудовую деятельность у ответчика не осуществляла.

Первая инстанция указала, что согласно ч. 1 ст. 14 ТК течение сроков, с которыми Кодекс связывает возникновение трудовых прав и обязанностей, начинается с календарной даты, которой определено начало возникновения указанных прав и обязанностей. Отношения между истцом и ответчиком приобрели статус трудовых после установления их таковыми в судебном порядке. После этого они подлежат оформлению в установленном трудовым законодательством порядке, а также после признания их таковыми у истца возникает право требовать распространения норм трудового законодательства на имевшие место трудовые правоотношения, и в частности требовать взыскания задолженности по зарплате, компенсации за неиспользованный отпуск при увольнении и предъявлять другие требования, связанные с трудовыми правоотношениями.

Суд пришел к выводу, что к требованиям об установлении факта трудовых отношений, обязанности по внесению записи о приеме на работу в трудовую книжку, установлению факта несчастного случая на производстве, обязанности составить акт о несчастном случае на производстве, взыскания зарплаты и денежной компенсации за нарушение сроков ее выплаты, возмещения морального вреда сроки, предусмотренные ст. 392 ТК, неприменимы.

Таким образом, суд частично удовлетворил исковые требования. Он также взыскал в пользу Л. 600 тыс. руб. в счет возмещения морального вреда.

Апелляционное обжалование

В апелляционной жалобе в Мосгорсуд Елена Маненкова обратила внимание, что первая инстанция, ссылаясь на положения ст. 129 ТК, указала, что зарплата – это вознаграждение за труд, которое не подлежит выплате в связи с тем, что истец в указанный период трудовую деятельность у ответчика не осуществляла. При этом суд не учел, что Л. не была допущена для выполнения трудовой деятельности, поскольку какого-либо ответа на направленные в адрес ответчика письма с просьбой оплатить ей листки нетрудоспособности как работнику клиники не поступило. Обязанность же представить доказательства, подтверждающие законность отстранения работника от работы, лежит на работодателе. Однако доказательств законности недопуска истца ответчик не представил.

В связи с тем что суд необоснованно отказал во взыскании зарплаты, размер денежной компенсации, предусмотренной ст. 236 ТК, подлежит перерасчету. В жалобе подчеркивалось, что решение суда в части отказа во взыскании с ответчика процентов (денежной компенсации) подлежит отмене с вынесением нового решения о взыскании с ответчика денежной компенсации, предусмотренной ст. 236 ТК, в размере почти 235 тыс. руб.

Кроме того, при принятии решения о размере компенсации причиненного морального вреда суд не в полной мере учел все обстоятельства дела, отмечалось в жалобе. Согласно сложившейся практике ЕСПЧ, компенсация морального вреда в связи с причинением нравственных страданий из-за ущемления гражданских прав истцов составляет от 6 500 до 50 000 евро. Л. были причинены не только нравственные, но и физические страдания, в связи с чем компенсация морального вреда в размере 600 тыс. руб. (около 6 600 евро) не отвечает принципу справедливости и не в полной мере учитывает причиненные страдания.

Истец просила вынести по делу новое решение и удовлетворить требования о взыскании зарплаты за период с 15 ноября 2017 г. с учетом временной нетрудоспособности с 1 июня 2018 г. по 1 декабря 2020 г. (день вынесения судебного решения первой инстанции) в размере более 1,3 млн руб., взыскании компенсации, предусмотренной ст. 236 ТК, в размере почти 235 тыс. руб. и компенсации морального вреда в размере 2 млн руб. В остальной части судебное решение оставить без изменения.

Изучив дело, Мосгорсуд посчитал, что первая инстанция правильно определила размер компенсации морального вреда. В то же время апелляция указала, что факт трудовых отношений был установлен судом. Между тем в период с 15 ноября 2017 г. по 31 мая 2018 г. истец имела листки нетрудоспособности, которые ответчиком не оплачены, а с 1 июня 2018 г. истец не была допущена до осуществления трудовой деятельности, что не было опровергнуто ответчиком.

Мосгорсуд пришел к выводу об отмене решения в части отказа в удовлетворении требований о взыскании зарплаты за время вынужденного прогула в период с 1 июня 2018 г. по 1 декабря 2020 г. Он посчитал, что с ответчика надлежит взыскать зарплату в размере более 1,3 млн руб., исходя из расчета, представленного истцом и не оспоренного ответчиком. В связи с несвоевременной выплатой зарплаты с ответчика также надлежит взыскать проценты за просрочку выплат в соответствии со ст. 236 ТК в размере почти 235 тыс. руб.

Комментарии адвокатов и требование работодателя

В комментарии «АГ» Борис Асриян отметил, что в ходе обращений в следственный комитет, в том числе на личном приеме у руководства, удалось добиться проведения полноценной проверки сообщения о преступлении. Именно следствие установило допуск к работе и наличие трудовой функции. Также следователь увидел следы замаскированного люка и получил заключение о характере травматических повреждений. «Хотя в возбуждении уголовного дела была отказано в связи с отсутствием тяжкого вреда здоровью, необходимого для наступления уголовной ответственности, вышеуказанные фактические обстоятельства были приняты судом без дополнительной проверки», – рассказал он.

В свою очередь Елена Маненкова отметила, что в данном деле фактически восторжествовала справедливость: «Работник, брошенный работодателем на произвол судьбы с серьезной травмой позвоночника, не только получил восстановление на работе, но и зарплату, и пособие по нетрудоспособности за 3 года. Отдельно хотелось бы отметить сумму удовлетворенного морального вреда, которая составила 600 тыс. руб.».

Между тем, как рассказал Борис Асриян, 12 мая клиника направила Л. требование о необходимости явки на работу для предоставления объяснений длительного отсутствия на рабочем месте. Общество указало на необходимость в течение двух рабочих дней явиться на работу и продолжить исполнять трудовые функции. Женщина уже направила заявление о расторжении трудового договора по инициативе работника и попросила произвести окончательный расчет.

Ссылка на основную публикацию