Основания прекращения уголовного дела: реабилитирующие и нереабилитирующие

Прокурор разъясняет – Прокуратура Ярославской области

Основания прекращения уголовного дела разделяются на реабилитирующие и нереабилитирующие.

Реабилитирующими основания свидетельствуют о непричастности лица к совершению преступления либо об отсутствии события или состава преступления. Правовым последствием прекращения уголовного дела по реабилитирующим основаниям выступает возникновение у лица, в отношении которого принято такое решение, права на реабилитацию, т.е. возмещение вреда, причиненного уголовным преследованием в порядке главы 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее УПК РФ).

Нереабилитирующие основания позволяют освободить лицо от уголовной ответственности при наличии определенных обстоятельств, но такое лицо считается совершившим преступление. Реабилитации лица и возмещения лишений, понесенных им в результате уголовного преследования, при этом не происходит.

Поэтому уголовное дело не может быть прекращено по нереабилитирующим основаниям, если лицо против этого возражает. В таком случае производство по делу должно продолжаться в обычном порядке.

К нереабилитирующим основаниям относятся:

– прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон (статья 76 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ), статья 25 УПК РФ);

– прекращение уголовного дела в связи с деятельным раскаянием (ст.75 УК РФ, ст.28 УПК РФ).

– прекращение уголовного дела в связи с истечением срока давности уголовного преследования (пункт 3 части 1 статьи 24 УПК РФ);

– прекращение уголовного дела в связи со смертью подозреваемого или обвиняемого (пункт 4 части 1 статьи 24 УПК РФ);

– прекращение уголовного дела в связи с изданием акта об амнистии (статья 84 УК РФ);

– прекращение уголовного дела ввиду принятия закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния (статья 10 УК РФ);

– возмещение ущерба, причиненного преступлением, по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности (статья 76.1 УК РФ, статья 28.1 УПК РФ) и другие.

Поэтому лица, в отношении которых уголовные дела прекращаются по нереабилитирующим основаниям, должны осознавать, что согласие на прекращение уголовного дела (преследования) предполагает добровольное признание себя виновным в совершении преступления и добровольное принятие всех последующих за таким признанием неблагоприятных последствий таких, как возмещение гражданского иска, заглаживание вреда, причиненного преступлением.

  • Вконтакте
  • LiveJournal
  • Facebook
  • Twitter

Прокуратура
Ярославской области

Прокуратура Ярославской области

14 сентября 2018, 15:38

Нереабилитирующие основания

Основания прекращения уголовного дела разделяются на реабилитирующие и нереабилитирующие.

Реабилитирующими основания свидетельствуют о непричастности лица к совершению преступления либо об отсутствии события или состава преступления. Правовым последствием прекращения уголовного дела по реабилитирующим основаниям выступает возникновение у лица, в отношении которого принято такое решение, права на реабилитацию, т.е. возмещение вреда, причиненного уголовным преследованием в порядке главы 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее УПК РФ).

Нереабилитирующие основания позволяют освободить лицо от уголовной ответственности при наличии определенных обстоятельств, но такое лицо считается совершившим преступление. Реабилитации лица и возмещения лишений, понесенных им в результате уголовного преследования, при этом не происходит.

Поэтому уголовное дело не может быть прекращено по нереабилитирующим основаниям, если лицо против этого возражает. В таком случае производство по делу должно продолжаться в обычном порядке.

К нереабилитирующим основаниям относятся:

– прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон (статья 76 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ), статья 25 УПК РФ);

– прекращение уголовного дела в связи с деятельным раскаянием (ст.75 УК РФ, ст.28 УПК РФ).

– прекращение уголовного дела в связи с истечением срока давности уголовного преследования (пункт 3 части 1 статьи 24 УПК РФ);

– прекращение уголовного дела в связи со смертью подозреваемого или обвиняемого (пункт 4 части 1 статьи 24 УПК РФ);

– прекращение уголовного дела в связи с изданием акта об амнистии (статья 84 УК РФ);

– прекращение уголовного дела ввиду принятия закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния (статья 10 УК РФ);

– возмещение ущерба, причиненного преступлением, по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности (статья 76.1 УК РФ, статья 28.1 УПК РФ) и другие.

Поэтому лица, в отношении которых уголовные дела прекращаются по нереабилитирующим основаниям, должны осознавать, что согласие на прекращение уголовного дела (преследования) предполагает добровольное признание себя виновным в совершении преступления и добровольное принятие всех последующих за таким признанием неблагоприятных последствий таких, как возмещение гражданского иска, заглаживание вреда, причиненного преступлением.

Курс уголовного процесса

Реабилитирующие и нереабилитирующие основания прекращения уголовного дела (преследования)

Значение данного критерия классификации оснований прекращения уголовного дела (преследования) трудно переоценить. Он связан с наличием или отсутствием у обвиняемого (подозреваемого), дело или преследование которого прекращено, права на реабилитацию со стороны государства. Соответственно, реабилитирующими признаются основания прекращения уголовного дела (преследования), предоставляющие обвиняемому (подозреваемому) право на реабилитацию. Нереабилитирующими являются основания прекращения уголовного дела (преследования), не предоставляющие ему такого права.

В связи с этим необходимо вспомнить один из отмеченных выше критериев классификации оснований прекращения уголовного дела (преследования), когда выделяются те основания, по которым дело (преследование) прекращается независимо от согласия обвиняемого (подозреваемого), и те основания, по которым оно прекращается только с согласия обвиняемого (подозреваемого). Поскольку ни один обвиняемый не может быть лишен права добиваться собственной реабилитации в судебном порядке, то при прекращении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям согласие обвиняемого (подозреваемого) требуется всегда (он тем самым отказывается от осуществления указанного права). Поэтому классификационная группа нереабилитирующих оснований не только совпадает с классификационной группой оснований, требующих согласия обвиняемого или подозреваемого на прекращение уголовного дела, но и предопределяет ее объем. В свою очередь при прекращении уголовного дела по реабилитирующим основаниям добиваться в суде уже нечего – предмет судебного спора отсутствует, так как государство в лице своих органов официально констатирует отсутствие события, состава преступления и т.п. уже в ходе досудебного производства. Необходимость в согласии обвиняемого (подозреваемого) здесь отсутствует, поскольку его требование о передаче дела в суд, даже если бы он по каким-то причинам его высказал, в любом случае стало бы беспредметным и бессмысленным. Поэтому классификационная группа реабилитирующих оснований совпадает с классификационной группой оснований, не требующих согласия обвиняемого или подозреваемого на прекращение уголовного дела.

Если сама идея разграничения реабилитирующих и нереабилитирующих оснований прекращения уголовного дела или преследования понятна и сомнений не вызывает, то при попытке понять конкретный состав тех оснований, которые должны относиться к категории соответственно реабилитирующих и нереабилитируюших, возникают немалые затруднения. В теоретическом плане можно выделить два возможных подхода к разграничению реабилитирующих и нереабилитирующих оснований прекращения уголовного дела.

С точки зрения материального (сущностного) подхода, реабилитирующими являются только такие основания прекращения уголовного дела, которые связаны с официальной констатацией того, что обвиняемое или подозреваемое лицо на самом деле не совершало преступления . При таком подходе к числу реабилитирующих относятся исключительно три основания, предусмотренные п. 1 ст. 24 (отсутствие события преступления), п. 2 ст. 24 (отсутствие в деянии состава преступления) и п. 1 ст. 27 (непричастность подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления) УПК РФ. Все остальные основания прекращения уголовного дела, следовательно, считаются нереабилитирующими.

С точки зрения формального подхода, основания прекращения уголовного дела являются реабилитирующими не только тогда, когда речь идет об отсутствии состава, события преступления и т.п., но и в тех случаях, когда признается незаконность уголовного преследования по формальным причинам, пусть сам факт совершения запрещенного уголовным законом деяния под сомнение не ставится. Например, производство по делу велось вопреки истечению сроков давности, что является нарушением закона. Соответственно, при прекращении уголовного дела по п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ речь будет идти о реабилитирующем основании, поскольку лицо подвергалось в течение определенного времени незаконному уголовному преследованию, в силу чего у него должно возникнуть право на реабилитацию. В то же время если срок давности истек в ходе досудебного производства и уголовное дело было немедленно прекращено в полном соответствии с законом, то в данном случае истечение сроков давности (п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ) окажется уже нереабилитирующим основанием прекращения уголовного дела (право на реабилитацию не возникает). Понятно, что при таком подходе оценка тех или иных оснований как реабилитирующих или нереабилитирующих в значительной мере зависит от обстоятельств конкретного дела, по крайней мере за пределами трех оснований, всегда и однозначно относящихся к числу реабилитирующих (отсутствие события и состава, непричастность).

Оба подхода имеют свои достоинства и недостатки. Формальный подход не только чрезмерно расширяет круг реабилитирующих оснований прекращения уголовного дела, но и делает само разграничение крайне неопределенным и зависящим от оценочных факторов. При материальном подходе органы следствия (дознания) в определенной мере лишаются стимулов для своевременного прекращения уголовного дела при возникновении формальных препятствий для продолжения расследования, поскольку даже очевидно неправомерная задержка с принятием решения не приводит к каким-либо отрицательным последствиям, что негативно сказывается на правах граждан, иногда остающихся какое-то время подозреваемыми или обвиняемыми, невзирая на истечение сроков давности, издание акта об амнистии и т.п.

Какого из двух обозначенных теоретических подходов придерживается российский уголовный процесс? Казалось бы, сомнений нет: в России действует материальный подход, поскольку в соответствии с ч. 2 ст. 212 УПК РФ следователь или прокурор обязаны принять меры по реабилитации лица только при прекращении уголовного дела по основаниям, предусмотренным п. 1 и 2 ст. 24 и п. 1 ст. 27 УПК РФ. Соответственно, все остальные основания остаются нереабилитирующими. К тому же, как отмечалось выше, они требуют согласия лица на прекращение уголовного дела, что косвенно подтверждает их нереабилитирующий характер.

Однако при ознакомлении с п. 3 ч. 3 ст. 133 УПК РФ, где говорится о том, какие основания прекращения уголовного дела предоставляют право на реабилитацию, мы сталкиваемся уже с совершенно другим кругом реабилитирующих оснований, построенным на формальном подходе. Причем, что любопытно, речь идет об усеченном формальном подходе. Так, помимо основного бесспорного «ядра» реабилитирующих оснований (отсутствие события, состава и т.п.), ст. 133 УПК РФ предоставляет также право на реабилитацию при прекращении дела по основаниям, предусмотренным п. 5 (отсутствие заявления потерпевшего по делам частного обвинения) и п. 6 (отсутствие соответствующего судебного или парламентского решения при привлечении к уголовной ответственности судей и членов палат Парламента) ст. 24 УПК РФ, а также п. 4-6 (наличие по тому же обвинению действующего приговора, постановления о прекращении уголовного дела или об отказе в его возбуждении; отказ палат Парламента в даче согласия на привлечение к уголовной ответственности бывшего Президента РФ) ст. 27 УПК РФ. В то же время истечение срока давности или издание акта об амнистии в ст. 133 УПК РФ не упомянуты, т.е. они остаются нереабилитирующими основаниями, невзирая на обстоятельства дела и степень нарушения уголовно-процессуального закона.

Чем объясняется коллизия между ст. 133 и ст. 212 УПК РФ? Каким подходом (материальным или формальным) руководствовался законодатель при разграничении реабилитирующих и нереабилитирующих оснований прекращения уголовного дела? По каким теоретическим принципам отбирались реабилитирующие основания при разработке ст. 133 УПК РФ? Ответить на эти вопросы не представляется возможным.

В целом можно сказать, что в российском уголовном процессе действует смешанный материально-формальный подход, хотя прийти к такому выводу нас вынуждают не столько какие-то теоретические новации, сколько заложенные в законе противоречия. Ясно также, что соотношение ст. 133 и 212 УПК РФ должно толковаться в сторону, благоприятную для обвиняемого (подозреваемого), в силу чего в практической плоскости круг оснований прекращения уголовного дела, предоставляющих право на реабилитацию (реабилитирующих), должен определяться на основании ст. 133 УПК РФ. Из этого исходил и Верховный Суд РФ в Постановлении Пленума от 29 ноября 2011 г. № 17 «О практике применения судами норм главы 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве». Но это не освобождает нас от обязанности отдавать себе отчет в теоретических несовершенствах подходов, проявившихся при построении перечня, содержащегося в п. 3 ч. 3 ст. 133 УПК РФ.

Читайте также:  Возврат денег покупателю по безналичному расчёту: порядок и сроки

Органы прокуратуры районов и городов Приморского края:

Прокуратура г.Арсеньева Прокуратура ЗАТО Фокино Прокуратура г.Спасска-Дальнего Прокуратура г.Находка Прокуратура ЗАТО Большой Камень Владивосток

Основания и последствия прекращения уголовного дела по нереабилитирующим основаниям

Критерий классификации оснований прекращения уголовного дела (преследования) связан с наличием или отсутствием у обвиняемого (подозреваемого), дело или преследование в отношении которого прекращено, права на реабилитацию со стороны государства.

Соответственно, нереабилитирующими являются основания прекращения уголовного дела (преследования), не предоставляющие ему такого права. К ним относятся: прекращение уголовного дела в связи с истечением срока давности уголовного преследования согласно пункту 3 части 1 статьи 24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее по тексту УПК РФ). Сроки давности закреплены в части 1 статьи 78 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ), с учетом тяжести совершенного преступления, при этом следует отметить, что при освобождении от уголовной ответственности несовершеннолетних сроки давности, предусмотренные настоящей статьей, сокращаются наполовину.

Однако существуют исключения, так по уголовным делам в отношении лиц, совершивших преступление, наказуемое смертной казнью или пожизненным лишением свободы, сроки давности в ходе предварительного расследования не применяются, поскольку это относится к компетенции суда. Кроме того, сроки давности не применяются к лицам, совершившим преступления против мира и безопасности человечества (статьи 353, 356—358 УК РФ).

Прекращение уголовного дела в связи со смертью подозреваемого или обвиняемого (пункт 4 части 1 статьи 24 УПК РФ). По данному основанию уголовное дело прекращается в обязательном порядке, кроме случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего.

Прекращение уголовного дела в связи с отсутствием заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению (пункт 5 части 1 статьи 24 УПК РФ). Наличие заявления потерпевшего или его законного представителя по данной категории обязательно. Исключение составляют случаи, описанные в части 4 статьи 20 УПК РФ (в случаях, если преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы. К иным причинам относится также случай совершения преступления лицом, данные о котором не известны).

Прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон (статья 25 УПК РФ). Суд, а также следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора вправе на основании заявления потерпевшего или его законного представителя прекратить уголовное дело в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, если это лицо примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред.

Прекращение уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием (статья 28 УПК РФ). Суд, а также следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора вправе прекратить уголовное преследование в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, в случаях, предусмотренных частью 1 статьи 75 УК РФ (лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если после совершения преступления добровольно явилось с повинной, способствовало раскрытию и расследованию преступления, возместило причиненный ущерб или иным образом загладило вред, причиненный в результате преступления, и вследствие деятельного раскаяния перестало быть общественно опасным).

Прекращение уголовного преследования по делам, связанным с нарушением законодательства о налогах и сборах (статья 28.1 УПК РФ). Уголовное преследование в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного статьями 198 – 199.1 УК РФ, прекращается также в случае, если до окончания предварительного следствия ущерб, причиненный бюджетной системе РФ в результате преступления, возмещен в полном объеме.

Прекращение уголовного преследования по нереабилитирующему основанию хоть и предполагает освобождение лица от уголовной ответственности и наказания, но расценивается правоприменительной практикой как основанная на материалах расследования констатация того, что лицо совершило преступление и фактически признало себя виновным.

Кроме того, прекращение уголовного преследования по данному основанию имеет негативные последствия, такие как возмещение гражданского иска, необходимость возмещения вреда, причиненного преступлением.

Одним из важных последствий прекращения уголовного дела по нереабилитирующему основанию выступает учет лица, освобожденного от уголовной ответственности, как лица, совершившего преступление.

Из вышесказанного следует, что лица, в отношении которых осуществляется уголовное преследование, должны иметь в виду, что прекращение уголовного дела по нереабилитирующему основанию возможно лишь в случае их согласия на такое прекращение, о чём говорится в части 2 статьи 27 УПК РФ. В случае несогласия лица на прекращение уголовного дела, производство по нему продолжается в обычном порядке для дальнейшей возможности его реабилитации. Согласие на прекращение уголовного дела (преследования) предполагает добровольное признание себя виновным в совершении преступления и добровольное принятие всех последующих за таким признанием неблагоприятных последствий.

Статья 133 УПК РФ. Основания возникновения права на реабилитацию (действующая редакция)

1. Право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах. Вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда.

2. Право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, имеют:

1) подсудимый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор;

2) подсудимый, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения;

3) подозреваемый или обвиняемый, уголовное преследование в отношении которого прекращено по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 2, 5 и 6 части первой статьи 24 и пунктами 1 и 4 – 6 части первой статьи 27 настоящего Кодекса;

4) осужденный – в случаях полной или частичной отмены вступившего в законную силу обвинительного приговора суда и прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 части первой статьи 27 настоящего Кодекса;

5) лицо, к которому были применены принудительные меры медицинского характера, – в случае отмены незаконного или необоснованного постановления суда о применении данной меры.

2.1. Право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, в порядке, установленном настоящей главой, по уголовным делам частного обвинения имеют лица, указанные в пунктах 1 – 4 части второй настоящей статьи, если уголовное дело было возбуждено в соответствии с частью четвертой статьи 20 настоящего Кодекса, а также осужденные по уголовным делам частного обвинения, возбужденным судом в соответствии со статьей 318 настоящего Кодекса, в случаях полной или частичной отмены обвинительного приговора суда и оправдания осужденного либо прекращения уголовного дела или уголовного преследования по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 2 и 5 части первой статьи 24 и пунктами 1, 4 и 5 части первой статьи 27 настоящего Кодекса.

3. Право на возмещение вреда в порядке, установленном настоящей главой, имеет также любое лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу.

4. Правила настоящей статьи не распространяются на случаи, когда примененные в отношении лица меры процессуального принуждения или постановленный обвинительный приговор отменены или изменены ввиду издания акта об амнистии, истечения сроков давности, недостижения возраста, с которого наступает уголовная ответственность, или в отношении несовершеннолетнего, который хотя и достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими в момент совершения деяния, предусмотренного уголовным законом, или принятия закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния, за исключением случаев вынесения судом постановления, предусмотренного пунктом 1 части третьей статьи 125.1 настоящего Кодекса.

5. В иных случаях вопросы, связанные с возмещением вреда, разрешаются в порядке гражданского судопроизводства.

Комментарий к ст. 133 УПК РФ

1. В юридическом смысле термин “реабилитация” означает восстановление в правах. Нормы данной главы развивают предусмотренное ст. 53 Конституции РФ право каждого гражданина на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

2. В ч. 1 комментируемой статьи говорится о возмещении вреда, причиненного лицу в результате уголовного преследования, в полном объеме. Полное возмещение вреда согласно гражданскому законодательству (ст. 1082 ГК) состоит в том, что лицо, ответственное за причинение вреда, обязано возместить вред в натуре (предоставить вещь того же рода и качества, исправить поврежденную вещь и т.п.) или полностью возместить причиненные убытки. Полное возмещение вреда предполагает компенсацию не только имущественного, но и морального вреда, однако согласно ч. 2 ст. 136 УПК возмещение морального вреда при реабилитации осуществляется в порядке гражданского судопроизводства.

3. По буквальному содержанию ч. 1 ст. 133 УПК вред в полном объеме и независимо от вины правоприменителя возмещается лишь тогда, когда он является результатом уголовного преследования, которое текстуально не вполне точно увязано в этой статье с действиями суда. Необходимо учитывать, что суд не является субъектом уголовного преследования (ст. 15 УПК), хотя вследствие его решений, даже напрямую не связанных с реализацией уголовной ответственности, лицу также может быть причинен незаконный и необоснованный вред (например, вследствие исполнения постановления суда о приводе, о наложении денежного взыскания).

4. Следует иметь в виду, что вопросы ответственности за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, регулируются также ст. 1070 ГК. Представляется, что нормы гражданского права, установленные названной статьей, должны толковаться распространительно и коррекционно. Установленные в ней условия наступления ответственности органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда расширяются за счет оснований, предусмотренных коммент. статьей УПК. Так, до введения в действие УПК РФ возмещению в порядке ст. 1070 ГК подлежал только вред, причиненный в результате незаконного привлечения лица к уголовной ответственности, применения мер пресечения, заключения под стражу и подписки о невыезде. По УПК РФ к этим случаям добавляется и право на возмещение вреда вследствие незаконного или необоснованного применения принудительных мер медицинского характера, а также незаконного применения любых других мер процессуального принуждения. Ранее вред, причиненный судьей при осуществлении правосудия, возмещался лишь в случае, если вина судьи была установлена приговором суда. На основании ч. 1 ст. 133 УПК вред, причиненный судом при осуществлении уголовного правосудия, возмещается независимо от вины суда. Причем в последнем случае необходимость возмещения вреда подтверждена решением Конституционного Суда РФ . Коллизия названных норм должна, на наш взгляд, решаться в данном случае в пользу норм УПК, поскольку, как указал Конституционный Суд РФ, разрешение в процессе правоприменения коллизий между различными правовыми актами должно осуществляться исходя из того, какой из этих актов предусматривает больший объем прав и свобод граждан и устанавливает более широкие их гарантии .

См.: п. 2.1 мотивировочной части Определения КС РФ от 18 июля 2006 г. N 279-О “Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гр. Рысевой Н.Н. на нарушение ее конституционных прав ст. 133 УПК РФ”.

См.: п. 2 Определения КС РФ от 8 ноября 2005 г. N 439-О “По жалобе гр. С.В. Бородина, В.Н. Буробина, А.В. Быковского и других на нарушение их конституционных прав ст. ст. 7, 29, 182 и 183 УПК РФ” // РГ. 2006. 31 янв. N 18.

5. Согласно ч. 2 настоящей статьи имеют право на реабилитацию:

1) подсудимый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор по следующим основаниям: не установлено событие преступления; подсудимый не причастен к совершению преступления; в деянии подсудимого нет признаков преступления; в отношении подсудимого коллегией присяжных заседателей вынесен оправдательный вердикт (ч. 2 ст. 302 УПК);

Читайте также:  Передача показаний счетчиков через Госуслуги: электроэнергии и воды

2) подсудимый, уголовное преследование (дело) в отношении которого прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения (ч. 3 ст. 249, п. 2 ст. 254 УПК);

3) подозреваемый или обвиняемый, уголовное преследование в отношении которого прекращено:

– в связи с отсутствием события преступления; отсутствием в деянии состава преступления; отсутствием заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению; ввиду отсутствия заключения судебного органа о наличии признаков преступления в действиях одного из лиц, указанных в пунктах 1, 3 – 5, 9 и 10 ч. 1 ст. 448, либо отсутствие согласия соответственно Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда Российской Федерации, квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела или привлечение в качестве обвиняемого одного из лиц, указанных в п. п. 1 и 3 – 5 ч. 1 ст. 448. Следует указать на то, что в п. 6 ч. 1 ст. 24 УПК РФ (по-видимому, ошибочно) не упомянуты п. п. 2, 2.1 ч. 1 ст. 448, в которых также говорится о необходимости получения заключения коллегии судей о наличии признаков преступления в действиях Генерального прокурора РФ или Председателя Следственного комитета при прокуратуре РФ. Кроме того, в настоящий момент в п. 6 ч. 1 ст. 24 УПК РФ (также, по-видимому, ошибочно) не упомянуты п. п. 13 – 14 ч. 1 ст. 448, в которых сказано о необходимости получения согласия Председателя Следственного комитета при прокуратуре РФ, руководителя следственного органа Следственного комитета при прокуратуре РФ по субъекту РФ на возбуждение уголовного дела соответственно в отношении зарегистрированного кандидата в депутаты Государственной Думы; зарегистрированного кандидата в депутаты законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ;

– в связи с непричастностью подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления; при наличии в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению либо определения суда или постановления судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению; при наличии в отношении подозреваемого или обвиняемого неотмененного постановления органа дознания, следователя о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела; при отказе Государственной Думы Федерального Собрания РФ в даче согласия на лишение неприкосновенности Президента РФ, прекратившего исполнение своих полномочий, и (или) отказ Совета Федерации в лишении неприкосновенности данного лица.

На практике возникает вопрос, подлежит ли компенсации вред, причиненный уголовным преследованием в случае частичного прекращения уголовного преследования. Конституционный Суд РФ, рассмотрев содержание ст. 133 УПК РФ, разъяснил, что “ни в данной статье, ни в других законодательных нормах, регламентирующих возмещение ущерба, причиненного гражданину незаконным уголовным преследованием, не содержится положений, исключающих возможность возмещения вреда лицу, в отношении которого было вынесено постановление (определение) о прекращении уголовного преследования по реабилитирующему основанию, по той лишь причине, что одновременно в другой части обвинения это лицо было признано виновным в совершении преступления либо уголовное преследование в отношении его было прекращено по основанию, не указанному в пунктах 2 и 3 части второй статьи 133 УПК Российской Федерации, – в таких ситуациях с учетом обстоятельств конкретного уголовного дела и в соответствии с принципами справедливости и приоритета прав и свобод человека и гражданина суд вправе принять решение о частичном возмещении реабилитированному лицу вреда” . Не предусмотрено законом возмещение вреда, причиненного лицу уголовным преследованием, осуществлявшимся в порядке частного обвинения, если уголовное дело было прекращено по ч. 2 ст. 20 УПК ввиду примирения сторон либо отказа частного обвинителя от обвинения;

Определение КС РФ от 18 июля 2006 г. N 279-О “Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гр. Рысевой Н.Н. на нарушение ее конституционных прав ст. 133 УПК РФ”.

См.: Определение КС РФ от 16 октября 2007 г. N 695-О-О “Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гр. Аветяна В.А. на нарушение его конституционных прав ст. 133 УПК РФ”.

4) осужденный – в случаях полной или частичной отмены вступившего в законную силу обвинительного приговора суда и прекращения уголовного дела по следующим основаниям: ввиду непричастности подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления (п. 1 ч. 1 ст. 27) или при наличии оснований, предусмотренных для отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела (п. п. 1 – 2, 5 – 6 ч. 1 ст. 24). В п. 4 ч. 2 коммент. статьи упоминается п. 2 ч. 1 ст. 27 как основание для реабилитации. Однако этот пункт содержит ссылку на п. п. 1 – 6 ч. 1 ст. 24, где названы различные основания для прекращения уголовного дела, не все из которых влекут за собой реабилитацию обвиняемого. Например, такое основание, как истечение сроков давности уголовного преследования (п. 3 ч. 1 ст. 24), права на реабилитацию не создает. По смыслу п. 4 ч. 1 ст. 24 прекращение уголовного дела ввиду смерти обвиняемого также означает, что отсутствует необходимость в продолжении производства в целях реабилитации умершего. Если такая необходимость признана, должно иметь место не прекращение вышестоящим судом дела, а направление его на новое рассмотрение в суд первой инстанции и вынесение оправдательного приговора, который и приведет к реабилитации. Трудности могут возникнуть при определении размера возмещения имущественного вреда при частичной отмене обвинительного приговора, так как абсолютно точно вычленить долю вреда, причиненного частично незаконным и необоснованным уголовным преследованием, завершившимся обвинительным приговором, не всегда представляется возможным (например, в случае, когда обвиняемому неправильно инкриминировалась идеальная совокупность преступлений). Представляется, что при частичной реабилитации определение доли вреда, не подлежащего возмещению, в случаях, поддающихся арифметической оценке, может осуществляться путем пропорционального подхода, а именно пропорционально тому соотношению, в котором находятся срок или размер наказания, оставленные в силе вышестоящим судом, и общий срок и размер наказания, первоначально назначенный по приговору, подвергшемуся пересмотру. Остальной вред подлежит возмещению;

5) лицо, к которому были применены принудительные меры медицинского характера, предусмотренные гл. 15 УК и гл. 51 УПК РФ, – в случае отмены незаконного или необоснованного постановления суда о применении данной меры. В случае смерти реабилитированного право на возмещение имущественного вреда переходит к его наследникам (ст. 1112 ГК), а в части получения пенсий и пособий, если их выплата не была произведена в связи с уголовным преследованием, – к тем членам его семьи, которые отнесены законом к кругу лиц, обеспечиваемых пенсией по случаю потери кормильца (ст. 9 ФЗ “О трудовых пенсиях в Российской Федерации” от 17 декабря 2001 г.). Право на возмещение вреда в результате смерти кормильца принадлежит также лицам, указанным в ст. 1088 ГК.

6. В части 3 данной статьи упоминается лишь о незаконном применении мер процессуального принуждения как основании возникновения права на возмещение вреда. Однако применение этих мер может быть и вполне правомерным, если для этого в тот момент имелись законные процессуальные основания. Например, лицо было задержано вследствие ошибочного указания на него потерпевшим и очевидцами; затем ошибка была обнаружена и задержанного освободили, причем ему был причинен в ходе задержания вред. В подобных случаях было бы несправедливо отказывать лицу в возмещении вреда. Представляется, что возмещению подлежит как вред, причиненный реабилитированному при совершении в отношении его собственно незаконных или необоснованных действий, так и в результате законных и обоснованных на момент своего производства действий, которые, однако, были связаны с напрасным уголовным преследованием. Вместе с тем исчерпывающий перечень мер процессуального принуждения дан в разделе IV настоящего Кодекса. Среди них не названы такие принудительные меры, как обыск, выемка и другие следственные действия, осуществляемые в принудительном порядке, за исключением личного обыска (ст. 93 УПК). По буквальному смыслу этих норм не возникает право на возмещение вреда в порядке, установленном гл. 18, например в случае его причинения лицу при проведении следователем, органом дознания или дознавателем незаконного обыска в жилище или ином месте (ст. 182 УПК), хотя подлежит вред, причиненный при личном обыске (ст. ст. 93, 184 УПК), поскольку последний указан в разделе IV УПК. На наш взгляд, такой подход был бы нелогичен и явно несправедлив, поэтому понятие мер процессуального принуждения для целей данной статьи следует толковать расширительно – как любые принудительные процессуальные (в том числе следственные) действия, произведенные органом дознания, дознавателем, следователем и судом в ходе уголовного судопроизводства.

7. Следует иметь в виду, что право на реабилитацию не возникает, когда примененные в отношении лица меры процессуального принуждения или постановленный обвинительный приговор отменены или изменены ввиду издания акта об амнистии, истечения сроков давности, недостижения возраста, с которого наступает уголовная ответственность, или в отношении несовершеннолетнего, который хотя и достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими в момент совершения деяния, предусмотренного уголовным законом, а также ввиду принятия уголовного закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния .

См.: Определения КС РФ от 18 июля 2006 г. N 279-О, от 21 декабря 2006 г. N 531-О.

8. Иными случаями причинения вреда, которые согласно ч. 5 данной статьи рассматриваются в порядке гражданского судопроизводства, могут быть, например, случаи причинения вреда незаконными действиями, произведенными при осуществлении оперативно-розыскных мероприятий, неправомерными действиями судебного пристава или судебного пристава-исполнителя и т.д. Такой вред должен возмещаться по основаниям и в порядке, предусмотренным ст. ст. 1064, 1069 ГК.

Под ред. А.В. Смирнова “КОММЕНТАРИЙ К УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОМУ КОДЕКСУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ” (ПОСТАТЕЙНЫЙ), 5-е издание

Прокуратура информирует

Одним из возможных решений по уголовному делу является его прекращение, в том числе в судебных стадиях уголовного судопроизводства. Основания прекращения уголовного дела делятся на реабилитирующие и нереабилитирующие.

Статьей 27 УПК РФ предусмотрены следующие основания, по которым может быть прекращено уголовное преследование в отношении подозреваемого и обвиняемого:

– непричастность подозреваемого к совершению преступления;

– отсутствие события преступления;

– отсутствие в деянии состава преступления.

Это так называемые реабилитирующие основания прекращения уголовного преследования, при которых следователь, дознаватель, суд признают за лицом, в отношении которого прекращено уголовное преследование, право на реабилитацию, включающее в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах. Вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда (ч.1 ст.133 УПК РФ).

Помимо реабилитирующих оснований, законодатель закрепил такое понятие, как прекращение уголовного преследования по нереабилитирующему основанию:

– истечение сроков давности уголовного преследования;

– смерть подозреваемого или обвиняемого;

– вследствие акта амнистии;

– наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению либо определения суда или постановления судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению.

Прекращение уголовного преследования по нереабилитирующему основанию хотя и предполагает освобождение лица от уголовной ответственности и наказания, но расценивается правоприменительной практикой как основанная на материалах расследования констатация того, что лицо совершило преступление и фактически признало себя виновным. Поэтому прекращение уголовного преследования по данным основаниям имеет такие последствия, как возмещение гражданского иска, заглаживание вреда потерпевшей стороне и т.д.

Прекращение уголовного дела или уголовного преследования по нереабилитирующим основанию может также является препятствием для повторного прекращения уголовного дела или уголовного преследования в отношении этого же лица по нереабилитирующему основанию. Кроме того, лицо может быть уволено с работы или переведено на менее ответственную в случае, если его деяния содержат состав дисциплинарного проступка.

Читайте также:  Что дает и как получить статус вынужденного переселенца в России?

Общим условием для прекращения уголовного преследования по нереабилитирующим основаниям является согласие подозреваемого (обвиняемого, подсудимого) на такое прекращение, предполагающее добровольное признание себя виновным в совершении преступления.

Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 14.07.2011 № 16-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 4 части первой статьи 24 и пункта 1 статьи 254 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан С.И. Александрина и Ю.Ф. Ващенко» указал, что прекращение уголовного дела по нереабилитирующему основанию возможно лишь в том случае, если будут обеспечены гарантируемые Конституцией Российской Федерации права участников уголовного судопроизводства, что предполагает, в частности, необходимость получения согласия подозреваемого (обвиняемого) на прекращение уголовного дела. Поэтому Конституционный Суд признал, что в случае смерти подозреваемого (обвиняемого) прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям возможно только с согласия близких родственников.

Если же лицо, в отношении которого ведется уголовное преследование, или близкий родственник умершего лица возражают против прекращения уголовного судопроизводства по нереабилитирующему основанию, должна предоставляться возможность продолжения производства по уголовному делу в общем порядке, вплоть до его направления в суд и судебного разбирательства дела.

Прекращение уголовных дел по реабилитирующим и нереабилитирующим основаниям

Уголовное дело, а вместе с ним и преследование, может быть прекращено на основании целого ряда причин. Существуют нереабилитирующие и реабилитирующие основания прекращения уголовного дела. Прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям не подразумевает возвращения освобожденному от ответственности лицу ранее порушенных прав. Обратное характерно для ситуаций, когда происходит прекращение уголовного преследования по реабилитирующим основаниям. Они позволяют не только восстановиться в правах, но и дают возможность получить достойную компенсацию за вред, причиненный необоснованными действиями должностных лиц. Порядок реабилитации и прекращения уголовного дела по нереабилитирующим причинам во многом зависит от конкретных обстоятельств, в частности вины человека и характера преступного действия. Именно о всем вышесказанном более подробно пойдет речь в статье.

Лица, имеющие право на реабилитацию

 уголовное преследование

Законодательной базой РФ предусмотрено такое понятие, как реабилитация. Определение этого термина и его разъяснение содержит в себе 5 статья УПК РФ. В ней сказано, что под реабилитацией следует понимать различные средства и действия, направленные на восстановление прав и свобод субъекта, который безосновательно был привлечен к преследованию со стороны государства или уполномоченным им лиц.

Реабилитационные мероприятия не всегда предусмотрены исключительно ошибками должностных лиц или злоупотреблением ими должностным положением. Основанием для реабилитации может выступать погашение судимости или ее снятие, а также случаи, когда причины для возбуждения дела отпали.

Зачастую уголовное преследование наносит значительный вред лицу, являющемуся подозреваемым или обвиняемым. В связи с этим был определен список прав, которые могут быть восстановлены в ходе реабилитационных мероприятий. Таким образом, если произошло прекращение уголовного дела по реабилитирующим основаниям, то пострадавший субъект имеет право на следующие реабилитационные действия:

  • возмещение финансового и имущественного ущерба;
  • компенсация за моральные страдания;
  • полное восстановление званий, чинов, наград и реабилитация в трудовой сфере;
  • абсолютное восстановление прочих прав конкретного лица.

В теории, реабилитации подлежат любые нарушенные права граждан, но на практике все иначе. Согласно статистике и судебной практике, государство ограничивается восстановлением исключительно базовых интересов репрессированного гражданина.

Чтобы реализовать мероприятия, направленные на восстановление порушенных прав и свобод, необходимо установить требуемые для этого условия. Простыми словами, необходимо установление нереабилитирующих и реабилитирующих оснований прекращения уголовного дела. Они перечислены в УПК РФ.

Условия закрытия уголовного дела

закрытие уголовного дела

Для рассматриваемого действия, УПК предусмотрены следующие категории: нереабилитирующие основания для прекращения уголовного дела и реабилитирующие. Прекращение дел по реабилитирующим основаниям зачастую предполагает возбуждение дела. В то же время отказ в возбуждении дела по нереабилитирующим основаниям предусматривает причины, связанные с другими обстоятельствами.

К реабилитирующим основаниям следует отнести:

  • оправдательный вердикт суда. После того как обвиняемый лишился данного процессуального статуса, его права и свободы восстанавливаются автоматически. Это также касается статуса в обществе;
  • отказ прокурора от обвинения. В принципе здесь действует тот же порядок, что и при вынесении оправдательного вердикта судом;
  • отсутствия факта совершения противоправного действия. К данному обстоятельству можно отнести невозможность установить все признаки деяния или заявление от пострадавшей стороны. Например, лицо, ходатайствующее о возбуждении дела по факту кражи, нашло якобы украденный предмет;
  • судебный приговор. Причиной окончания уголовного дела может являться наличие 2 приговоров по отношению к одному лицу по одному делу;
  • неотмененное постановление исходящего от следователя, дознавателя, либо прокурора;
  • лишение неприкосновенности. Подобное основание на практике встречается крайне редко;
  • аннулирование постановления о ПММХ. Таким образом, дело завершается также редко. Подобное основание допустимо лишь для ограниченного круга лиц;
  • истечение сроков давности по делу. Сроки напрямую зависят от тяжести совершенного преступного действия и варьируются в пределах от 2 до 15 лет. Для несовершеннолетних сроки снижены вдвое;
  • смерть подозреваемого. В подобной ситуации дело обстоит немного иначе. Реабилитация будет проведена лишь в случае, если родственники ходатайствуют о завершении дела в штатном порядке. При этом реабилитационные мероприятия будут проведены в том случае, если суд вынесет оправдательный приговор.

Существуют еще основания прекращения уголовного дела (нереабилитирующие основания).
Они таковы:

  • амнистия;
  • обвиняемый младше 14 лет, что исключает возможность привлечения его к ответственности;
  • примирение оппонентов.

Прекращение или отказ в возбуждении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям не предполагает проведения процедуры восстановления в правах подозреваемых граждан. Также речь не идет о предоставлении компенсации со стороны государства.

Прекращение дела

процедура прекращения уголовного дела

Процедура прекращения уголовного дела по реабилитирующим основаниям запускается путем принятия соответствующего решения. Оно должно быть подтверждено специальным актом, который дает возможность возместить полученный в результате необоснованных или незаконных действий со стороны государственных органов ущерб.

Особенности прекращения уголовного дела по нереабилитирующим основаниям по большей части схожи с процедурой завершения преследования в соответствии с причинами, не дающими право на реабилитацию. Как в первом, так и во втором случае, решение принимает имеющий на то полномочия сотрудник государственных органов.

Ввиду специфики должностного лица от которого исходит решение о прекращении уголовного преследования по нереабилитирующим основаниям, предусматриваются разные виды процессуальных документов:

  • постановление;
  • судебный приговор.

Это также касается прекращения дела и как следствие преследования при наличии реабилитирующих оснований. При этом вышеуказанные документы дают возможность бывшему обвиняемому или подозреваемому в полной мере получить реабилитационные мероприятия. Ни какие другие документы, подобного права не дают.

После того, как указанные акты вступят в силу, лицу, которое требуется реабилитировать, направляется соответствующее извещение. Документ получает юридическую силу спустя десять дней с момента его принятия. Уведомление направляется заинтересованному лицу не позже, чем через 7 дней. Помимо извещения, резолютивная часть акта содержит условия для получения рассматриваемых мер. Простыми словами, в документе указано к кому обращаться и что можно получить в качестве компенсации.

Особенности процедуры реабилитации могут предполагать необходимость обращения в судебную инстанцию, например, для получения компенсации за причиненный материальный вред. Обращение в суд возможно в пределах сроков давности, то есть, в течение 3 лет с момента вступления приговора или постановления в законную силу. Заседание по обращению должно состояться не позже одного месяца с момента подачи заявления. Реабилитируемое лицо выступает в качестве истца, а Минфин в качестве ответчика.

компенсациея морального вреда

С компенсацией морального вреда все сложней. Почему-то в нашей стране сложилось так, что суд считает достаточной компенсацией морального вреда, публичное извинение со стороны государственного обвинителя. Очевидным является факт, что этого недостаточно. Случаи компенсации морального урона материальными благами, в частности, деньгами, крайне редки, хотя именно они нужны для того, чтобы посещать психолога, для возвращения душевное равновесия.

Помимо извинений прокурора и возможной выплаты денежной компенсации, моральный вред может быть возмещен направлением письма по месту работы, в котором сказано, что принято решение освободить лицо от ответственности по причине его невиновности. Такие же извещения поступают по месту учебы и жительства. Если ход уголовного процесса освещался СМИ, то они также должны выпустить материал, в котором говорится о невиновности человека.

Говоря о прекращении дела и преследования в соответствии с описанными основаниями, нужно добавить, что подобное решение должностного лица может быть обжаловано любой заинтересованной стороной. Например, потерпевший может быть не согласен с тем, что подозреваемое им лицо освобождается от ответственности с правом на реабилитацию или без нее. В то же время, если произошло прекращение дела и преследования по факту кончины подозреваемого, с этим могут быть не согласны его родственники, уверенные в невиновности последнего.

Юридической практике известны случаи, когда жалобу подает лицо, подозреваемое в совершении преступления, по которому истекли сроки давности. Это делается для того чтобы восстановить доброе имя и получить возможность на реабилитацию. Чтобы выполнить это процессуальное действие достаточно просто обратиться к следователю, ведущему дело. Он не имеет право отказать в законном требовании, и обязан довести дело до логичного завершения в штатном порядке.

Срок обжалования равен десяти дням с момента вступления акта или приговора. Можно не бояться пропусков сроков, так как уведомление о прекращении дела направляется всем заинтересованным лицам.

Оспаривается вышеуказанное решение с учетом субъекта вынесшего его. Так, жалобу можно направить в суд или прокурору. В качестве решения могут выступать полный или частичный отказ, а также удовлетворение. Если речь идет о подаче жалобы в суд, то следует обращаться непосредственно к тому же судье, что вынес постановление о прекращении уголовного дела. Если основанием послужил приговор, то следует обращаться в апелляционную инстанцию.

Какой имущественный вред должно возместить государство?

траты на услуги юристов

Пожалуй, этот вопрос волнует получивших право на реабилитацию граждан больше всего. Согласно действующему законодательству, в частности 135 статье УПК РФ, государство должно возместить следующие убытки:

  • потерянную в результате уголовного преследования заработную плату. Разумеется, государство должно возмещать заработную плату исходя из среднего заработка реабилитируемого лица, но чаще всего расчет производится по МРОТ. В лучшем случае можно рассчитывать на средний заработок по региону;
  • траты на услуги юристов, как правило, все возмещаются до последней копейки, разумеется, при наличии соответствующих платежных документов или прочих доказательств;
  • штрафы, взысканные с лица входе судебного разбирательства. Сюда не включены штрафы, назначенные за неуважение к суду;
  • пенсию, пособия и иные выплаты подобного характера;
  • стоимость имущества изъятого в пользу государства или потерпевшего. Возмещает государство. Потерпевший не виноват в недоработках правоохранительной и судебной системы;
  • прочие расходы, например, на лечение.

Приведенный перечень является открытым. Например, если у реабилитируемого лица был бизнес, и он без него «рассыпался», можно стребовать компенсацию за это и упущенную прибыль. Принципами реабилитации закреплено полное соблюдение и восстановление прав, свобод и законных интересов гражданина. В то же время на практике добиться справедливости гораздо сложней.

Как и было сказано выше, реабилитация в первую очередь способствует восстановлению базовых прав гражданина. Простыми словами, в первую очередь гражданин сможет восстановить права, закрепленные Конституцией РФ. Далее государство поможет ему вернуться на работу, с которой он был уволен по вине органов государственной власти. Если это невозможно, то будет оказана помощь в поиске нового места трудоустройства. И только после этого, путем судебного разбирательства, будет решен вопрос о материальной составляющей.

Ссылка на основную публикацию