Третейское разбирательство в Российской Федерации

Почему бизнес обращается в третейские суды

  • Как правило, более высокий авторитет третейских судов по сравнению с арбитражными: участники спора могут выбирать арбитра сами, а зачастую они лично его знают и уважают его профессиональные качества;
  • Третейские суды куда менее формальны, чем арбитражные. Производство в арбитражном суде — это не «битва справедливости», а «битва бумажных доказательств». Третейский суд чаще смотрит именно на то, как надо разрешить дело именно с точки зрения справедливости;
  • Разбирательство в третейских судах проходит, как правило, быстрее, чем в арбитражных.

Важно знать: юристы, которые привыкли вести дела в судах общей юрисдикции или в арбитражных судах, не всегда могут «адаптироваться» к третейским судам. Тем более, это касается сложных споров, например, финансовых. Поэтому обычно в третейском суде выступает специализированный юрист, в обязанности которого входит работа именно в третейских судах. Вы можете получить бесплатную консультацию и оперативно войти в курс дела по поводу работы наших специалистов в третейских судах..

  • в третейских судах стороны сами определяют количество судей третейского суда (арбитров) и сами их выбирают;
  • в арбитражных судах и судах общей юрисдикции стороны никак не могут повлиять, какой судья или судьи будут разбирать их дело.
  • В части оплаты работы судов:
  • в третейском разбирательстве стороны оплачивают работу арбитра и его расходы на производство по делу, в том числе расходы на проезд и подобные. Также стороны оплачивают работу переводчиков и экспертов и другие расходы третейского суда;
  • арбитражные суды и суды общей юрисдикции финансируются государством.

Третейский судья

К арбитрам указанного суда применяют менее жесткие требования по сравнению с государственными служащими:

  • возраст судьи должен быть не менее 25 лет;
  • арбитром может стать только дееспособное лицо;
  • требуется отсутствие неснятой или непогашенной судимости.

На эту должность не допустят лицо, если оно до последнего времени служило в правоохранительных органах, также было судьей, адвокатом и т.д., но было уволено за нарушение правил профессиональной деятельности.

При коллективном разбирательстве спорного вопроса достаточно лишь одного судьи с высшим образованием, остальные могут его не иметь, но должны отвечать ряду требований.

Третейского судью не могут привлекать в качестве свидетеля, если обстоятельства дела стали известны при его рассмотрении.

На эту должность не допустят лицо, если оно до последнего времени служило в правоохранительных органах, также было судьей, адвокатом и т.д., но было уволено за нарушение правил профессиональной деятельности.

Почему компании обращаются в третейские суды

Компании обращаются в третейские суды по следующим причинам:

разбирательство в третейских судах проходит, как правило, быстрее, чем в арбитражных;

третейские суды куда менее формальны, чем арбитражные суды;

участники спора могут выбирать арбитра сами, ориентируясь на профессиональные качества третейского судьи;

как правило, авторитет третейских судов более высокий по сравнению с арбитражными судами.

– В части назначения судей:

Третейское разбирательство: особенности рассмотрения дел и основные преимущества

Рубрика: Юриспруденция

Дата публикации: 16.01.2017 2017-01-16

Статья просмотрена: 1166 раз

Как уже об этом говорилось, согласно статье 2 Федерального закона об арбитраже арбитр (третейский судья) — физическое лицо, избранное сторонами или избранное (назначенное) в согласованном сторонами или установленном федеральным законом порядке для разрешения спора третейским судов.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Илютин Александр Валентинович

Заместитель председателя Высшего арбитражного суда РФ Владимир Слесарев 06 марта 2013 года на выездной сессии Петербургского международного юридического форума в Гааге высказал мнение, что сфера применения третейского разбирательства в России может быть расширена. “По своей природе третейское соглашение близко к мировому соглашению, а мировым соглашениям подлежат не только гражданские, но и публично -правовые споры”, – сказал Слесарев. По его мнению, это создает предпосылки для расширения сферы третейского соглашения применительно к предмету [6].

Генеральная прокуратура
Российской Федерации

  • Рус
  • Eng

Телефон справочной по обращениям
в Генеральную прокуратуру
Российской Федерации:

  • Руководство
    • Генеральный прокурор
    • Краснов Игорь Викторович
    • Заместители Генерального прокурора
    • Буксман Александр Эмануилович
    • Винниченко Николай Александрович
    • Гринь Виктор Яковлевич
    • Демешин Дмитрий Викторович
    • Зайцев Сергей Петрович
    • Захаров Алексей Юрьевич
    • Кикоть Андрей Владимирович
    • Лопатин Геннадий Борисович
    • Петров Валерий Георгиевич
    • Пономарев Юрий Александрович
    • Разинкин Анатолий Вячеславович
    • Ткачев Игорь Викторович
    • Шишкин Николай Анатольевич
  • Структура
    • Генеральная прокуратура
    • Прокуратуры субъектов
    • Специализированные прокуратуры
    • Главная военная прокуратура
    • gvp.gov.ru
    • Научные и образовательные организации
  • О Генпрокуратуре России
    • История органов прокуратуры
    • Виртуальный музей
    • Геральдика
    • История в лицах
    • Исторические фильмы
  • Документы
    • Правовые основы деятельности
    • Нормативные акты
    • Постановления Европейского Суда по правам человека
    • Судебная практика
    • Конституционный Суд
    • Верховный Суд
    • Научно-методические материалы
    • По вопросам надзора за исполнением федерального законодательства
    • По иным вопросам надзорной деятельности
    • Статистические данные
    • Об использовании выделяемых бюджетных средств
    • О деятельности органов прокуратуры
  • Международное сотрудничество
    • Новости
    • Основные документы
    • Главное управление международно-правового сотрудничества
    • Региональное представительство
      Международной ассоциации прокуроров в России
  • Взаимодействие со СМИ
    • Новости Генеральной прокуратуры России
    • Новости прокуратур субъектов федерации
    • События Генеральной прокуратуры
    • Мероприятия и встречи
    • Интервью и выступления
    • Печатные издания
    • Видео
    • К сведению СМИ
    • Инфографика
    • Конкурс
    • Участие в конкурсе
    • Этапы конкурса
    • Итоги конкурса
    • Аккредитация СМИ
  • Правовое просвещение
    • Информационные материалы
    • Социальные ролики
    • Наглядные материалы
    • Прокурор разъясняет
  • Контакты
    • Порядок обращения граждан
    • График приема
    • Интернет приемная
    • Уведомления об экстремизме
    • Статусы уведомлений
    • Прямая линия для предпринимателей

В арбитраж (третейское разбирательство) по соглашению сторон могут передаваться споры между сторонами гражданско-правовых отношений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Проблема разграничения компетенции

Не первый год в юридическом сообществе не утихают дискуссии: какие споры, которые de jure подведомственны третейским судам, не должны ими разбираться.

Сомнения вызывают прежде всего споры о правах на недвижимое имущество (хотя в 2011 г. КС РФ по запросу ВАС РФ признал, что третейский суд вправе разбирать такие споры) и споры из государственных контрактов (которые были признаны не подведомственными третейским судам решением ВАС РФ в 2014 г.).

Законодателем, тем не менее, создан довольно эффективный механизм решения вопроса компетентности третейского суда в каждом отдельном случае: во-первых, согласно Закону о третейских судах третейский суд самостоятельно решает вопрос о наличии или об отсутствии у него компетенции рассматривать переданный на его разрешение спор. Таким образом, в отдельных случаях третейский суд может отказать в принятии спора к рассмотрению, к примеру, в случае недействительности третейского соглашения. Также согласно АПК РФ у сторон есть возможность обратиться в арбитражный суд с заявлением по вопросу компетенции третейского суда.

Особняком стоит вопрос с корпоративными спорами. Согласно Федеральному закону от 19.07.2009 № 205-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» корпоративные споры отнесены к специальной подведомственности государственных арбитражных судов. Однако юридическое сообщество отметило противоречивость данной нормы: она была введена для того, чтобы эффективнее решать споры, связанные с различными формами рэкета, и потому настолько пространная и неопределенная. Однако уже нет столь большой необходимости в гибкой норме о «корпоративных спорах», поэтому пора вывести четкую юридическую дефиницию.

Прежде всего, бросается в глаза смена названий — третейские суды отныне будут именоваться «арбитражными учреждениями». Исходя из текста законопроекта, можно заключить, что это ребрендинг по типу переименования милиции в полицию. Учреждения с новым названиям будут освобождены от ярлыков своих предшественников.

По итогам реформы в России осталось четыре арбитражных учреждения

С 1 ноября рассматривать третейские споры в РФ могут только арбитражные учреждения, получившие разрешение правительства. Но за год с начала реформы их выдано всего два, плюс имеют право работать еще два суда при Торгово-промышленной палате (ТПП). Таким образом, число третейских судов в стране уменьшилось более чем в сто раз. Минюст утверждает, что российский арбитраж начинает соответствовать мировым трендам, а мошенничество уходит в прошлое. Но участники рынка говорят о вымирании третейского судопроизводства в России.

Точное число работавших в РФ до стартовавшей год назад реформы третейских судов (ТС) неизвестно, по разным оценкам — 1,5–3 тыс. По итогам переписи журнала «Третейский суд», на 17 февраля 2017 года их было 398. При этом число обращений за исполнением решений ТС росло: в 2013 году арбитражные суды вынесли 4403 акта по таким делам, в 2014 году — 5747, а в 2015 году — 8053. Рост числа обращений в 2015 году может объясняться решением КС от 18 ноября 2014 года, позволившим исполнять решения «карманных» ТС, аффилированных со стороной спора, если не доказана пристрастность арбитров. В 2016 году число актов об исполнении третейских решений составило 7422 (на 31 октября 2017 года — 5460).

Вступивший в силу в сентябре 2016 года закон «Об арбитраже» определил, что ТС может быть лишь некоммерческая организация (НКО), которая должна получить рекомендацию Совета по совершенствованию третейского разбирательства при Минюсте, а затем разрешение правительства. С 1 ноября третейские споры в РФ могут рассматривать только те, кто прошел процедуру и стал постоянно действующим арбитражным учреждением (ПДАУ). Исключение сделано лишь для Международного коммерческого арбитражного суда и Морской арбитражной комиссии при ТПП РФ, им достаточно было задепонировать новые правила рассмотрения споров. Реформа сократила количество ТС на несколько порядков: в Минюст поступило более 70 заявлений от примерно 40 НКО, на рассмотрении около десятка, полностью завершить оформление смогли только два суда.

До совета не добраться

Поскольку в составе совета при Минюсте чиновников мало, а большинство его членов — корпоративные юристы, представители науки и бизнес-объединений, третейское сообщество исходно не опасалось проблем. Беспокойство процедура вызывала в первую очередь у ТС, которые действовали полулегально и были, например, средством взыскания несуществующих долгов или разрешения спора в отсутствие ответчика. Но неожиданно главной преградой стал Минюст, куда подаются документы для первичной проверки. За год в совет из министерства ушло лишь три заявки, на их рассмотрение понадобилось одно заседание. Две были одобрены, соискатели получили разрешение правительства на создание ПДАУ. Это РСПП и Институт современного арбитража (ИСА).

Вступивший в силу в сентябре 2016 года закон «Об арбитраже» определил, что ТС может быть лишь некоммерческая организация (НКО), которая должна получить рекомендацию Совета по совершенствованию третейского разбирательства при Минюсте, а затем разрешение правительства. С 1 ноября третейские споры в РФ могут рассматривать только те, кто прошел процедуру и стал постоянно действующим арбитражным учреждением (ПДАУ). Исключение сделано лишь для Международного коммерческого арбитражного суда и Морской арбитражной комиссии при ТПП РФ, им достаточно было задепонировать новые правила рассмотрения споров. Реформа сократила количество ТС на несколько порядков: в Минюст поступило более 70 заявлений от примерно 40 НКО, на рассмотрении около десятка, полностью завершить оформление смогли только два суда.

Как регулируется деятельность третейских судов?

Регулирование деятельности российских третейских судов осуществляется на трех уровнях:

  • общеевропейском – Европейская конвенция «О внешнеторговом арбитраже»;
  • федеральном – Федеральный закон от 29.12.2015 года № 382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в РФ»;
  • местном – регламент конкретного третейского суда и третейские соглашения сторон, участвующих в споре.
Читайте также:  Как написать жалобу на авиакомпанию

Каждый третейский суд самостоятельно разрабатывает регламент своей работы. Правила третейского разбирательства стороны принимают при подписании третейского соглашения, так как они являются неотъемлемой его частью. При передаче спора на рассмотрение третейского суда стороны берут на себя обязательство подчиниться его решению.


Каждый третейский суд самостоятельно разрабатывает регламент своей работы. Правила третейского разбирательства стороны принимают при подписании третейского соглашения, так как они являются неотъемлемой его частью. При передаче спора на рассмотрение третейского суда стороны берут на себя обязательство подчиниться его решению.

Закончился переходный период реформы арбитража (третейского разбирательства) в Российской Федерации

1 ноября 2017 г. закончился переходный период реформы арбитража (третейского разбирательства) в Российской Федерации. В связи с этим Министерство юстиции Российской Федерации разъясняет основные последствия окончания переходного периода для физических и юридических лиц.

С 1 ноября 2017 г. для администрирования арбитража необходимо наличие права на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения. Двум арбитражным институтам данное право предоставлено федеральным законом, остальным учреждениям оно предоставляется актом Правительства Российской Федерации.

В настоящее время только четыре арбитражных учреждения имеют право администрировать арбитраж:

Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации,

Морская арбитражная комиссия при Торгово-промышленной палате Российской Федерации,

Арбитражный центр при Российском союзе промышленников и предпринимателей (распоряжение Правительства Российской Федерации от 27 апреля 2017 г. № 798-р),

Арбитражный центр при некоммерческой автономной организации «Институт современного арбитража» (распоряжение Правительства Российской Федерации от 27 апреля 2017 г. № 799-р).

Постоянно действующие арбитражные учреждения и третейские суды, не получившие права администрировать арбитраж, не могут осуществлять эту деятельность. В отсутствие данного права учреждение, например, не может назначать или отводить арбитров, вести делопроизводство, собирать и распределять арбитражные сборы.

Министерство юстиции Российской Федерации будет сообщать о новых арбитражных учреждениях, получивших право администрировать арбитраж, на своем официальном сайте.

Вынесенные после 1 ноября 2017 г. решения учреждений, не получивших права администрировать арбитраж, считаются принятыми с нарушением процедуры арбитража, предусмотренной законом. Согласно нормам процессуального законодательства Российской Федерации указанное может являться основанием для отмены решения третейского суда или отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение его решения.

Внесение изменений в юридически значимые реестры (например, Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним, Единый государственный реестр юридических лиц, реестр акционеров общества) осуществляется на основании исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда. В отсутствие исполнительного листа изменения в юридически значимые реестры вноситься не могут.

По спорам, которые были начаты в учреждении до 1 ноября 2017 г., все функции подлежат выполнению третейским судом (то есть непосредственно составом арбитров, а не учреждением), как при арбитраже, образованном для разрешения конкретного спора. Признанию и приведению в исполнение такое решение подлежит как решение, принятое арбитражем, образованным для разрешения конкретного спора. Арбитраж, образованный сторонами для разрешения конкретного спора, не вправе рассматривать корпоративные споры.

Обращаем внимание на то, что после 1 ноября 2017 г. часть арбитражного соглашения о передаче спора в конкретное учреждение, у которого отсутствует право администрировать арбитраж, становится неисполнимой. Физические и юридические лица могут заключить новое арбитражное соглашение о передаче спора на рассмотрение арбитражного учреждения, получившего право администрировать арбитраж.

Обращаем внимание на то, что в связи с истечением переходного периода высока вероятность использования мошеннических схем, направленных на обход положений федерального закона. Призываем физические и юридические лица проявлять осмотрительность при обращении к лицам, указывающим на то, что они являются третейскими судьями. Рекомендуем проверять информацию о таких лицах на официальных сайтах арбитражных учреждений, получивших право администрировать арбитраж. Кроме того, следует внимательно знакомиться с документами, которые предлагается подписать в процессе заключения арбитражного соглашения.

При обращении в какое-либо учреждение рекомендуем проверять, были ли правила этого учреждения депонированы в Министерстве юстиции Российской Федерации на официальном сайте Министерства.

Также отмечаем, что арбитраж, образованный сторонами для разрешения конкретного спора, на любом из этапов не может администрироваться организацией, не получившей соответствующего права.

Постоянно действующие арбитражные учреждения и третейские суды, не получившие права администрировать арбитраж, не могут осуществлять эту деятельность. В отсутствие данного права учреждение, например, не может назначать или отводить арбитров, вести делопроизводство, собирать и распределять арбитражные сборы.

Как обеспечить доступность третейского разбирательства на территории Российской Федерации с учетом требований нового федерального закона об арбитраже?

Итак, новый Федеральный закон «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации» (далее — Закон об арбитраже) принят Госдумой РФ (в дальнейшем его одобрении сомневаться, похоже, нет смысла), а 1 сентября 2016 г. он вступит в силу. Время, как говорится, пошло, и начинается его обратный отсчет для отечественных центров третейского разбирательства.

Не соответствующие настоящему закону постоянно действующие третейские суды (далее — ПДТС) должны будут прекратить свою деятельность (п. 13 и 15 ст. 52 Закона об арбитраже). Но парадокс нового регулирования третейского разбирательства состоит в другом: прекратить свою деятельность отечественным центрам третейского разбирательства придется в любом случае, поскольку право на продолжение деятельности, видимо, в виде исключения, предусмотрено только для двух наиболее известных центров третейского разбирательства страны…

Крайний срок выполнения требований Закона об арбитраже определяется, исходя из времени подготовки Правительством РФ документа (на что Правительству РФ дается три месяца с момента вступления закона в силу, но, по сути, ничего не мешает заняться разработкой данного документа и раньше, т. е. с момента принятия закона об арбитраже; тем самым, у Правительства РФ в запасе целых 11 месяцев), определяющего порядок получения создателем третейского центра «права на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения», и это — сентябрь-ноябрь 2017 года.

Сейчас в нашей стране по примерным прикидкам Редакции журнала «Третейский суд» создано от двух до трех тысяч постоянно действующих третейских судов (постоянно действующих арбитражных учреждений по терминологии нового Закона об арбитраже). И хотя многие находятся в «спящем режиме», их общее количество вполне адекватно масштабам нашей Отчизны! Напоминаю, что и число государственных судов общей юрисдикции и арбитражных судов вполне сопоставимо с этими цифрами[1], что, как известно, определяется объективной необходимостью доступности правосудия. Таким образом, не менее важным является обеспечение доступности третейского разбирательства, которая, по меньшей мере, должна соответствовать уровню доступности государственного судопроизводства, а в идеале — значительно его превосходить, иначе одна из базовых целей третейской реформы — «разгрузка» судов государственных при содействии третейских судов — не будет достигнута. Конечно, доступность (государственного судопроизводства) доступности (третейского разбирательства) рознь, поскольку первая может быть обеспечена только путем выполнения определенных формальных действий судоустройственного и судопроизводственного характера, а вторая — доступность третейского разбирательства — наоборот, обеспечивается за счет создания широкого поля для автономных действий сторон третейского разбирательства, а также возможного содействия деятельности третейских судов со стороны государства! К сожалению, Закон об арбитраже, установив жесткие формальные требования, сжал до минимума доступность третейского разбирательства, что, конечно, не соответствует его диспозитивной правовой природе.

Безусловно, задача доступности третейского разбирательства в какой-то степени может быть реализована за счет деятельности так называемых третейских судов для конкретного случая (ad hoc), но поскольку Закон об арбитраже выводит их на своеобразную периферию, установив многие ограничения в их деятельности, наиболее эффективным подходом следует считать обеспечение доступности государственного судопроизводства за счет широкой деятельности постоянно действующих арбитражных учреждений во всех без исключения уголках нашей Родины. Полагаю, что это обстоятельство должно приниматься во внимание лицами, которым в дальнейшем будет предоставлено право рекомендации или отказа в ней, несмотря на довольно широкое поле для усмотрения, которое предоставлено нормами Закона об арбитраже.

Как известно, Закон об арбитраже подводит черту под тем, что было наработано отечественными центрами третейского разбирательства за более чем двадцатилетний период в современной России. По сути, все существующие третейские центры России должны прекратить свое существование в отведенные законом сроки, а новые начать свою жизнь с чистого листа.

Поскольку в Законе об арбитраже говорится, что некоммерческие организации обращаются за получением права (разрешения) на выполнение функций постоянно действующего арбитражного учреждения (далее — ПДАУ), которые ими создаются (п. 6 ст. 44), то все существовавшие ранее постоянно действующие третейские суды, за исключением МКАС и МАК при ТПП РФ, должны будут прекратить свое существование и, если потребуется, выполнить лишь роль так называемого «учреждения»[2]-правопредшественника для вновь создаваемого ПДАУ. В Законе об арбитраже также не ведется речи о приведении в соответствие с нормами принятого закона документов действующих центров третейского разбирательства. Данная оговорка делается, опять же, только в отношении МКАС и МАК при ТПП РФ (п. 12 ст. 52 Закона об арбитраже), что дополнительно свидетельствуют о верности общего вывода о прекращении деятельности всех существующих в России центров третейского разбирательства.

С 1 сентября 2016 г. ПДАУ смогут создавать лишь некоммерческие организации (интересно, что до этого момента потенциально еще не закрыта возможность для создания постоянно действующих третейских судов любыми юридическими лицами, чтобы после вступления Закона об арбитраже в силу использовать конструкцию «учреждения» -правопредшественника…). Но и для НКО теперь это непростая задача, а для новой некоммерческой организации эта задача становится фактически невыполнимой. Ведь к моменту обращения НКО в компетентные органы за разрешением в получении права на выполнение функций «по администрированию третейского разбирательства» она должна не только предоставить документы ПДАУ, соответствующие законодательству, включая рекомендованный список арбитров, соответствующий высоким требованиям Закона об арбитраже. но и иметь репутацию, масштаб и характер деятельности, финансовое обеспечение, которые обеспечивали бы высокий уровень организации и деятельности ПДАУ (п. 8 ст. 44 и корреспондирующий ему п. 3 ст. 47 Закона об арбитраже). Насколько реализуемо на практике данное «бремя доказывания» для некоммерческой организации? Полагаю, что для обеспечения доступности третейского разбирательства на территории Российской Федерации эти условия должны считаться «опровержимой презумпцией», которую и должны опровергнуть органы, принимающие соответствующие решения.

Как видно, Закон об арбитраже не устремлен в будущее, а ориентирует нас в прошлое, используя для этого репутационный ценз, который, по сути, можно пройти уже зарекомендовавшей себя, в хорошем смысле, НКО, чему, видимо, и должна способствовать внедренная в закон конструкция «учреждения»-правопредшественника. Тем самым, если до принятия Закона об арбитраже ПДТС существовал при коммерческой организации, то «передать» его новой НКО будет весьма затруднительно. Вывод в данном случае только один — создавать НКО как можно раньше, чтобы к моменту окончания срока по выполнению требований Закона об арбитраже она успела «наработать» репутацию, необходимую для получения разрешения на выполнение функций ПДАУ и обеспечения доступности третейского разбирательства на территории своей деятельности.

Читайте также:  Порядок действий после ДТП по ОСАГО

[1] По состоянию на 31.12.2014 в Российской Федерации с учетом федеральных судов, созданных на территориях Республики Крым и г. Севастополя, функционировали: 85 верховных судов республик, краевых и областных судов, судов городов федерального значения, судов автономной области и автономных округов; 12 окружных (флотских) военных судов (9 окружных военных судов и 3 флотских военных суда); 2212 районных судов; 107 гарнизонных военных судов, в том числе 5 судов, находящихся в местах дислокации российских войск за пределами территории Российской Федерации; 10 арбитражных судов округов; 21 арбитражный апелляционный суд; 83 арбитражных суда субъекта Российской Федерации; 1 специализированный арбитражный суд – Суд по интеллектуальным Правам. Всего 2531 федеральный суд, в том числе: федеральных судов общей юрисдикции – 2416; федеральных арбитражных судов – 115. См.: Отчет об итогах деятельности судебного департамента ВС РФ за 2014 г. // http://www.cdep.ru/userimages/Otchet_o_deyatelnosti_Sudebnogo_departamenta_za_2014_god.pdf (дата посещения — 19.12.2015 г.).

[2] Я сознательно помещаю слово «учреждение» в кавычки, поскольку говорить о постоянно действующем третейском суде как об учреждении требует только новый Закон об арбитраже.

Крайний срок выполнения требований Закона об арбитраже определяется, исходя из времени подготовки Правительством РФ документа (на что Правительству РФ дается три месяца с момента вступления закона в силу, но, по сути, ничего не мешает заняться разработкой данного документа и раньше, т. е. с момента принятия закона об арбитраже; тем самым, у Правительства РФ в запасе целых 11 месяцев), определяющего порядок получения создателем третейского центра «права на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения», и это — сентябрь-ноябрь 2017 года.

Как обеспечить доступность третейского разбирательства на территории Российской Федерации с учетом требований нового федерального закона об арбитраже?

Итак, новый Федеральный закон «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации» (далее — Закон об арбитраже) принят Госдумой РФ (в дальнейшем его одобрении сомневаться, похоже, нет смысла), а 1 сентября 2016 г. он вступит в силу. Время, как говорится, пошло, и начинается его обратный отсчет для отечественных центров третейского разбирательства.

Не соответствующие настоящему закону постоянно действующие третейские суды (далее — ПДТС) должны будут прекратить свою деятельность (п. 13 и 15 ст. 52 Закона об арбитраже). Но парадокс нового регулирования третейского разбирательства состоит в другом: прекратить свою деятельность отечественным центрам третейского разбирательства придется в любом случае, поскольку право на продолжение деятельности, видимо, в виде исключения, предусмотрено только для двух наиболее известных центров третейского разбирательства страны…

Крайний срок выполнения требований Закона об арбитраже определяется, исходя из времени подготовки Правительством РФ документа (на что Правительству РФ дается три месяца с момента вступления закона в силу, но, по сути, ничего не мешает заняться разработкой данного документа и раньше, т. е. с момента принятия закона об арбитраже; тем самым, у Правительства РФ в запасе целых 11 месяцев), определяющего порядок получения создателем третейского центра «права на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения», и это — сентябрь-ноябрь 2017 года.

Сейчас в нашей стране по примерным прикидкам Редакции журнала «Третейский суд» создано от двух до трех тысяч постоянно действующих третейских судов (постоянно действующих арбитражных учреждений по терминологии нового Закона об арбитраже). И хотя многие находятся в «спящем режиме», их общее количество вполне адекватно масштабам нашей Отчизны! Напоминаю, что и число государственных судов общей юрисдикции и арбитражных судов вполне сопоставимо с этими цифрами[1], что, как известно, определяется объективной необходимостью доступности правосудия. Таким образом, не менее важным является обеспечение доступности третейского разбирательства, которая, по меньшей мере, должна соответствовать уровню доступности государственного судопроизводства, а в идеале — значительно его превосходить, иначе одна из базовых целей третейской реформы — «разгрузка» судов государственных при содействии третейских судов — не будет достигнута. Конечно, доступность (государственного судопроизводства) доступности (третейского разбирательства) рознь, поскольку первая может быть обеспечена только путем выполнения определенных формальных действий судоустройственного и судопроизводственного характера, а вторая — доступность третейского разбирательства — наоборот, обеспечивается за счет создания широкого поля для автономных действий сторон третейского разбирательства, а также возможного содействия деятельности третейских судов со стороны государства! К сожалению, Закон об арбитраже, установив жесткие формальные требования, сжал до минимума доступность третейского разбирательства, что, конечно, не соответствует его диспозитивной правовой природе.

Безусловно, задача доступности третейского разбирательства в какой-то степени может быть реализована за счет деятельности так называемых третейских судов для конкретного случая (ad hoc), но поскольку Закон об арбитраже выводит их на своеобразную периферию, установив многие ограничения в их деятельности, наиболее эффективным подходом следует считать обеспечение доступности государственного судопроизводства за счет широкой деятельности постоянно действующих арбитражных учреждений во всех без исключения уголках нашей Родины. Полагаю, что это обстоятельство должно приниматься во внимание лицами, которым в дальнейшем будет предоставлено право рекомендации или отказа в ней, несмотря на довольно широкое поле для усмотрения, которое предоставлено нормами Закона об арбитраже.

Как известно, Закон об арбитраже подводит черту под тем, что было наработано отечественными центрами третейского разбирательства за более чем двадцатилетний период в современной России. По сути, все существующие третейские центры России должны прекратить свое существование в отведенные законом сроки, а новые начать свою жизнь с чистого листа.

Поскольку в Законе об арбитраже говорится, что некоммерческие организации обращаются за получением права (разрешения) на выполнение функций постоянно действующего арбитражного учреждения (далее — ПДАУ), которые ими создаются (п. 6 ст. 44), то все существовавшие ранее постоянно действующие третейские суды, за исключением МКАС и МАК при ТПП РФ, должны будут прекратить свое существование и, если потребуется, выполнить лишь роль так называемого «учреждения»[2]-правопредшественника для вновь создаваемого ПДАУ. В Законе об арбитраже также не ведется речи о приведении в соответствие с нормами принятого закона документов действующих центров третейского разбирательства. Данная оговорка делается, опять же, только в отношении МКАС и МАК при ТПП РФ (п. 12 ст. 52 Закона об арбитраже), что дополнительно свидетельствуют о верности общего вывода о прекращении деятельности всех существующих в России центров третейского разбирательства.

С 1 сентября 2016 г. ПДАУ смогут создавать лишь некоммерческие организации (интересно, что до этого момента потенциально еще не закрыта возможность для создания постоянно действующих третейских судов любыми юридическими лицами, чтобы после вступления Закона об арбитраже в силу использовать конструкцию «учреждения» -правопредшественника…). Но и для НКО теперь это непростая задача, а для новой некоммерческой организации эта задача становится фактически невыполнимой. Ведь к моменту обращения НКО в компетентные органы за разрешением в получении права на выполнение функций «по администрированию третейского разбирательства» она должна не только предоставить документы ПДАУ, соответствующие законодательству, включая рекомендованный список арбитров, соответствующий высоким требованиям Закона об арбитраже. но и иметь репутацию, масштаб и характер деятельности, финансовое обеспечение, которые обеспечивали бы высокий уровень организации и деятельности ПДАУ (п. 8 ст. 44 и корреспондирующий ему п. 3 ст. 47 Закона об арбитраже). Насколько реализуемо на практике данное «бремя доказывания» для некоммерческой организации? Полагаю, что для обеспечения доступности третейского разбирательства на территории Российской Федерации эти условия должны считаться «опровержимой презумпцией», которую и должны опровергнуть органы, принимающие соответствующие решения.

Как видно, Закон об арбитраже не устремлен в будущее, а ориентирует нас в прошлое, используя для этого репутационный ценз, который, по сути, можно пройти уже зарекомендовавшей себя, в хорошем смысле, НКО, чему, видимо, и должна способствовать внедренная в закон конструкция «учреждения»-правопредшественника. Тем самым, если до принятия Закона об арбитраже ПДТС существовал при коммерческой организации, то «передать» его новой НКО будет весьма затруднительно. Вывод в данном случае только один — создавать НКО как можно раньше, чтобы к моменту окончания срока по выполнению требований Закона об арбитраже она успела «наработать» репутацию, необходимую для получения разрешения на выполнение функций ПДАУ и обеспечения доступности третейского разбирательства на территории своей деятельности.

[1] По состоянию на 31.12.2014 в Российской Федерации с учетом федеральных судов, созданных на территориях Республики Крым и г. Севастополя, функционировали: 85 верховных судов республик, краевых и областных судов, судов городов федерального значения, судов автономной области и автономных округов; 12 окружных (флотских) военных судов (9 окружных военных судов и 3 флотских военных суда); 2212 районных судов; 107 гарнизонных военных судов, в том числе 5 судов, находящихся в местах дислокации российских войск за пределами территории Российской Федерации; 10 арбитражных судов округов; 21 арбитражный апелляционный суд; 83 арбитражных суда субъекта Российской Федерации; 1 специализированный арбитражный суд – Суд по интеллектуальным Правам. Всего 2531 федеральный суд, в том числе: федеральных судов общей юрисдикции – 2416; федеральных арбитражных судов – 115. См.: Отчет об итогах деятельности судебного департамента ВС РФ за 2014 г. // http://www.cdep.ru/userimages/Otchet_o_deyatelnosti_Sudebnogo_departamenta_za_2014_god.pdf (дата посещения — 19.12.2015 г.).

[2] Я сознательно помещаю слово «учреждение» в кавычки, поскольку говорить о постоянно действующем третейском суде как об учреждении требует только новый Закон об арбитраже.

Как известно, Закон об арбитраже подводит черту под тем, что было наработано отечественными центрами третейского разбирательства за более чем двадцатилетний период в современной России. По сути, все существующие третейские центры России должны прекратить свое существование в отведенные законом сроки, а новые начать свою жизнь с чистого листа.

Определение порядка (процедуры) и основные правила третейского разбирательства

Правила третейского разбирательства – порядок (процедура) рассмотрения дела в третейском суде (международном коммерческом арбитраже), включающий правила обращения в третейский суд, избрания (назначения) третейских судей, рассмотрения спора в третейском суде и вынесения им окончательного решения.

Порядок третейского разбирательства определяется:

– сторонами непосредственно либо

– путем отсылки к согласованным сторонами правилам (положениям, регламентам.

При определении порядка третейского разбирательства не могут быть нарушены императивные нормы федеральных законов о третейском суде, т.е. нормы, “от которых стороны не могут отступать”:

– о письменной форме соглашения о третейском суде,

– о равном отношении к сторонам и др.

Способы определения порядка:

– во-первых, стороны могут договориться о применении правил постоянно действующего третейского суда путем заключения третейского соглашения о передаче спора в постоянно действующий третейский суд,

– во-вторых, стороны вправе заключить третейское соглашение о передаче спора в постоянно действующий третейский суд, однако договориться о применении иных правил третейского разбирательства,

– в-третьих, стороны имеют право договориться об отдельных правилах третейского разбирательства в тех пределах, в которых это допускается согласованными ими правилами третейского разбирательства.

Читайте также:  Как получить технический паспорт на многоквартирный дом?

При согласовании регламента третейского разбирательства, стороны выбирают правила об:

– объеме компетенции третейского суда;

– определении порядка и даты начала третейского разбирательства;

– месте третейского разбирательства;

– языке (языках) третейского разбирательства;

– продолжительности третейского разбирательства;

– формировании состава третейского суда; требования, предъявляемые к третейским судьям;

– исковом заявлении и отзыве на иск;

– рассмотрении дела в заседании третейского суда или “по документам”;

– протоколе заседания третейского суда;

– правилах представления доказательств; назначения эксперта;

– основаниях прекращения третейского разбирательства без вынесения решения;

– порядке вынесения, подписания и направления (вручения) решения сторонам;

– третейском сборе и расходах, связанных с третейским разбирательством.

Основные правила третейского разбирательства

1.Начало третейского разбирательства – если стороны не договорились об ином, арбитражное разбирательство в отношении конкретного спора начинается в день, когда просьба о передаче этого спора в третейский суд (арбитраж) получена ответчиком.

2.Место третейского разбирательства – обычно третейское разбирательство проводится именно в том месте, которое:

– согласовано сторонами или

– определено третейскими судьями как “место арбитража (третейского разбирательства)”.

3.Язык (языки) третейского разбирательства – стороны могут по своему усмотрению договориться о языке или языках, которые будут использоваться в ходе арбитражного разбирательства.

В отсутствие такой договоренности в международном коммерческом арбитраже язык разбирательства определяет состав третейского суда, а во “внутреннем” третейском суде третейское разбирательство ведется на русском языке – государственном языке Российской Федерации.

4.Продолжительность третейского разбирательства – на практике продолжительность третейского разбирательства определяется в согласованных сторонами правилах третейского разбирательства.

Она также может быть определена в третейском соглашении (оговорке) либо в специальном соглашении сторон только по вопросу о сроке третейского разбирательства.

В правилах постоянно действующих третейских судов положение о сроке, в течение которого должно быть завершено третейское разбирательство, обычно не имеет пресекательного характера, он может быть продлен по соглашению сторон или по усмотрению третейского суда.

Указанный в правилах третейского разбирательства его срок (продолжительность) является ориентиром для сторон, который должен быть принят во внимание на стадии ведения переговоров о содержании третейского соглашения.

5.Исковое заявление и отзыв на иск – форма и содержание искового закона строго установлена законом, который не допускает согласования сторон в этом вопросе .

В исковом заявлении, передаваемом в третейский суд, и в копии ответчику должны быть указаны:

– дата искового заявления;

– наименования и места нахождения организаций, являющихся сторонами третейского разбирательства;

– фамилии, имена, отчества, даты и места рождения, места жительства и места работы граждан-предпринимателей и граждан, являющихся сторонами третейского разбирательства;

– обоснование компетенции третейского суда;

– обстоятельства, на которых истец основывает свои требования;

– доказательства, подтверждающие основания исковых требований;

– перечень прилагаемых к исковому заявлению документов и иных материалов.

Правилами третейского разбирательства могут быть предусмотрены дополнительные требования к содержанию искового заявления.

Ответчик имеет право, но не обязан представлять возражения против предъявленного к нему иска.

6.Рассмотрение дела в заседании третейского суда или “по документам”

Стороны могут договориться о третейском разбирательстве “по документам”.

Это означает, что при наличии такой договоренности заседание третейского суда (слушание дела) с участием сторон и их представителей и для представления доказательств или устных объяснений сторон (прений) проводиться не должно.

Когда такой договоренности нет, тогда дело рассматривается в заседании или в нескольких заседаниях третейского суда и стороны должны быть заблаговременно уведомлены о времени и месте каждого заседания.

Каждой стороне, также заблаговременно, должны быть переданы все документы и материалы, представляемые третейскому суду другой стороной.

Порядок ведения заседания в законах не регламентируется и подлежит определению с соблюдением общего подхода к определению правил третейского разбирательства.

7.Протокол заседания третейского суда

Если дело рассматривается в заседании третейского суда, в котором участвуют стороны, его содержание может протоколироваться.

Требования к содержанию и правилам составления протокола такого заседания в законе не установлены.

Но стороны могут договориться о ведении протокола заседания третейского суда, его содержании, порядке составления и подписания.

Однако в третейском суде неприменимы правила:

– об уголовной ответственности свидетелей за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложного показания;

– об обязанности назначенного третейским судом эксперта принять к производству порученную ему экспертизу;

– об основаниях для отвода эксперта, переводчика;

– о порядке заявления отвода или самоотвода эксперта, рассмотрения и удовлетворения такого отвода (самоотвода) и

– другие правила получения и исследования доказательств, которые по смыслу закона применяются только в государственном суде.

Следовательно, отражение в протоколе сведений о совершении в ряде случаев таких процессуальных действий невозможно, а в других случаях не может иметь того доказательственного значения, которое имеет в государственном суде.

8.Прекращение третейского разбирательства

Третейское разбирательство прекращается:

а) вынесением окончательного решения по существу спора либо

б)принятием определения (постановления) о прекращении третейского разбирательства без вынесения решения по существу спора.

Как правило, определение о прекращении третейского разбирательства принимается составом третейского суда.

Однако в некоторых случаях определение о прекращении третейского разбирательства может приниматься лицами, выполняющими функции руководителей (например, президиума, председателя, заместителя председателя) постоянно действующего третейского суда в порядке, определенном правилами постоянно действующего третейского суда.

Без вынесения решения по существу спора разбирательство дела прекращается:

– в случае отказа истца от своего требования (в отсутствие принятого составом третейского суда возражения ответчика);

– по договоренности сторон о прекращении третейского разбирательства.

В международном коммерческом арбитраже прекращение производства может произойти также тогда, когда состав арбитража находит, что продолжение разбирательства стало по каким-либо причинам ненужным или невозможным (ч. 2 ст. 32 Закона РФ “О международном коммерческом арбитраже”).

Существует исчерпывающий перечень причин, по которым продолжение третейского разбирательства может стать “ненужным или невозможным”:

– вынесение третейским судом определения об отсутствии у него компетенции рассматривать переданный на его разрешение спор;

– принятие третейским судом решения об утверждении мирового соглашения;

– ликвидация организации, являющейся стороной третейского разбирательства;

– смерть либо признание безвестно отсутствующим гражданина-предпринимателя либо гражданина, являющегося стороной третейского разбирательства;

– наличие вступившего в законную силу, принятого по спору между теми же сторонами о том же предмете и по тем же основаниям решения суда общей юрисдикции, арбитражного суда или третейского суда.

В отсутствие такой договоренности в международном коммерческом арбитраже язык разбирательства определяет состав третейского суда, а во “внутреннем” третейском суде третейское разбирательство ведется на русском языке – государственном языке Российской Федерации.

Третейское разбирательство

  • Адвокатура
  • Адвокатская деятельность
  • Правосудие
  • Законодательство
  • Судебная практика
  • Legal tech
  • История адвокатуры
  • Юридический рынок
  • Юридическая наука
  • Юридическое образование
  • Конституционное право
  • Уголовное право и процесс
  • Гражданское право и процесс
  • Арбитражное право и процесс
  • Производство по делам об административных правонарушениях
  • Административное судопроизводство
  • Третейское разбирательство
  • Налоговое право
  • Семейное право
  • Трудовое право
  • Страховое право
  • Интернет-право
  • Земельное право
  • Уголовно-исполнительное право
  • Исполнительное производство
  • Жилищное право
  • Бюджетное право
  • Таможенное право
  • Градостроительное право
  • Транспортное право
  • Природоохранное право
  • Производство экспертизы
  • Международное право
  • Медицинское право
  • Адвокатура
  • Адвокатская деятельность
  • Правосудие
  • Законодательство
  • Legal tech
  • Судебная практика
  • История адвокатуры
  • Юридический рынок
  • Юридическая наука
  • Юридическое образование
  • «АГ-эксперт»
    • Права автовладельцев
    • Семейные правоотношения
    • Отношения с органами государственной и муниципальной власти
    • Наследственные правоотношения
    • Вопросы недвижимости, ЖКХ и земельных правоотношений
    • Трудовые правоотношения
    • Защита и правовое сопровождение бизнеса
    • Защита прав потребителей
  • Новости
    • Главные новости
    • Новости партнеров
    • Прислать новость
  • Мнения
    • Все авторы
    • Стать автором
  • Спецпроекты
    • АГ-Ракурс
    • АГ-эксперт
    • Защитники, которых никто не защитил
  • Обзоры и аналитика
  • Интервью
  • Дискуссии
  • Мероприятия и объявления
  • Фоторепортажи
  • Подписка
  • Выпуски «АГ»
  • Редакция
  • Авторам
  • Контакты

© 2007—2017 «Новая адвокатская газета»
© 2017—2020 «Адвокатская газета»

Учредитель – Федеральная палата адвокатов Российской Федерации
Главный редактор – Мария Вениаминовна Петелина

Периодическое печатное издание «Новая адвокатская газета» зарегистрировано Роскомнадзором 13 апреля 2007 г., перерегистрировано Роскомнадзором под наименованием «Адвокатская газета» 23 ноября 2017 г., свидетельство ПИ № ФС77-71704.
Сетевое издание «Адвокатская газета» зарегистрировано Роскомнадзором 23 ноября 2017 г., свидетельство Эл № ФС77-71702.

Воспроизведение материалов полностью или частично без разрешения редакции запрещено. Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения авторов. Присланные материалы не рецензируются и не возвращаются.
Политика обработки персональных данных
Результаты проведения специальной оценки условий труда

Отдельные публикации могут содержать информацию, не предназначенную для пользователей до 18 лет.

Воспроизведение материалов полностью или частично без разрешения редакции запрещено. Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения авторов. Присланные материалы не рецензируются и не возвращаются.
Политика обработки персональных данных
Результаты проведения специальной оценки условий труда

Что такое третейский суд

Третейский суд (Коммерческий арбитраж) – это аналог государственного суда, в соответствии со статьей 2 ФЗ №102 «О третейских судах в РФ» это постоянно действующий третейский суд или третейский суд, образованный сторонами для решения конкретного спора, некий негосударственный судебный орган, разрешающий споры по экономическим (хозяйственным) договорам юридических лиц между собой, юридических лиц и физических лиц, граждан между собой.

Законом об арбитраже разграничены понятия «третейский суд» и «постоянно действующее арбитражное учреждение (далее — ПДАУ)», а именно:

  1. ПДАУ представляет собой подразделение некоммерческой организации, выполняющее на постоянной основе функции по администрированию арбитража, а именно по организационному обеспечению арбитража, в том числе по обеспечению процедур выбора, назначения или отвода арбитров, ведению делопроизводства, организации сбора и распределения арбитражных сборов, за исключением непосредственно функций третейского суда по разрешению спора (ч. 3, 9 ст. 2 Закона об арбитраже).
  2. Под третейским судом понимается единоличный арбитр или коллегия арбитров, осуществляющие разрешение споров между сторонами гражданско-правовых отношений, переданных на рассмотрение третейского суда в соответствии с арбитражным соглашением (ч. 2, 16 ст. 2, ст. 7 Закона об арбитраже).

Таким образом, третейский суд осуществляет разрешение споров по существу, ПДАУ выполняет организационно-технические функции по сопровождению разрешения споров.

Система третейских судов является институтом самоурегулирования гражданского общества, осуществляющим правоприменительную деятельность (разрешение гражданско-правовых споров) на основе взаимного волеизъявления сторон (третейского соглашения). В процессе третейского разбирательства, также как в государственном судопроизводстве, применимы альтернативные способы урегулирования споров.

  1. ПДАУ представляет собой подразделение некоммерческой организации, выполняющее на постоянной основе функции по администрированию арбитража, а именно по организационному обеспечению арбитража, в том числе по обеспечению процедур выбора, назначения или отвода арбитров, ведению делопроизводства, организации сбора и распределения арбитражных сборов, за исключением непосредственно функций третейского суда по разрешению спора (ч. 3, 9 ст. 2 Закона об арбитраже).
  2. Под третейским судом понимается единоличный арбитр или коллегия арбитров, осуществляющие разрешение споров между сторонами гражданско-правовых отношений, переданных на рассмотрение третейского суда в соответствии с арбитражным соглашением (ч. 2, 16 ст. 2, ст. 7 Закона об арбитраже).
Добавить комментарий