Признание брачного договора недействительным: характерная судебная практика

Как оспорить брачный договор

Все чаще супруги решают зафиксировать свои права и обязанности в брачном договоре, однако даже этот документ не гарантирует идеальное решение всех проблем. В ряде случаев действующим законодательством допускается инициирование процедуры оспаривания контракта.

Чтобы оспорить брачный договор, потребуется помощь юриста. Специалист подготовит все необходимые документов, соберет доказательства и представит позицию своего клиента в процессе судебных разбирательств. Наличие профессиональной юридической поддержки станет гарантией того, что ваши права не будут нарушены заинтересованной стороной.

Оспариваемый или ничтожный: разбираемся в терминологии

В зависимости от того, какие требования нарушает договор, он может признаваться ничтожным или оспариваемым. В первом случае документ является недействительным изначально, поэтому необходимости в его оспаривании нет. Ничтожным договор считается при наличии следующих обстоятельств:

  • одна из сторон (или обе стороны) на момент заключения контракта являлась недееспособной;
  • документ не заверен нотариусом;
  • договор нарушает права и интересы стороны (или сторон);
  • документ содержит недопустимые условия;
  • контракт является притворным или мнимым.

При этом доказывать ничтожность договора через суд не нужно: он автоматически считается ничтожным, если присутствует какое-либо из перечисленных условий. В суд нужно обращаться только для признания последствий его исполнения недействительными.

Оспорить брачный договор можно в случае, если один из супругов считает, что документ содержит невыгодные для него условия. Оспаривание договора происходит только через суд.

В каких случаях брачный договор можно оспорить?

Существует несколько условий, при наличии которых брачный договор можно оспорить. В частности, к ним относят:

  • заключение контракта в момент, когда один из супругов введен в заблуждение и не осознает последствий этой сделки;
  • заключение договора под угрозами, в результате применения насилия или обмана (т.е. одна из сторон не могла свободно изъявлять свою волю);
  • оформление сделки с ограниченно дееспособным супругом без согласия его попечителя (в дееспособности, как правило, ограничиваются граждане, которые злоупотребляют алкоголем или наркотиками);
  • заключение контракта с супругом, который на момент оформления сделки временно не мог осознавать последствия своих действий (например, находился под воздействием приступа заболевания, алкоголя, наркотических средств и т.д.).

Также оспорить брачный контракт допускается в случае, если есть признаки кабальной сделки. Кабальной сделка считается тогда, когда в результате ее заключения для одной из сторон создаются крайне невыгодные условия. Например, один из супругов попал в тяжелую жизненную ситуацию, а второй этим воспользовался с выгодой для себя, предложив заключить брачный договор. Также оспаривать документ супруги могут, если после его заключения стало понятно, что для одной из сторон условия являются очень невыгодными.

Обращаться в суд можно только при наличии действительно веских оснований. Если одна из сторон просто передумала исполнять условия договора, это не может являться причиной для признания его недействительным.

Как происходит оспаривание договора?

Как мы уже отмечали выше, оспаривание договора может происходить только через суд. В первую очередь инициатору судебных разбирательств нужно убедиться, что брачный договор не является ничтожным, а затем удостовериться в существовании оснований для оспаривания. Сама процедура складывается из следующих этапов:

  • подготовка искового заявления, сбор документов и их подача в суд;
  • участие в судебных заседаниях по делу;
  • получение судебного решения.

По результатам судебных разбирательств документ может признаваться недействительным как полностью, так и частично. Если супругу удастся добиться признания его недействительным, то сделки, которые совершались для исполнения условий брачного контракта, также будут признаны недействительными.

Но нужно учитывать, что положительное для истца решение по брачному договору принимается не всегда: как показывает практика, если заинтересованной стороне не удастся представить веские доказательства, оспариваемый контракт продолжит свое действие.

Когда подается иск?

В договоре могут регулироваться различные вопросы, включая не только то, как будет делиться имущество в случае развода, но и то, как супруги будут распоряжаться доходами во время брака. Поэтому если один из супругов считает, что брачный договор содержит невыгодные для него условия, обратиться с иском в суд можно не только в процессе развода, но и во время нахождения в браке (в т.ч. и если стороны не планируются разводиться).

Срок исковой давности для подачи иска о признании документа недействительным составляет 1 год. Этот срок начинает отсчитываться с того момента, когда сторона узнала о наличии оснований для оспаривания договора или с того момента, когда прекратились обстоятельства, из-за которых контракт был заключен (например, насилие или угрозы).

Если оспаривать брачный договор планируется в ходе развода, то подавать отдельный иск не обязательно: требование можно заявить и в одном исковом заявлении (о разводе, о признании контракта недействительным, о разделе имущества). Также закон не запрещает оспаривать договор и после расторжения брака (но не нужно забывать о сроке исковой давности).

Таким образом, на вопрос о том, как оспорить брачный договор, можно дать однозначный ответ — только через суд. При этом, в зависимости от обстоятельств, обращаться с соответствующим иском можно как в процессе нахождения в браке, так и во время бракоразводного процесса, а также после его завершения.

Но вне зависимости от того, когда вы решите заняться оспариванием брачного договора, рекомендуем обязательно обращаться за профессиональной помощью: юрист проанализирует оспариваемый контракт, оценит перспективы рассмотрения дела в суде и правильно подготовит все необходимые документы.

Поручите задачу профессионалам. Юристы выполнят заказ по стоимости, которую вы укажите. Вам не придётся изучать законы, читать статьи и разбираться в вопросе самим.

Признание брачного договора недействительным: характерная судебная практика

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с АО “Сбербанк-АСТ”. Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Программа разработана совместно с АО “Сбербанк-АСТ”. Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 20 января 2015 г. N 5-КГ14-144 Суд направил дело о признании брачного договора недействительным на новое рассмотрение, указав, что суду следует установить имеющие значение для правильного разрешения спора обстоятельства, связанные с заключением и подписанием брачного договора, установить, какое имущественное положение приобретает каждая из сторон в результате исполнения условий брачного договора и ставят ли условия заключенного между ними брачного договора, изменившего установленный законом режим совместной собственности супругов, истца в крайне неблагоприятное имущественное положение по сравнению с его супругой

Обзор документа

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 20 января 2015 г. N 5-КГ14-144 Суд направил дело о признании брачного договора недействительным на новое рассмотрение, указав, что суду следует установить имеющие значение для правильного разрешения спора обстоятельства, связанные с заключением и подписанием брачного договора, установить, какое имущественное положение приобретает каждая из сторон в результате исполнения условий брачного договора и ставят ли условия заключенного между ними брачного договора, изменившего установленный законом режим совместной собственности супругов, истца в крайне неблагоприятное имущественное положение по сравнению с его супругой

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кликушина А.А.,

судей Вавилычевой Т.Ю. и Назаренко Т.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Сафаряна А.А. к Карапетян Л.Г. о признании брачного договора недействительным

по кассационной жалобе Сафаряна А.А. на решение Гагаринского районного суда г. Москвы от 23 декабря 2013 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 28 марта 2014 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Вавилычевой Т.Ю., выслушав объяснения представителя Сафаряна А.А. – адвоката Шнайдер О.В., поддержавшей доводы кассационной жалобы, представителя Карапетян Л.Г. – Коваленко Л.В., возражавшей против удовлетворения жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Сафарян А.А. обратился в суд с иском к Карапетян Л.Г. о признании брачного договора недействительным.

В обоснование иска Сафарян А.А. указал, что с 20 октября 1988 года по 9 сентября 2008 года состоял в браке с Карапетян Л.Г.

Брак расторгнут решением мирового судьи судебного участка № . г. Москвы от 9 сентября 2008 года.

8 октября 2013 года Гагаринским районным судом г. Москвы вынесено решение по иску Карапетян Л.Г. к Сафаряну А.А. о разделе совместно нажитого имущества, в основу которого положен брачный договор, заключенный между Сафаряном А.А. и Карапетян Л.Г. 17 мая 2001 года. По мнению истца, брачный договор является ничтожным, поскольку он его не заключал и никогда не был в нотариальной конторе, где он удостоверен.

Кроме того, Сафарян А.А. указал на недействительность брачного договора в силу того, что данный договор ставит его (Сафаряна А.А.) в крайне неблагоприятное положение.

Решением Гагаринского районного суда г. Москвы от 23 декабря 2013 года в удовлетворении исковых требований отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 28 марта 2014 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 4 июля 2014 года представителю Сафаряна А.А. – Шнайдер О.В. отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Определением заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Хомчика В.В. от 22 декабря 2014 года отменено определение судьи Верховного Суда Российской Федерации от 4 июля 2014 года и кассационная жалоба Сафаряна А.А. с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены состоявшихся по делу судебных постановлений.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения норм материального права были допущены судами первой и апелляционной инстанций по настоящему делу.

Судом установлено, что с 20 октября 1988 года по 9 сентября 2008 года Сафарян А.А. и Карапетян Л.Г. состояли в браке (л.д. 8, 9).

17 мая 2001 года между Сафаряном А.А. и Карапетян Л.Г. заключен брачный договор, удостоверенный нотариусом Люберецкого нотариального округа Московской области П. (л.д. 9).

Как следует из пункта 1.4 брачного договора, в случае расторжения брака по инициативе Сафаряна А.А. либо в результате его недостойного поведения (супружеской измены, пьянства, хулиганских действий и т.п.) имущество, нажитое во время брака и относящееся к общей совместной собственности супругов, переходит в собственность Карапетян Л.Г. (л.д. 9)

Отказывая в удовлетворении исковых требований Сафаряну А.А., суд первой инстанции (и с ним согласился суд апелляционной инстанции) пришел к выводу о пропуске срока исковой давности для признания брачного договора недействительным, поскольку исполнение заключенного сторонами брачного договора началось с момента его подписания, то есть с 17 мая 2001 года, а в суд Сафарян А.А. обратился спустя 12 лет (25 ноября 2013 года). Ходатайство о применении срока исковой давности было заявлено представителем Карапетян Л.Г.

Данный вывод судов нельзя признать законным ввиду существенного нарушения норм материального права.

Законом (статья 44 Семейного кодекса Российской Федерации) установлены общие и специальные основания для признания брачного договора недействительным.

Согласно пункту 1 статьи 44 Семейного кодекса Российской Федерации брачный договор может быть признан судом недействительным полностью или частично по основаниям, предусмотренным Гражданским кодексом Российской Федерации для недействительности сделок.

В соответствии с пунктом 2 статьи 44 Семейного кодекса Российской Федерации суд может признать брачный договор недействительным полностью или частично по требованию одного из супругов, если условия договора ставят этого супруга в крайне неблагоприятное положение. То есть данной нормой установлены специальные семейно-правовые основания для признания брачного договора недействительным.

Правовым основанием предъявления Сафаряном А.А. требования о признании брачного договора недействительным являлись положения как пункта 1, так и пункта 2 статьи 44 Семейного кодекса Российской Федерации. Оспаривая брачный договор, Сафарян А.А. указывал как на ничтожность (статья 168 Гражданского кодекса Российской Федерации в редакции, действовавшей до 1 сентября 2013 года), так и на оспоримость данной сделки (пункт 3 статьи 42, пункт 2 статьи 44 Семейного кодекса Российской Федерации).

Статьей 2 Семейного кодекса Российской Федерации определено, что семейное законодательство устанавливает условия и порядок вступления в брак, прекращение брака и признания его недействительным, регулирует неимущественные и имущественные отношения между членами семьи: супругами, родителями и детьми (усыновителями и усыновленными), а в случаях и в пределах, предусмотренных семейным законодательством, между другими родственниками и иными лицами, а также определяет формы и порядок устройства в семью детей, оставшихся без попечения родителей.

В силу статьи 4 Семейного кодекса Российской Федерации к названным в статье 2 данного кодекса имущественным и личным неимущественным отношениям между членами семьи, не урегулированным семейным законодательством применяется гражданское законодательство.

В соответствии с пунктом 1 статьи 9 Семейного кодекса Российской Федерации на требования, вытекающие из семейных отношений, исковая давность не распространяется, за исключением случаев, если срок для защиты нарушенного права установлен названным кодексом.

Семейным кодексом Российской Федерации срок исковой давности для требований об оспаривании брачного договора не установлен.

Однако по своей правовой природе брачный договор является разновидностью двусторонней сделки, но имеющей свою специфику, обусловленную основными началами (принципами) семейного законодательства. Поскольку для требования супруга по пункту 2 статьи 44 Семейного кодекса Российской Федерации о признании брачного договора недействительным этим кодексом срок исковой давности не установлен, то к такому требованию супруга исходя из положений статьи 4 Семейного кодекса Российской Федерации в целях стабильности и правовой определенности гражданского оборота применяется срок исковой давности, предусмотренный статьей 181 Гражданского кодекса Российской Федерации, по требованиям о признании сделки недействительной.

Согласно статье 181 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей до 1 сентября 2013 года) срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки (пункт 1).

Срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной (пункт 2).

В соответствии с абзацем вторым пункта 15 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 5 ноября 1998 года № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака», если брачным договором изменен установленный законом режим совместной собственности, то суду при разрешении спора о разделе имущества супругов необходимо руководствоваться условиями такого договора. При этом следует иметь в виду, что в силу пункта 3 статьи 42 Семейного кодекса Российской Федерации условия брачного договора о режиме совместного имущества, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение (например, один из супругов полностью лишается права собственности на имущество, нажитое супругами в период брака), могут быть признаны судом недействительными по требованию этого супруга.

Из изложенного следует, что при оспаривании супругом действительности брачного договора или его условий по основанию, предусмотренному пунктом 2 статьи 44 Семейного кодекса Российской Федерации, срок исковой давности следует исчислять с момента, когда этот супруг узнал или должен был узнать о том, что в результате реализации условий брачного договора он попал в крайне неблагоприятное имущественное положение. В данном случае такой момент совпадает с разделом имущества, осуществляемого по условиям брачного договора, в результате исполнения которого сложилась ситуация, свидетельствующая о том, что один супруг полностью лишается права собственности на имущество, нажитое супругами в период брака.

Как установлено судом апелляционной инстанции, о существовании брачного договора от 17 мая 2001 года Сафаряну А.А. стало известно 22 июля 2011 г. (л.д. 165-166).

Каких-либо доказательств, свидетельствующих о том, что о наличии брачного договора Сафаряну А.А. было известно до указанной даты, в деле не имеется.

Решением Гагаринского районного суда г. Москвы от 8 октября 2013 года, вступившим в законную силу 8 апреля 2014 года, раздел совместно нажитого имущества между бывшими супругами Сафаряном А.А. и Карапетян Л.Г. произведен с учетом оспариваемого Сафаряном А.А. брачного договора.

Таким образом, исполнение условий брачного договора началось в момент раздела имущества, осуществляемого по условиям брачного договора.

С учетом изложенного момент начала срока исковой давности по требованиям о признании брачного договора недействительным (по основаниям ничтожности и оспоримости) совпадает с моментом раздела имущества бывших супругов Сафаряна А.А. и Карапетян Л.Г.

Исковое заявление о признании брачного договора от 17 мая 2001 года недействительным было подано Сафаряном А.А. в суд 25 ноября 2013 года (л.д. 3-5).

При таких обстоятельствах вывод судов о пропуске Сафаряном А.А. срока исковой давности не соответствует положениям статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей до 1 сентября 2013 года) и установленным обстоятельствам.

Читайте также:  Пенсионный фонд в Черняховске: особенности деятельности, режим работы, адрес

Судебная коллегия находит, что оспариваемые судебные постановления нельзя признать законными и они в силу статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, подлежат отмене, поскольку без устранения допущенной судебной ошибки невозможны защита и восстановление существенно нарушенных прав и законных интересов Сарафяна А.А.

Поскольку Сафаряну А.А. судом было отказано в удовлетворении иска только по основанию пропуска им срока исковой давности без исследования фактических обстоятельств, связанных с заключением и содержанием брачного договора, дело подлежит направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и установить обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора, связанные с заключением и подписанием брачного договора, а также установить, какое имущественное положение приобретает каждая из сторон в результате исполнения условий брачного договора и ставят ли условия заключенного между сторонами брачного договора, изменившего установленный законом режим совместной собственности супругов, Сафаряна А.А. в крайне неблагоприятное имущественное положение по сравнению с его супругой Карапетян Л.Г., а также вынести решение в строгом соответствии с положениями статей 195-198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Руководствуясь статьями 387, 388 и 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Гагаринского районного суда г. Москвы от 23 декабря 2013 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 28 марта 2014 года отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Председательствующий Кликушин А.А.
Судьи Вавилычева Т.Ю.
Назаренко Т.Н.

Обзор документа

Бывший супруг оспаривал брачный договор, положенный в основу решения суда о разделе совместно нажитого имущества. Согласно этому договору в случае развода по инициативе мужа либо в результате его недостойного поведения (измены, пьянства, хулиганских действий и т. п.) имущество, нажитое во время брака и относящееся к общей совместной собственности супругов, переходит в собственность жены.

В признании договора недействительным было отказано ввиду пропуска срока исковой давности.

Но Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ направила дело на новое рассмотрение, руководствуясь следующим.

Существуют общие и специальные основания для признания брачного договора недействительным.

Брачный договор может быть признан судом недействительным полностью или частично по основаниям, предусмотренным ГК РФ для недействительности сделок.

Суд может также признать брачный договор недействительным полностью или частично по требованию одного из супругов, если его условия ставят этого супруга в крайне неблагоприятное положение. Это специальное семейно-правовое основание для признания брачного договора недействительным.

В иске заявлялись как общие, так и специальное основания для признания брачного договора недействительным. Истец указывал как на ничтожность, так и на оспоримость данной сделки.

При оспаривании брачного договора по указанному специальному основанию применяется срок исковой давности, предусмотренный ГК РФ для недействительных сделок.

Срок исковой давности следует исчислять с момента, когда супруг узнал или должен был узнать о том, что в результате реализации условий брачного договора он попал в крайне неблагоприятное имущественное положение. В спорном случае такой момент совпадает с разделом имущества, осуществляемого по условиям брачного договора, в результате исполнения которого один супруг полностью лишается права собственности на имущество, нажитое в период брака.

Исполнение условий брачного договора началось в момент раздела имущества, осуществляемого по условиям такого договора. С учетом этого момент начала срока исковой давности по требованиям о признании брачного договора недействительным (по основаниям ничтожности и оспоримости) совпадает с моментом раздела имущества бывших супругов.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 24.05.2016 N 18-КГ16-10

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Вавилычевой Т.Ю.,

судей Назаренко Т.Н., Юрьева И.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Фаркова А.В. к Фарковой Н.В. о признании частично недействительным брачного договора, разделе совместно нажитого имущества,

по кассационной жалобе Фарковой Н.В. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 28 июля 2015 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Вавилычевой Т.Ю., объяснения представителей ПАО “Сбербанк России” Кочерги А.А., Слободчикова А.С., поддержавших доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Фарков А.В. обратился в суд с иском к Фарковой Н.В. о признании частично недействительным брачного договора, разделе совместно нажитого имущества.

В обоснование исковых требований указал, что 30 марта 2007 г. заключен брак с Фарковой Н.В. Семейные отношения прекращены 17 мая 2013 г.

28 мая 2008 г. по договору купли-продажи приобретена квартира, расположенная по адресу: <. >, стоимостью 2 500 000 руб., которая оформлена на Фаркову Н.В.

Спорное жилое помещение было приобретено частично за счет совместных средств, а также за счет денежных средств, полученных по кредитному договору, заключенному между Фарковой Н.В. и Сбербанком России на сумму 2 250 000 руб. Возврат денежных средств по договору обеспечен залогом квартиры и поручительством Фаркова А.В.

25 октября 2007 г. Фарковой Н.В. заключен кредитный договор на сумму 750 000 руб., по которому истец также являлся поручителем. Данные денежные средства были использованы на внесение задатка за спорную квартиру в размере 250 000 руб., а также на приобретение мебели, бытовой техники, осуществление ремонта.

Согласно условиям брачного договора от 12 апреля 2013 г. спорная квартира является собственностью Фарковой Н.В.

Истец полагал, что указанное условие брачного договора является недействительным, поскольку ставит его в крайне неблагоприятное положение.

Ссылаясь на пункт 2 статьи 44 Семейного кодекса Российской Федерации, Фарков А.В. просил признать недействительным брачный договор от 12 апреля 2013 г. в части признания права собственности на спорную квартиру за Фарковой Н.В., и определить доли в спорном имуществе по 1/2 доли за каждым.

Заочным решением Анапского городского суда Краснодарского края от 30 марта 2015 г. в удовлетворении иска отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 28 июля 2015 г. указанное решение суда отменено, иск удовлетворен.

Брачный договор, заключенный 12 апреля 2013 г. между Фарковым А.В. и Фарковой Н.В., признан недействительным. Спорное жилое помещение признано общим совместным имуществом Фаркова А.В. и Фарковой Н.В.

В кассационной жалобе заявителем ставится вопрос об отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 28 июля 2015 г. ввиду существенных нарушений норм материального и процессуального права и оставлении в силе заочного решения Анапского городского суда Краснодарского края от 30 марта 2015 г.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Вавилычевой Т.Ю. от 25 апреля 2016 г. кассационная жалоба заявителя с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещены о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке. В судебное заседание суда кассационной инстанции не явилась Фаркова Н.В., о причинах неявки не сообщила. Фарков А.В. заявил ходатайство о рассмотрении дела в его отсутствие. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дела в отсутствие не явившихся лиц.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены апелляционного определения и оставлении в силе решения суда первой инстанции.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения норм материального права были допущены судом апелляционной инстанции.

Судом установлено, что с 30 марта 2007 г. Фарков А.В. состоял с Фарковой Н.В. в браке, который был прекращен на основании совместного заявления супругов 17 мая 2013 г. (т. 1 л.д. 9, 10).

В период брака по договору купли-продажи от 28 мая 2008 г., заключенному Фарковой Н.В. (покупатель) и Опалевой И.А. (продавец), за счет ипотечного кредита на сумму 2 250 000 руб. и предоставленного покупателем задатка в размере 250 000 руб. была приобретена квартира, расположенная по адресу: <. >, общей площадью <. >кв. м, право собственности на которую зарегистрировано 2 июня 2008 г. в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним за Фарковой Н.В. (т. 1 л.д. 13, 18, 20 -27).

12 апреля 2013 г. Фарков А.В. и Фаркова Н.В. заключили брачный договор, удостоверенный нотариусом, по условиям которого установили, что любое недвижимое имущество, которые супруги предполагают приобрести как в период брака, так и в случае его расторжения, признается собственностью того супруга, на чье имя приобретается недвижимость (пункт 6).

Пунктами 7 и 8 брачного договора установлено, что приобретенная в период брака квартира по адресу: <. >переходит в исключительную собственность Фарковой Н.В. В связи с изложенным Фарков А.В. не имеет право на указанную выше квартиру, а также не требуется его согласия на отчуждение данной квартиры.

Согласно пункту 4 брачного договора все имущественные права и обязанности супругов, приобретенные ими в период совместного брака, как в период брака, так и в случае расторжения брака – признаются собственностью того супруга, на чье имя приобретено имущество.

Пунктом 9 брачного договора установлено, что приобретенные в период брака автомобиль марки “<. >” и гаражный бокс N <. >, расположенный в <. >, переходят в исключительную собственность Фаркова А.В. (т. 1 л.д. 11).

Разрешая спор и отказывая Фаркову А.В. в удовлетворении иска, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что брачный договор соответствует закону, а доказательств того, что условиями данного договора Фарков А.В. поставлен в крайне неблагоприятное положение, не представлено, ссылка Фаркова А.В. о несоразмерном разделе имущества несостоятельна, поскольку возможность отступления от равенства долей посредством заключения брачного договора предусмотрена законом, а несоразмерность выделенного каждому из супругов имущества сама по себе не является основанием для признания брачного договора недействительным. Фарковой Н.В. соблюдаются положения брачного договора в части имущественных обязанностей, в том числе обязанности по выплате кредита, которую она исполняет самостоятельно и за свой счет. При этом суд указал, что в собственности Фаркова А.В. имеется квартира в г. <. >, в связи с чем его довод об отсутствии у него иного недвижимого имущества является необоснованным.

Отменяя решение суда первой инстанции и удовлетворяя иск, судебная коллегия исходила из того, что спорная квартира приобреталась за счет денежных средств, полученных по кредитным договорам, по которым Фарков А.В. выступает поручителем и в период брака погашал задолженность, поэтому передача квартиры по условиям брачного договора в собственность Фарковой Н.В. полностью лишает Фаркова А.В. права на имущество, нажитое сторонами в период брака. Также судебная коллегия указала на необоснованность ссылки суда первой инстанции на наличие у Фаркова А.В. в собственности квартиры, поскольку она была приватизирована истцом и продана, а часть денег от ее продажи пошла в уплату за спорную квартиру. То обстоятельство, что Фаркову А.В. по брачному договору остался автомобиль и гараж в г. <. >, по мнению суда апелляционной инстанции, не может служить доказательством, что брачным договором Фарков А.В. не поставлен в крайне неблагоприятное положение. Кроме того, суд апелляционной инстанции принял во внимание, что истец является инвалидом.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит указанные выводы суда апелляционной инстанции ошибочными, основанными на неправильном применении и толковании норм материального права, регулирующих спорные отношения.

Согласно пункту 1 статьи 33 Семейного кодекса Российской Федерации законным режимом имущества супругов является режим их совместной собственности.

Законный режим имущества супругов действует, если брачным договором не установлено иное.

В соответствии со статьей 40 Семейного кодекса Российской Федерации брачным договором признается соглашение лиц, вступающих в брак, или соглашение супругов, определяющее имущественные права и обязанности супругов в браке и (или) в случае его расторжения.

В силу статьи 41 Семейного кодекса Российской Федерации брачный договор может быть заключен как до государственной регистрации заключения брака, так и в любое время в период брака (абзац 1 пункта 1).

Брачный договор заключается в письменной форме и подлежит нотариальному удостоверению (пункт 2).

Пунктом 1 статьи 42 Семейного кодекса Российской Федерации определено, что брачным договором супруги вправе изменить установленный законом режим совместной собственности (статья 34 настоящего Кодекса), установив режим совместной, долевой или раздельной собственности на все имущество супругов, на его отдельные виды или на имущество каждого из супругов.

Брачный договор может быть заключен как в отношении имеющегося, так и в отношении будущего имущества супругов.

Супруги вправе определить в брачном договоре свои права и обязанности по взаимному содержанию, способы участия в доходах друг друга, порядок несения каждым из них семейных расходов; определить имущество, которое будет передано каждому из супругов в случае расторжения брака, а также включить в брачный договор любые иные положения, касающиеся имущественных отношений супругов.

Из положений приведенных выше правовых норм следует, что брачный договор, заключенный в период брака, вступает в силу после его нотариального удостоверения, с момента которого у супругов возникают предусмотренные этим договором права и обязанности.

Следовательно, брачный договор является основанием для возникновения, изменения и прекращения прав и обязанностей супругов в отношении их совместной собственности.

Законодателем предоставлена возможность супругам изменить брачным договором законный режим имущества на договорный, установив режим раздельной собственности в отношении имущества, зарегистрированного на одного из супругов. Также в отношении имущества каждого из супругов может быть установлен режим общей (долевой или совместной) собственности.

Между тем, брачный договор не может ограничивать правоспособность или дееспособность супругов, их право на обращение в суд за защитой своих прав; регулировать личные неимущественные отношения между супругами, права и обязанности супругов в отношении детей; предусматривать положения, ограничивающие право нетрудоспособного нуждающегося супруга на получение содержания; содержать другие условия, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение или противоречит основным началам семейного законодательства (пункт 3 статьи 42 Семейного кодекса Российской Федерации).

Суд может признать брачный договор недействительным полностью или частично по требованию одного из супругов, если условия договора ставят этого супруга в крайне неблагоприятное положение (пункт 2 статьи 44 Семейного кодекса Российской Федерации).

Согласно пункту 15 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 ноября 1998 г. N 15 “О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака”, если брачным договором изменен установленный законом режим совместной собственности, то суду при разрешении спора о разделе имущества супругов необходимо руководствоваться условиями такого договора. При этом следует иметь в виду, что в силу пункта 3 статьи 42 Семейного кодекса Российской Федерации условия брачного договора о режиме совместного имущества, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение (например, один из супругов полностью лишается права собственности на имущество, нажитое супругами в период брака), могут быть признаны судом недействительными по требованию этого супруга.

Таким образом, реализация супругами права по определению режима имущества и распоряжения общим имуществом путем заключения брачного договора не должна ставить одного из супругов в крайне неблагоприятное положение, например, вследствие существенной непропорциональности долей в общем имуществе либо лишать одного из супругов полностью права на имущество, нажитое в период брака.

Положения указанных норм материального права и разъяснений по их применению судом апелляционной инстанции учтены не были.

Как установлено судом и следует из материалов дела, брачный договор не содержит условий, которыми Фарков А.В. поставлен в крайне неблагоприятное имущественное положение, в брачном договоре отсутствуют положения, указывающие на признание права собственности на все совместно нажитое имущество только за Фарковой Н.В.

По условиям брачного договора Фарков А.В. и Фаркова Н.В. распределили между собой имущество таким образом, что Фаркову А.В. передано в собственность и недвижимое (гараж) и движимое (машина) имущество, при этом в собственность Фарковой Н.В. перешла не только спорная квартира, но и обязательство по погашению кредита (пункт 4 брачного договора).

Доказательств наличия существенной диспропорции в распределении между супругами имущества, нажитого в период брака и имущественных обязанностей супругов в связи с передачей каждому из них конкретного вида имущества, в деле не имеется.

Вывод суда апелляционной инстанции о том, что заключение договора поручительства Фарковым А.В. и взятые на основании данного договора обязательства ставят Фаркова А.В. в крайне неблагоприятное имущественное положение в связи с передачей квартиры по условиям брачного договора в единоличную собственность Фарковой Н.В., основан на ошибочном толковании норм материального права.

Читайте также:  Взыскание компенсации за неиспользованный отпуск, увольнении

В силу статей 363, 365 Гражданского кодекса Российской Федерации поручитель отвечает перед кредитором при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства. К поручителю, исполнившему обязательство, переходят права кредитора по этому обязательству и права, принадлежавшие кредитору как залогодержателю, в том объеме, в котором поручитель удовлетворил требование кредитора.

Между тем, в деле отсутствуют доказательства как предъявления требований к Фаркову А.В. как к поручителю по кредитному договору, так и доказательства наличия оснований для предъявления таких требований, а также доказательства возможности предъявления Фарковым А.В. регрессных требований к Фарковой Н.В. в случае исполнения им обязательств по кредитному договору.

Судом апелляционной инстанции не приняты во внимание обстоятельства обременения залогом ПАО “Сбербанк России” спорной квартиры, а также обстоятельства исполнения обязательств по погашению кредитного договора Фарковой Н.В. в период брака и принятие Фарковой Н.В. согласно пункту 4 брачного договора обязательства по погашению кредита в дальнейшем.

Обратного Фарковым А.В. не доказано.

Кроме того, судом апелляционной инстанции не учтено, что Фаркову А.В. на праве собственности принадлежала квартира по адресу: <. >, которая была продана им по договору купли-продажи от 29 июля 2014 г. за 2 300 000 руб. (т. 1 л.д. 172, 240).

Доказательств того, что часть денежных средств от продажи указанной квартиры была направлена Фарковым А.В. в погашение кредита за спорную квартиру, в материалах дела не имеется.

Кроме того, квартира была продана Фарковым А.В. спустя более года с момента заключения брачного договора и после прекращения брака с Фарковой Н.В.

13 мая 2014 г. Фарков А.В. продал принадлежащий ему по брачному договору от 12 апреля 2013 г. гаражный бокс N. по цене 360 000 руб. (т. 1 д. 231, 232).

Наличие у Фаркова А.В. заболевания правового значения для применения положений статьей 42, 44 Семейного кодекса Российской Федерации, не имеет.

При таких обстоятельствах, вывод суда апелляционной инстанции о том, что условиями брачного договора Фарков А.В. поставлен в крайне неблагоприятное положение не соответствует указанным выше нормам материального права и установленным судом обстоятельствам, в связи с чем оснований для отмены решения суда первой инстанции у суда апелляционной инстанции не имелось.

Судебная коллегия находит, что допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм материального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, в связи с чем апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 28 июля 2015 г. подлежит отмене, а заочное решение Анапского городского суда Краснодарского края от 30 марта 2015 г. – оставлению в силе.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 28 июля 2015 г. отменить, оставить в силе заочное решение Анапского городского суда Краснодарского края от 30 марта 2015 г.

«Рабочие» основания для признания брачного договора недействительным

Возможность изменить режим общей совместной собственности супругов путем заключения брачного договора была предоставлена состоящим в браке гражданам более 20 лет назад – уже в первой редакции Семейного кодекса РФ (введенного в действие 01.03.1996 года) были введены нормы о брачном договоре (Глава 8 СК РФ), которые не претерпели до настоящего времени никаких изменений.

В силу существующих семейных традиций брачный договор был не популярен в прошлом и не слишком распространен сейчас. Тем не менее, число брачных договоров с каждым годом увеличивается. Поэтому актуальным является вопрос о соблюдении баланса интересов сторон и, как следствие, о возможности в судебном порядке признать договор недействительным по тому основанию, что его условия ставят одну из сторон в крайне неблагоприятное положение (ч.2 ст.44 СК РФ). Брачный договор, как и всякую другую сделку, можно признать недействительным и на общих условиях, предусмотренных Гражданским кодексом, но в этой статье я рассмотрю исключительно применение на практике специальной нормы, установленной в ч.2 ст.44 СК РФ.

1. Срок исковой давности для обращения в суд.
Брачный договор – это сделка, СК РФ специальной нормы об исковой давности не имеет, поэтому сроки устанавливаются ст.181 ГК РФ. Брачный договор, условия которого ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение, является оспоримой сделкой, следовательно, срок исковой давности – 1 год (ч.2 ст.181 ГК РФ).

Интересен момент начала течения срока исковой давности. Из ч.2 ст.181 ГК РФ следует общее правило: течение срока исковой давности начинается со дня, когда истец узнал или должен был узнать о нарушении своих прав.

На первый взгляд, логично предположить, что узнал истец о нарушении своих прав в тот день, когда поставил свою подпись под брачным договором, условия которого ставят его в крайне неблагоприятное положение. До сих в Консультанте есть апелляционное определение Челябинского областного суда от 16 января 2012 г. по делу N 33-34/2012, где отражена такая точка зрения. Но эта точка зрения не правильна.

Семейные отношения носят длящийся характер. При заключении брачного договора стороны полагают себя членами одной семьи, связанными определенными межличностными отношениями и обязательствами. Эти отношения могут измениться через 1, 5, 10 лет после заключения брачного договора. Но, именно с изменением межличностных отношений между супругами и связаны все негативные последствия, связанные с расторжением брака, разделом имущества, нарушением прав одного из супругов на имущество, когда-то бывшее общим.

Знаковым для судебной практики по делам о признании брачных договоров недействительными является Определение Верховного суда РФ от 20.01.2015 N 5-КГ14-144 (на основании этого судебного акта был признан недействительным брачный договор заключенный более 10 лет назад). Согласно этому определению срок исковой давности следует исчислять с момента, когда супруг узнал или должен был узнать, что в результате реализации условий брачного договора он попал в крайне неблагоприятное имущественное положение.

Таковым может признаваться момент осуществляемого по условиям брачного договора раздела имущества, в результате которого один супруг полностью лишается права собственности на имущество, нажитое супругами в период брака.

Хорошо, а что считать «моментом раздела имущества»? В указанном выше определении этот момент – вынесение судом решения о разделе имущества с учетом условий брачного договора (уже после этого решения истец обратился в суд с иском об оспаривании его условий).

А вот в Постановлении Президиума Мосгорсуда от 17 апреля 2018 г. по делу N 44г-85 момент начала срока исковой давности по требованиям о признании брачного договора недействительным совпадает с моментом расторжения брака. Апелляционным определением Санкт-Петербургского городского суда от 15 февраля 2017 г. N 33-4724/2017 также начало течения срока исковой давности определено как дата подачи иска о расторжении брака сторон.

Согласно же Обзору апелляционной и кассационной практики Пермского краевого суда по гражданским и административным делам за 1 полугодие 2016 года начало течения срока исковой давности определено датой, когда истец узнал о намерении ответчика произвести отчуждение имущества.

Как видим, единства судебной практики по поводу начала течения срока исковой давности по искам о признании брачного договора недействительным, не наблюдается.

Однако, следует иметь ввиду, что брачный договор посвящен исключительно регулированию имущественных отношений супругов. И «привязывать» срок на его обжалование к дате расторжения брака (подачи иска о его расторжении), или фактическому прекращению семейных отношений, нельзя.

Я считаю, что при определении начала течения срока давности нужно руководствоваться датой, когда заявитель должен был узнать, что в результате реализации условий брачного договора, он попал в крайне неблагоприятное положение (Определение Верховного суда РФ от 20.01.2015 N 5-КГ14-144).
Момент «реализации условий» в таком случае может определяться:

  1. датой государственной регистрации перехода прав на имущество, переданного в личную собственность одного из супругов, без согласия другого супруга, к третьему лицу;
  2. датой подачи в суд иска о разделе имущества (встречного иска) (или датой надлежащего извещения другой стороны о судебном деле), в котором сторона ссылается на условия действующего брачного договора;
  3. нарушением прав на пользование имуществом – датой надлежащего извещения стороны о предъявление иска о выселении бывшего супруга из жилого помещения.

2. Какие условия брачного договор признаются судами, как ставящие в крайне неблагоприятное положение одну из сторон?
Согласно определения Конституционного Суда РФ от 21.06.2011 N 779-О-О “Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки А.В.П. на нарушение ее конституционных прав пунктом 2 статьи 44 Семейного кодекса Российской Федерации”, использованная в пункте 2 статьи 44 СК РФ в целях закрепления основания для признания брачного договора недействительным описательно-оценочная формулировка “условия договора, ставящие одного из супругов в крайне неблагоприятное положение” не свидетельствует о неопределенности содержания данной нормы: разнообразие обстоятельств, оказывающих влияние на имущественное положение супругов, делает невозможным установление их исчерпывающего перечня в законе
Пунктом 15 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 ноября 1998 г. N 15 “О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака” установлено, что условия брачного договора о режиме совместного имущества, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение (например, один из супругов полностью лишается права собственности на имущество, нажитое супругами в период брака), могут быть признаны судом недействительными по требованию этого супруга. К сожалению, более Пленум ВС РФ по указанном вопросу не высказывался.

Таким образом, оценка «крайне неблагоприятного положения» отдается на исключительное усмотрение суда, с единственным уточняющим «маркером»: крайне неблагоприятное положение – это полное лишение всего имущества, нажитого в браке.

На практике, неравноценный раздел имущества сам по себе не является основанием для признания брачного договора недействительным. Например, если по условиям брачного договора супруге переходит в собственность квартира, а супругу – гараж и автомобиль, в иске супругу скорее всего откажут (хотя квартира и стоит гораздо дороже) – Определение ВС от 24 мая 2016 г. N 18-КГ16-10. То же самое касается случаев, когда у «пострадавшей» стороны остается некоторое общее имущество, не включенное в брачный договор (Апелляционное определение Мосгорсуда от 16 января 2018 г. по делу N 33-1182).

Суд может вынести решение об отказе в иске и тогда, когда единственное нажитое в браке имущество переходит к одной из сторон без всякой компенсации. Например, единственная квартира (в отсутствие другого имущества) по условиям договора перешла в личную собственность одного из супругов – суд отказал в признании договора недействительным (Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 16 января 2018 г. N 33-681/2018(33-27154/2017)). В другом случае личная «добрачная» квартира жены по условиям договора переходила в случае расторжения брака в собственность мужа без компенсации – и снова отказ в иске! (Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 12 сентября 2017 г. N 33-18893/2017).

Но ситуация для супруга-«потерпевшего» не совсем безнадежна. В брачных договорах часто встречается формулировка о том, что все приобретенное имущество является личной собственностью того супруга, на имя которого оно приобретено. Итак, супруги заключили договор с указанным условием, а впоследствии, все приобретенное (и немалое!) имущество было оформлено на имя мужа. Муж же должен был в случае развода приобрести жене жилье, отвечающее определенным характеристикам. Договор признали недействительным (Постановление Президиума Мосгорсуда от 17 апреля 2018 г. по делу N 44г-85). В другом случае муж, в целях погашения долга по ипотеке за купленную в браке квартиру продал свое единственное «добрачное» жилье. После погашения долга жена (под предлогом возобновления супружеских отношений) убедила его заключить брачный договор, по условиям которого купленная в браке квартира переходит в ее личную собственность без компенсации. Брачный договор признан недействительным (видимо судей все-таки смутила явная несправедливость ситуации). – апелляционное определение Мосгорсуда от 4 сентября 2015 г. N 33-31892.

Итак, возможность признать договор недействительным по ч.2 ст.44 СК РФ в целом маловероятна, и существует лишь в ситуации, когда:

  • один супруг не просто получает все имущество, но этого имущества много (несколько квартир, домов, автомобилей и так далее), а другой не получает ничего. Причем, указанное имущество не обязательно должно быть прямо поименовано в договоре, достаточно условия о том, что «на кого оформлено – тому и принадлежит» и последующего поведения одного из супругов, регистрирующего всю многочисленную собственность на свое имя. Если речь идет о том, что «все имущество» – это единственное жилье, перешедшее в личную собственность одного из супругов без какой-либо компенсации, то судьи скорее всего договор недействительным не признают. Неравноценность (одному – 99%, другому – 1%) передаваемого сторонам имущества судами как основание для признания договора недействительным не принимается.
  • имеет место явное недобросовестное поведение одного из супругов (пример – погашение ипотечного кредита за счет личных средств мужа и последующее заключение брачного договора, по которому «проплаченная» мужем квартира является личной собственностью жены, с изгнанием мужа с жилплощади).

Во всех остальных случаях «усмотрение» судей – на стороне заключенного договора, «стабильности гражданского оборота» и «сам виноват, читать нужно было, что подписываешь».

Как признать недействительным брачный договор?

Брачный договор может быть недействительным по разным основаниям: как ничтожная или как оспоримая сделка (ст. 166 ГК РФ). Брачный договор признается недействительным, если суд признал недействительным брак супругов (п. 2 ст. 30 СК РФ).

Для признания брачного договора недействительным рекомендуем придерживаться следующего алгоритма.

Шаг 1. Определите, имеются ли основания для признания брачного договора недействительным.

Брачный договор является ничтожной сделкой (полностью или частично), в частности, если:

— он не заверен у нотариуса (ст. 41 СК РФ);

— заключен лицом, признанным недееспособным (ст. 171 ГК РФ);

— заключен с целью прикрыть другую сделку (притворная сделка) или без намерения создать правовые последствия, которые влечет брачный договор (мнимая сделка) (ст. 170 ГК РФ);

— содержит условия, которые ограничивают правоспособность или дееспособность супругов, право обращаться в суд, право нетрудоспособного нуждающегося супруга получать содержание или регулируют отношения, которые не могут быть предметом брачного договора, например личные неимущественные отношения супругов, их права и обязанности в отношении детей (п. 3 ст. 42, п. 2 ст. 44 СК РФ).

Брачный договор является оспоримой сделкой, если он заключен:

— лицом, которое ограничено судом в дееспособности (ст. 176 ГК РФ);

— лицом, которое в момент заключения договора было не способно понимать значение своих действий или руководить ими (ст. 177 ГК РФ);

— под влиянием заблуждения, обмана, насилия, угрозы или неблагоприятных обстоятельств (ст. ст. 178, 179 ГК РФ);

— с условиями, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение (п. 2 ст. 44 СК РФ).

Шаг 2. Проверьте, не истек ли срок исковой давности.

Для этого необходимо определить срок исковой давности по недействительным сделкам (ст. 181 ГК РФ).

Срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки и о признании такой сделки недействительной (п. 3 ст. 166 ГК РФ) составляет три года. Течение срока исковой давности по указанным требованиям начинается со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки, а в случае предъявления иска лицом, не являющимся стороной сделки, со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о начале ее исполнения. При этом срок исковой давности для лица, не являющегося стороной сделки, во всяком случае не может превышать десять лет со дня начала исполнения сделки.

Срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (п. 1 ст. 179 ГК РФ), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Примечание. Исковое заявление принимается судом к рассмотрению независимо от истечения срока исковой давности. Однако, если до вынесения судом решения сторона в споре заявит об истечении срока исковой давности, в удовлетворении иска судом будет отказано (п. п. 1, 2 ст. 199 ГК РФ).

Шаг 3. Подготовьте исковое заявление в зависимости от того, какой сделкой (ничтожной или оспоримой) является брачный договор.

Требование о признании брачного договора недействительным по оспоримости может быть предъявлено стороной сделки или иным лицом, указанным в законе. Оспоримая сделка может быть признана недействительной, если она нарушает права или охраняемые законом интересы лица, оспаривающего сделку, в том числе повлекла неблагоприятные для него последствия (п. 2 ст. 166 ГК РФ).

Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки вправе предъявить сторона сделки, а в предусмотренных законом случаях также иное лицо. Требование о признании недействительной ничтожной сделки независимо от применения последствий ее недействительности может быть удовлетворено, если лицо, предъявляющее такое требование, имеет охраняемый законом интерес в признании этой сделки недействительной (п. 3 ст. 166 ГК РФ).

Суд вправе применить последствия недействительности ничтожной сделки по своей инициативе, если это необходимо для защиты публичных интересов, и в иных предусмотренных законом случаях. Заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно, в частности если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки (п. п. 4, 5 ст. 166 ГК РФ).

Читайте также:  Порядок проведения предварительного судебного заседания в уголовном процессе

Так, в случае оспаривания брачного договора, как совершенного гражданином, ограниченным судом в дееспособности, иск может предъявить попечитель.

При оспаривании брачного договора по ст. 177 ГК РФ, как совершенного гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими, могут оспаривать как сам супруг, так и иные лица, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате его совершения.

Если брачный договор оспаривается в связи с заключением под влиянием заблуждения (ст. 178 ГК РФ), он может быть признан судом недействительным по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения, если заблуждение было настолько существенным, что эта сторона, разумно и объективно оценивая ситуацию, не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении дел.

Брачный договор, совершенный под влиянием насилия, угрозы или обмана, может быть признан судом недействительной по иску потерпевшего (ст. 179 ГК РФ).

Брачный договор в связи с заключением на крайне невыгодных условиях оспаривается по иску потерпевшего.

Шаг 4. Уплатите госпошлину и приложите квитанцию к исковому заявлению (пп. 3 п. 1 ст. 333.19 НК РФ).

Реквизиты для уплаты госпошлины можно узнать в суде по месту рассмотрения спора или найти на сайте соответствующего суда. Размер пошлины при оспаривании брачного договора составляет 300 руб. Если кроме оспаривания брачного договора заявлены требования о разделе имущества супругов, то кроме пошлины в размере 300 руб. оплачивается госпошлина за имущественное требование в зависимости от цены иска в следующем размере: до 20 000 руб. — 4 процента цены иска, но не менее 400 руб.; от 20 001 руб. до 100 000 руб. — 800 руб. плюс 3 процента суммы, превышающей 20 000 руб.; от 100 001 руб. до 200 000 руб. — 3200 руб. плюс 2 процента суммы, превышающей 100 000 руб.; от 200 001 руб. до 1 000 000 руб. — 5200 руб. плюс 1 процент суммы, превышающей 200 000 руб.; свыше 1 000 000 руб. — 13 200 руб. плюс 0,5 процента суммы, превышающей 1 000 000 руб., но не более 60 000 руб.

Шаг 5. Подайте в суд исковое заявление и следующие документы:

— копию искового заявления для ответчика и третьего лица — нотариуса, удостоверившего брачный договор;

— квитанцию об уплате госпошлины;

— доверенность или другой документ, удостоверяющий полномочия вашего представителя;

— три копии свидетельства о заключении брака;

— три копии брачного договора;

— копии документов, подтверждающих обстоятельства, на которых вы основываете свои требования, а также их копии для ответчика и третьего лица (ст. 132 ГПК РФ).

Исковое заявление подается в мировой суд по месту жительства ответчика (п. 4 ч. 1 ст. 23, ст. 28 ГПК РФ). Если одновременно подаются требования о разделе имущества супругов (как правило, это так), то иск предъявляется в мировой суд при разделе между супругами совместно нажитого имущества при цене иска, не превышающей 50 000 руб.; если размер требований выше, то иск предъявляется в районный суд (п. 3 ч. 1 ст. 23 ГПК РФ). Территориальная подсудность может стать исключительной в случае предъявления требований о разделе недвижимости. В этом случае иск подается в суд по месту нахождения недвижимости либо одного из объектов недвижимости (ч. 1 ст. 30 ГПК РФ).

Шаг 6. Примите участие в судебных заседаниях и получите на руки заверенную копию решения суда.

В зависимости от правил подсудности общий срок рассмотрения дела и вынесения решения составляет месяц в мировом суде или два месяца в районном суде со дня поступления заявления в суд (ст. 154 ГПК РФ). На практике сроки редко соблюдаются по причине загруженности судов делами.

Для разрешения судебного спора вам может потребоваться квалифицированная юридическая помощь специалиста, стоимость которой в зависимости от сложности дела, суммы иска и иных факторов может оказаться существенной. В случае представления ваших интересов в суде потребуется подготовить нотариальную доверенность на представителя (ст. ст. 185, 185.1 ГК РФ).

Помните, на любом этапе семейного спора Юридический центр по семейным делам адвоката Анатолия Антонова готов оказать Вам правовую поддержку. Позвоните нам по телефону в Самаре + 7 (846) 212-99-71 прямо сейчас и запишитесь на консультацию в удобное для Вас время.

Неудачный брачный договор и способы защиты: практика АС Московского округа

Неудачный брачный договор и способы защиты: практика АС Московского округа

Во время своего банкротного процесса должник заключил с супругой брачное соглашение. Суды не увидели в том проблемы, поскольку ему досталось больше, чем жене. Но АС Московского округа исправил ошибку и указал, что для подобных выводов следовало провести оценку стоимости спорного имущества. А в другом деле окружной суд отменил решение, потому что судья не указал сторонам на необходимость проведения экспертизы. Сами они не ходатайствовали, но это было нужно для дела. Эти и другие интересные дела АС МО за декабрь – в нашем обзоре.

Кнут и пряник для управляющего

Бывший конкурсный управляющий ООО «Арманд-Премиум» Дмитрий Анохин, которого отстранили от участия в деле, не передал своему преемнику необходимые документы. После этого суд вынес определение об истребовании документов (дело № А40-187137/2015).

АС Московского округа проверил это определение и признал его незаконным. Все дело в том, что новый управляющий, прося суд истребовать документы у старого, не предоставил конкретного перечня запрашиваемых бумаг. И суд, который удовлетворил его заявление, тоже не указал на конкретные документы, которые должен передать отстраненный управляющий. Кроме того, нижестоящим инстанциям не следовало игнорировать аргумент о том, что бывшего руководителя и ликвидатора должника привлекли к субсидиарке как раз за то, что они не передали документы отстраненному управляющему. Из-за этих ошибок вопрос вернули на новое рассмотрение в АСГМ.

А в деле № А40-140025/2013 решался вопрос о размере вознаграждения для управляющего Василия Лещенко. Тот потребовал проценты за несвоевременную выплату вознаграждения. Суды его заявление удовлетворили и начислили проценты более чем за три года, а также произвели индексацию – получилось больше 200 000 руб. Кроме того, суды проиндексировали выплаты по основной части награды по правилам ст. 183 АПК. Окружной суд раскритиковал решения нижестоящих инстанций и указал, что индексировать вознаграждение арбитражного управляющего нельзя в силу «частноправового встречного характера» таких выплат, который предполагает выплату вознаграждения за конкретный труд и за конкретные оказанные услуги. «Иной подход, при котором допускается выплата арбитражному управляющему вознаграждения лишь за истечение каждого месяца процедуры банкротства, не стимулирует арбитражного управляющего к исполнению им своих обязанностей в наиболее короткие сроки и допускает злоупотребление им своим правом», – решил окружной суд.

Брак брачного договора

Брачный договор – это сделка. А значит, в деле о банкротстве одного из супругов можно поставить вопрос о его недействительности. Такую попытку предприняли кредиторы предпринимателя Владимира Нелидова в деле № А40-14241/2017.

Нелидов и его супруга Елена спустя два месяца после возбуждения дела о несостоятельности мужа заключили брачное соглашение. Они изменили режим общей совместной собственности супругов на режим раздельной собственности на все, что нажили со свадьбы. По договору в собственности Нелидова остался лишь один автомобиль Mercedes, все остальное по списку досталось супруге. Но суды обнаружили, что у мужа остались и другие активы, не указанные в соглашении: недвижимость, акции и многомиллионные права требования к нескольким компаниям. Две инстанции решили: раз у супруга осталось больше имущества, то права кредиторов нарушены не были.

Окружной суд пересмотрел решения по делу. Судьи обратили внимание на то, что нижестоящие инстанции не провели оценку стоимости объектов. А поэтому их вывод о том, что Нелидову досталось больше имущества, чем его супруге, оказался преждевременным.

Кассационные судьи критически отнеслись к пояснениям Нелидова о том, что брачное соглашение нужно было для скорейшей продажи в банкротной процедуре, поскольку личное имущество, по его мнению, продать проще, чем совместное. «Законодатель не предусмотрел такие обстоятельства в качестве уважительной причины для отступления от установленного порядка реализации имущества в процедуре банкротства», – решили в АС Московского округа и вернули спор о действительности брачного соглашения на пересмотр.

Общее остается общим

Еще один семейный спор АС Московского округа решил в деле о банкротстве Бориса Ильянова (дело № А40-220611/2018).

Конкурсный кредитор «просудила» долг Ильянова в суде общей юрисдикции, но в реестр это требование попросила включить как общее обязательство супругов. Суды решили, что раз кредитор изначально не предъявляла исковые требования к супруге, то ее заявление направлено на преодоление вступившего в законную силу судебного акта суда общей юрисдикции. А это недопустимо, решили две инстанции.

АС Московского округа ошибку исправил. Окружные судьи подтвердили, что кредитор вправе требовать установления общего обязательства супругов даже в случае, если сначала он включился в реестр с личным требованием к одному из них. «Взыскание задолженности с должника вне рамок дела о банкротстве также не препятствует впоследствии признанию данной задолженности общим обязательством супругов в рамках дела о банкротстве должника», – указал суд и вернул спор на новое рассмотрение в АСГМ.

Напоминание от суда

По общему правилу, предусмотренному в Арбитражном процессуальном кодексе, экспертиза назначается по ходатайству участника спора. Но в деле № А41-88198/2019 истец такое ходатайство заявлять не стал. При этом экспертиза была необходима, чтобы точно определить размер долга ответчика. Поэтому суды двух инстанций отказали в иске.

Арбитражный суд Московского округа оказался другого мнения. Судьи отметили, что если экспертиза необходима для правильного решения по спору, но суд не может назначить ее самостоятельно, то он должен как минимум разъяснить сторонам возможные последствия незаявления ходатайства о назначении экспертизы.

Кассация напомнила, что суд должен рассматривать иск, исходя из предмета и оснований. Если истец не смог правильно квалифицировать заявленные требования, это не повод отказать ему. В таком случае суд должен самостоятельно квалифицировать спорные правоотношения. В этом деле истец ошибся, но суды в таком случае должны были сами решить, что взыскивает истец – неосновательное обогащение или упущенную выгоду.

С учетом этого дело вернули на новое рассмотрение в АС Московской области.

Надлежащая защита

Общество «Консорциум» попыталось зарегистрировать право собственности на несколько зданий в Москве, но получило отказ от столичного управления Росреестра. Чиновники указали, что заявитель не подтвердил основания возникновения права собственности.

«Консорциум» обратился в суд, но не с иском об оспаривании решения Росреестра, а с требованием к предшествующему правообладателю, департаменту горимущества Москвы. Заявитель попросил признать за ним право собственности (дело № А40-42391/2019). Но суды в иске отказали, так как он по сути был направлен на оспаривание действий Росреестра, а истец, по мнению двух инстанций, избрал ненадлежащий способ защиты своих прав.

АС Московского округа решил, что выбранный «Консорциумом» способ защиты является «правильным и единственно возможным». Установить основания возникновения или отсутствия права у истца на спорный объект может только суд и только после исследования представленных в дело доказательств. Регистрирующий орган, которому не хватило информации при «внутреннем» рассмотрении заявления, этого сделать не сможет. Такой иск можно предъявить к последнему известному собственнику имущества.

Перевод документов

Документы, полученные от иностранной компании на иностранном языке, могут быть доказательствами в арбитражном процессе. Для этого нужно перевести их и заверить перевод. Но в деле № А40-171885/2014 суд принял в качестве надлежащих доказательств копии счетов, полученные от бельгийской компании в электронном виде и просто распечатанные для суда.

Окружной суд увидел в этом процессуальную ошибку. Для того чтобы признать электронные документы надлежащим доказательством, их нужно было перевести на русский язык. А кроме того, суд не указал ни закон, ни договор между сторонами, которые предусматривали бы составление и получение документов посредством электронной связи. При таких обстоятельствах вывод о принятии доказательств признали незаконным.

Пополам не делится

Брачный договор, который еще несколько лет назад многим казался экзотикой, сегодня прочно вошел в нашу жизнь. По данным министерства юстиции, в прошлом году в России было заключено почти 72 тысячи таких контрактов.

За год в России было заключено почти 72 тысячи брачных договоров. Фото: Виктор Васенин/РГ

Рост популярности супружеских договоров понять можно. Ведь в документе заранее, четко, по обоюдному согласию, прописано, сколько, чего и кому полагается из совместно нажитого добра в случае расторжения контракта или нарушения его условий одной из сторон. Поэтому теоретически должны исчезать все основания для споров, склок и тяжб при разводе. Но это теоретически.

Фото: РИА Новости

Как показывает судебная практика, при расторжении брачных договоров на свет порой являются настоящие юридические головоломки, разобраться в которых не всегда под силу даже опытным правоведам. Поэтому представляется очень важным недавнее решение Верховного суда по поводу одного из таких контрактов. В этом решении дано точное разъяснение, когда договор можно изменить, а когда нельзя.

Предметом рассмотрения Судебной коллегии по гражданским делам ВС стал брачный контракт, заключенный не перед свадьбой, а спустя годы совместной жизни супругов. Супруг подписал документ легко, но, когда семья распалась, посчитал себя обиженным, осознав, какая часть семейного добра достается ему по брачному договору. Поэтому бывший муж пошел в суд и попросил признать контракт недействительным. Ему даже удалось убедить местных судей в своей правоте. Но Верховный суд с этим не согласился.

Яблоком раздора стала квартира. Ее супруги приобрели через год после свадьбы. Спорная жилплощадь была куплена частью за счет общих денег, но в основном за счет кредита. Кредит брала супруга, а поручителем выступал муж. Спустя полгода жена взяла еще один кредит. И вновь поручителем был муж. Полученные от банка деньги пошли не только на квартиру, но и на мебель, бытовую технику, ремонт нового жилья. Записали квартиру на жену.

Прошло семь лет, и супруги подписали брачный договор, по условиям которого квартира в случае развода становилась собственностью жены. Еще через год брак распался. После развода бывший муж пошел в суд. Он заявил, что брачный договор в пункте, касающемся квартиры, ущемляет его права. Поэтому данный пункт надо отменить, а жилье поделить пополам, как приобретенное в браке. Суд истцу отказал, а вот апелляция – Краснодарский краевой суд – это решение отменила, квартиру признали совместным имуществом, ну а брачный договор – недействительным.

Ответчица в свою очередь с таким решением не согласилась и обратилась в Верховный суд. Там дело изучили и сказали, что апелляция была не права. В брачном договоре супругов было записано, что любое недвижимое имущество, которое муж и жена когда-нибудь приобретут, в случае развода достанется тому, на кого оно будет записано. Про квартиру, купленную в браке, есть отдельная запись о том, что она после развода переходит в исключительную собственность жены. В этом же договоре сказано, что другое имущество – машина и гаражный бокс – записано на мужа и переходит в его собственность.

Первый суд пришел к выводу, что сам брачный договор соответствует закону и что условиями договора муж не поставлен, как он пишет, “в крайне неблагоприятное положение”. Кстати, суд заметил, что несоразмерность дележа имущества не является основанием для признания договора недействительным. А еще суд подчеркнул, что ответчица соблюдает условия брачного договора – она сама и за свой счет выплачивает кредит за жилье. А у мужа вообще-то есть еще квартира.

Фото: Depositphotos

Апелляция же, отменяя это решение, заявила, что муж по кредитам был поручителем, свою квартиру продал и часть денег отдал за новое жилье. А передача жилья по брачному договору бывшей жене полностью лишает экс-мужа права на имущество.

Верховный суд с такими выводами не согласился. Он напомнил о Семейном кодексе, по которому брачный договор можно заключить не только на уже имеющееся имущество, но и на будущее. Вступает в силу договор после его нотариального утверждения. Но при этом договор не может ограничивать дееспособность супругов, их право идти в суд и регулировать неимущественные отношения. Нельзя брачным договором регламентировать отношения друг с другом и с детьми, запрещено ограничивать право нетрудоспособного нуждающегося супруга на получение содержания, а также (на что и ссылался истец) нельзя ставить супруга в “крайне неблагоприятное положение”. В общем, запрещено все, что противоречит семейному законодательству.

Действительно, суд может признать брачный договор недействительным, если по этому договору один из супругов оказывается в тяжелой ситуации. Это подчеркивается и в материалах специального пленума Верховного суда – “О практике судов по расторжению браков” (N 15 от 5 ноября 1998 года). Там сказано, что брачный договор не должен ставить человека в то самое “неблагоприятное положение”, например, лишая его всего имущества или делая бедным из-за “существенной непропорциональности” дележа общего имущества. В рассматриваемом же нами случае истец в такую категорию, по мнению Верховного суда, не попадает.

Ссылка на основную публикацию